Сколько в сердце осталось заноз

07:00 — 06.03.2014

Сколько в сердце осталось заноз

Автор фото: Наталья Ермакова

Сколько в сердце осталось заноз

07:00 — 06.03.2014

В феврале и марте у Тамары Яковлевны Капитановой, можно сказать, сплошные праздники. Только день рождения отметит, глядишь, уже и 8 Марта на подходе. А на нынешний день рождения — особенный, юбилейный — еще и старший сын из Ленинграда (она по-прежнему так Петербург называет) приехал. Офицер-подводник, между прочим, капитан 3-го ранга. В отставке. То-то радости было!

— Сережа у меня замечательный. Каждый раз к моему дню рождения послание сочиняет, — улыбаясь, признается Тамара Яковлевна. — И нынче опять всю мамину судьбу в стихах описал, все занозы, что в сердце остались, припомнил. А они, как вы понимаете, сами собой не появляются. Жизнь у меня и впрямь непросто сложилась. Родилась в 1939-м на Украине, в Старо-Константинове, в семье военнослужащего Якова Петровича Алейникова. Он танковое училище в Полтаве окончил. Познакомились родители в Краснодаре, где гарна украинка Ольга Чередник (моя мама) медучилище заканчивала.

Потом папа на финскую ушел, а мама нас с сестренкой в охапку (мы — близняшки) — и в Сестрорецк, к тете, которая ее воспитала. Когда война началась, мы там и остались. У мамы я и Валюшка на руках, у тети своих двое. Да и некуда было ехать. Спустя какое-то время нас в Ленинград, в Выборгский район переселили. Там мы первую блокадную зиму пережили.

Эту ленинградскую коммуналку и страшные картины зимы 41-го, а после 42-го Тамара Яковлевна, конечно, в основном по рассказам матери знает. Ей ведь тогда 2–3 годика было. Но кое-что и ее детская память помнит. Как мама, уходя на работу (она сандружинницей стала), их с сестренкой в большой белый платок укутывала и кусочки хлеба на диване оставляла. Платок этот долго еще в семье хранился как драгоценная реликвия, а к хлебу особое отношение так на всю жизнь и осталось.

— До сих пор все крошки со стола соберу. Может, потому, что мама всегда так делала, а может, просто ничего слаще хлебушка в детстве не ела… Да и было ли оно, детство? Ведь я за все блокадные дни ни разу не засмеялась…

В 43-м их эвакуировали в Казахстан. Здесь, в Акмолинске, их и нашел отец, который давно уже не подавал о себе весточки. Оказалось, воевал на II Украинском фронте, был ранен, контужен, едва не сгорел в танке. Потом они все вместе уехали на Урал. Ольга Гавриловна с девочками поселилась в Свердловске, пошла работать в военный госпиталь, а ее любимый муж опять уехал служить — в Ташкент, в Самарканд, в Ашхабад, людей спасать после землетрясения. Когда в Красноводск назначение получил, снова с собой их забрал. Пришлось девчонкам еще раз школу менять и даже туркменский язык учить.

— Знаете, Сережа однажды про друзей-подводников написал: «Мы за наградами не шли, героями считать не надо». А мне кажется, что это и про моего отца строки. Он тоже никогда о наградах не думал, а орден Ленина в мирное время заслужил, — говорит Тамара Яковлевна. — Сын всегда с деда пример брал.

Школу Тамара оканчивала уже в Горьком. Потом были пединститут, работа в сельской школе, замужество, переезд в Киров. Здесь они с Володей десять счастливых лет прожили, сыновья на свет появились. А дальше была Тюменская область: Урай, Сургут, Нижневартовск, Когалым… На целых двадцать лет Сибирь их с мужем затянула.

— А что поделаешь? Я ведь за строителя замуж вышла, — вздыхает моя собеседница.

Не всегда семья была вместе. Младший, Алеша, в основном у бабушки с дедушкой жил, он слабенький рос. А Сережа после 8-го класса в Нахимовское поступил. Тамара Яковлевна вернулась раньше мужа — родители уже нуждались в уходе. Еще два года воспитателем в школе-интернате проработала, а потом на пенсию вышла и стала просто мамочкой. Алеше на ноги встать помогала. Сережа-то к тому времени уже Высшее военно-морское училище оканчивал. Потерю мужа пережила тяжело. Ему ведь всего 60 было…

Когда появилась общественная организация «Жители блокадного Ленинграда г. Нижнего Новгорода», ее жизнь наполнилась новым содержанием.

— Ленинградское братство всех нас сплотило, заставило думать друг о друге, заботиться, — рассказывает Тамара Яковлевна. — В 90-е годы, помню, сами кулечки со сладостями, продуктами (спасибо спонсорам) по домам разносили. Сейчас-то в магазинах все есть. Но с днем рождения поздравить никого не забываем. Праздник наш январский, конечно, тоже вместе отмечаем.

Жаль, редеют наши ряды. Вся надежда на потомков, которые продолжат наше дело.

1174

Комментирование данного материала запрещено администрацией.