Пока свободою горим

07:00 — 20.03.2014

Ирина Никитина

Жизненный принцип Виталия Николаевича Сысоева: никогда ничего не бояться и не просить.

Жизненный принцип Виталия Николаевича Сысоева: никогда ничего не бояться и не просить.

Автор фото: Фото автора

Пока свободою горим

07:00 — 20.03.2014

Ирина Никитина

Кто бы мог подумать, что коренной автозаводец художник-портретист Виталий Николаевич Сысоев будет вспоминать годы работы в общеобразовательной школе как лучшее время своей жизни. Школе он посвятил ни много ни мало, а 37 лет.

Дело в том, что Виталий Николаевич просто любил ребятишек, и они отвечали ему взаимностью, любил свою работу, относился к ней творчески и никакие «цеу» и требования чиновников отделов народного образования всех уровней не признавал. Поступал так, как считал нужным, ни перед кем не пасовал и не прогибался. Да и ему ли, одному из самых первых моржей нашего города, спортсмену-разряднику по пяти видам спорта (акробатическим прыжкам, спортивной гимнастике, силовой акробатике, тяжелой и легкой атлетике), четыре года прослужившему во флоте в Североморске, не однажды сталкивавшемуся со смертельной опасностью и чудом, а то и силой воли и характера избежавшему ее, кого-то бояться?

Мальчишкой Виталий Сысоев занимался в автозаводской изостудии. Затем поступил в Горьковское художественное училище, но окончил его уже после срочной службы.

— Четыре месяца до защиты диплома оставалось, я уже и госэкзамены сдал, а тут вышел приказ в 1955 году, и меня забрали во флот на пять лет, — вспоминает Виталий Николаевич. — Правда, я раньше вернулся — Хрущев срок службы во флоте до четырех лет сократил. Служил артиллеристом на эсминце, потом на крейсере, ходил в Баренцевом море, стрелял из всех видов орудий, был снайпером при высадке боевого десанта.

После защиты диплома в училище выдержал конкурс 30 человек на место в Московский полиграфический институт. Учился там, что называется, взахлеб. Так ему всё было безумно интересно! После института работал по договору в Волго-Вятском книжном издательстве художником-графиком по оформлению книг ретушью. Иллюстрировал в основном военно-патриотические произведения. Книги Кудиса, Кина, Бережного до сих пор хранятся у него с надписями благодарных авторов. Одновременно работал в средних школах на Автозаводе учителем рисования и черчения.

— Мы слушали классическую музыку, мастеров художественного чтения на уроках ИЗО, — рассказывает Виталий Николаевич. — Однажды районо, гороно и облоно решили меня разгромить. Вот, мол, нашелся выскочка! Пришли 42 человека, и все-такие важные, ко мне на урок, специально подобрав пятый класс. Я же только первые полгода с теми ребятишками занимался!.. Первые пять минут — провал. Дети-то боятся — такая масса постороннего народа!.. Тогда я и говорю: «Ребятки, красотулечки вы мои! Неужели вы не понимаете, что я похвалился, какие вы у меня замечательные ученики, какие вы у меня умницы-разумницы?! Но никто не верит. Так вы же меня и себя подводите!..« — и пятиклашки заулыбались. А я продолжаю: «Итак, начнем: выражение мысли через наброски простым карандашом, фломастером, шариковой ручкой, чем угодно, а потом краской разукрасите. Налейте водички, кому надо…» И сказку «Дюймовочка» на музыку Грига включаю — актеры читают так, что просто чудо! «Брекекекс! Кто такой?» — спрашивают. Отвечаю. «Смотрите только у меня, в штанах его рисуйте, а не без штанов. Ишь, вы какие!.." Все: «Ха-ха-ха!» — «А мама какая!.. Уж на что лягушонок?! Но как она его любит! Любая мама любит свое дитя, каким бы оно ни было, — говорю. — А музыка какая, вы только послушайте!» — и про композитора им тут же рассказываю… Так они мне за урок сделали самое малое по десять набросков! Забыли про всех посторонних. Так прошел первый урок, а на втором — анализ. Опять включил пластинку, рассказываю… Все довольны, красота, и опять по 10–15 набросков мне сдали.

Одним словом, как ни старались проверяющие уличить Виталия Николаевича в нарушении приемов обучения ребятишек азам изобразительного мастерства, так им это и не удалось. Результаты были на виду. А в смысле дисциплины даже и сказать ничего не могли. Все дети на его уроках были предельно увлечены, все погружены в дело. У других с уроков сбегали, а у него — никогда. Наоборот, даже злостные нарушители просились на уроки Сысоева.

А еще одним нравилось позировать, а другим — смотреть, как он делает наброски портретов девчонок и мальчишек. Знали, что наутро эти портреты, выполненные пастелью и в рамочке, он в школу принесет и повесит в классе на стену, а потом и подарит.

— Мне-то они зачем? Им приятно, а я руку набивал. Я же профессионал и не должен киснуть, — говорит Виталий Николаевич.

И не скрывает, что от работы в школе он только удовольствие получал. А его ученики первые и вторые места на районных, городских и областных выставках занимали, и их работы в Выставочном зале на площади Минина и в других местах экспонировались. Вот вам и нарушение методики!

1269

Комментирование данного материала запрещено администрацией.