Метр личного фронта

07:00 — 20.02.2014

Тянуть трудно, но надо: метр за метром.

Тянуть трудно, но надо: метр за метром.

Метр личного фронта

07:00 — 20.02.2014

Когда в тридцатиградусные недавние морозы стекленели деревья в лесу, эти мальчишки ставили в нем палатку, готовили дрова и разводили костер. А потом, за обе щеки уплетая нехитрый провиант, смеялись и дурачились, корча рожицы длиннющему температурному минусу.

Смех сквозь холод

Это понятие - метр личного фронта - я впервые услышала от своего приятеля - мастера спорта по пауэрлифтингу, бронзового призера чемпионата России, просто правильного по жизни человека и настоящего мужчины Эдуарда Гореева. Так вот, как-то летом он начал выходить во двор и заниматься на турнике. К нему стала подтягиваться местная детвора. Вместо того чтобы идти пить пиво, ребята шли заниматься. У некоторых это вошло в привычку. Так Гореев до сих пор держит свой метр личного фронта.

Свой держит вот уже почти 20 лет и Сергей Кулагин, создавший в сумасшедшем 1995 году один из первых в Нижнем Новгороде военно-патриотических клубов для подростков «Щит». Это его мальчишки меньше месяца назад смеялись над трескучим на истоках Керженца, у села Белбаж Семеновского района. Это они, вернувшись, рассказывали тем, кто остался в городском комфорте, как им там было здорово. Как на следующий после ночевки в лесу день отогревались в воскресной школе, вместе с Сергеем Алексеевичем пели песни под гитару, разговаривали о жизни. Дальше - подъем на колокольню местного храма. Инструктор клуба, сам один из первых его воспитанников, юрист Максим Шариков недавно где-то выучился на звонаря. Никто из ребят еще не слышал звона колоколов так близко.

Они рассказывали, а Кулагин улыбался. Потащил их в зимний лес, чтобы проверить, кто чего из них стоит. А они взяли да и прошли испытание. Все. И те, кто занимается в «Щите» уже несколько лет. И те, кто пришел сравнительно недавно, но не испугался принять этот бой с трудностями. Насмотревшись за эти годы на разных детей, Сергей не сомневается: его пацаны вырастают настоящими мужчинами.

Со «щитом», чтобы не на щите

Признаюсь, с Кулагиным мы знакомы все эти двадцать неполных лет, давно на ты, можно сказать, дружим. И сегодня у меня нет к нему никаких вопросов из серии «Зачем тебе это нужно?». Зачем три раза в неделю спешить после работы не домой, а к пацанам, на тренировку. Зачем тратить законные отпуск и выходные на то, чтобы сводить их в очередной поход или свозить на сборы. Тогда же, в далеком 1995-м, они, эти вопросы, были. А он просто рассказал, что не может смотреть на то, как наши мальчишки возвращаются покалеченными из Чечни или вообще не возвращаются. Он знал, о чем говорит, о чем болит душа: в свое время на его долю выпал горячий Афган. И он тоже был там, на той войне, под Чарикаром, обыкновенным солдатом-срочником 45-го инженерно-саперного полка.

До сих пор перед глазами: перевал Саланг, с гор спускается группа. Молодому лейтенанту отрывает ногу, а он ее все время хочет приставить обратно. Десятки лет снился ему этот сон. Только вместо того лейтенанта был в нем сам Сергей.

– Тогда, двадцать лет назад, вспомни: все занимались политикой, до подростков никому не было никакого дела, – говорит он сегодня. – В Чечню многие ребята уходили неподготовленными – пушечное мясо. Мы в Союзе ветеранов Афганистана задумались: как же так? Выполнить свой долг с честью – это хорошо. Но ведь надо еще вернуться живым и здоровым. Собственно, так и появился «Щит».

Уроки честности и чести

На первое занятие пришло 70 человек. Он даже растерялся: что же с ними делать? Но именно тогда Сергей увидел, как на самом деле нужно пацанам, чтобы рядом был человек, который может их чему-то научить, подсказать, выслушать. Многие из тех, первых воспитанников уже успели попробовать наркоты и прочих «радостей» жизни. А он гонял их на тренировках, показывал, как устроен автомат, приемы рукопашного боя и требовал дисциплины. Но потом понял: не все из них станут военными или спортсменами. Да и не нужно всем. Главное, чтобы выросли достойными людьми. И постарался преподнести им как можно больше уроков, которые пригодятся не только в армейской службе, но и в гражданской жизни. А для этого нужно расширять кругозор, давать знания по истории, географии. Учить кататься верхом, прыгать с парашютом, управлять автомобилем. Наконец, правильно общаться – со старшими, со сверстниками, с младшими. Кулагин учил их, а они – его.

– С детьми ведь не забалуешь, – улыбается Сергей. – Они тебе будут доверять, только если с ними будешь предельно честен.

Круги на воде

Именно честность во всем для Сергея – основа воспитания настоящих мужчин. Его ребята это хорошо усвоили. Когда у нынешних инструкторов «Щита», взрослых людей, пришедших когда-то сюда на занятия мальчишками, появилась в свое время возможность не ходить в армию, они искренне недоумевали: «Сергей Алексеевич, как же мы с ребятами заниматься будем? Как говорить об оружии, если сам не держал его в руках?» Сегодня уже и для них работа с пацанами стала делом жизни. Это как круги на воде.

Для тех, кто прошел школу клуба, пообщавшись в походах, на сборах, соревнованиях с инструкторами, многое становится понятным в этой жизни. Просто всё встает на свои места. И уже Сергей удивляется, как по-взрослому пятнадцатилетние мальчишки начинают себя вести и рассуждать.

– Знаешь, мы часто разговариваем с ними о том, что такое Родина, – говорит Кулагин. – У нас даже направление такое есть – Отечествоведение. И меня поражает, что они сами начинают говорить по этому поводу. Они не воспринимают Родину как какое-то высокопарное или чисто территориальное понятие. Говорят о том, что это, прежде всего, близкие, друзья, любимые места. Ведь, например, у украинцев, поляков, словаков это слово переводится как семья. Кто-то вспоминает, кем были его предки, и уверен, что Отечество – это знание своих корней, своих истоков. Не поверишь: иногда мне кажется, наши дети могут рассказать о Родине больше, чем некоторые взрослые.

Почему же не поверю? Очень даже поверю, зная, что всё это значит для самого Сергея и как он может об этом сам говорить. Или – петь под гитару.

Нормальные герои всегда идут в поход

Впервые два года назад потащив мальчишек в зимний поход, Кулагин не знал, что из этого выйдет. Ехали в село Убежицы Богородского района на павловском дизеле. 52-й километр. Когда они толпой вывалились из вагона в белоснежный безлюдный лес и сразу же провалились по пояс в снег, пассажиры смотрели им вслед с нескрываемым недоумением: «Боже, куда они?» А ребята вернулись через день домой другими. Родители не понимали: «Что вы с сыном сделали? Он уехал ребенком, а приехал взрослым».

Они взрослеют каждый раз после поездок в те же Убежицы перед 9 Мая. Это уже традиция – отправляться туда, чтобы привести в порядок местные обелиски погибшим воинам, убрать территорию рядом. И потом, там же, горная подготовка в местных карьерах – еще одно направление «Щита». На месте отрабатывают скалолазание, топографию, ориентирование… На получаемые время от времени гранты закупают необходимое снаряжение и… берут на сборы ребят из области. Своим помогает местная администрация.

«Щит» – это и кикбоксинг, и приемы рукопашного боя, и огневая подготовка, и походы на байдарках, и школа выживания, и прыжки с парашютом… Несколько лет назад, когда поутру мужская часть семейства Кулагиных – сам Сергей и его взрослые уже сыновья Андрей и Роман – собралась на аэродром, жена и мама Алена встала у двери: «Все трое с парашютом? Не выпущу!» Выпустила. Как говорит Сергей, улыбаясь, – после некоторых переговоров.

Правильно дышать

Своих сыновей он тоже сумел воспитать настоящими мужчинами. Они занимались у него в клубе, хотя здесь, скорее всего, главное – личный пример отца. Кулагин согласен: воспитывать, прежде всего, должна семья. И тут же вздыхает:

– Лад, а ты много видишь сейчас благополучных семей? Даже если они полные, с мамой и папой?

И я не могу с ним не согласиться. Увы, не так много, как хотелось бы. Но ведь мальчишкам это нужно – видеть перед собой пример настоящего мужчины. Тем, кто занимается в «Щите», повезло – если не дома, то хоть здесь. Сейчас ребята с нетерпением ждут лета, чтобы снова отправиться на Керженец: у них появился комплект водолазного снаряжения.

– Конечно, полным погружением это назвать сложно, – смеется Сергей. – Там всего-то метра полтора глубины. Но азы ребята получают. Понимают, как это происходит, как правильно дышать под водой, как сигналы подавать…

Он учит их правильно дышать не только под водой, но и в жизни. Это его, кулагинский, метр личного фронта, на котором он должен сделать всё, чтобы из нескладных мальчишек воспитать настоящих мужчин. Не надоело ли за столько лет? Он лишь пожимает плечами в ответ:

– Наоборот. Хочется сделать еще больше. Хочется дольше оставаться с ними на равных. Может, для меня это эликсир молодости. Способ не стареть.

Теги: Общество

1451

Комментирование данного материала запрещено администрацией.