Абонент всегда доступен

07:00 — 20.02.2014

В реестре наград генерала Шаева есть особенная – медаль «За отвагу». Ей награждают за личное мужество.

В реестре наград генерала Шаева есть особенная – медаль «За отвагу». Ей награждают за личное мужество.

Абонент всегда доступен

07:00 — 20.02.2014

9 марта 2005 года. Этот день он не забудет никогда. Две жизни оказались в его руках — бывалого преступника и заложницы. После семи часов изнурительных переговоров он лично принимает решение о штурме. И, в случае необходимости, ликвидации бандита. Может быть, одно из самых сложных решений в своей жизни. Но не единственное. Их Ивану ШАЕВУ, начальнику Главного управления МВД по Нижегородской области, приходится принимать не просто ежедневно — круглосуточно.

«Скучный» график

…В свой кабинет он проходит почти по безлюдным коридорам Управления. На часах — 7.40. Основная масса работников заступит на службу в 9.00, но до этого нужно успеть провести несколько непубличных «ритуалов». Подготовиться к приему дежурства — он начнется в 8.30. А в 8.10 ежедневно у Шаева на докладе о дорожной обстановке за сутки начальник ГИБДД.
— Вам будет скучно, — хитро улыбаясь, предупреждает Иван Михайлович нас с фотокором, напросившихся понаблюдать за его полицейской «кухней». — Совещания, заседания, решение хозяйственных вопросов… Бывают еще выезды в территориальные подразделения, но сегодня в графике их нет.
Вот так, всё по графику. Каждый день во многом похож на другой. А вот таких запоминающихся, как тот, 9 марта… Кстати, дело было, когда Иван Шаев работал в должности первого заместителя начальника ГУВД по Московской области. К нам он назначен на службу три года назад именно оттуда. А до этого — Омск, родные места.
— Это был особенно тяжелый переезд, — признается он.
— Так в столицу же. Вроде как почетно, — искренне не понимаю.
 — А что столица? — пожимает плечами собеседник. — Сразу пришлось решать огромное количество вопросов — по работе, выстраиванию отношений, обустройству семьи… Мне было уже за 40, и я ехал в абсолютную неизвестность.

Как батальон на марше

…Из Омска он уходил сознательно на понижение в должности.
— Свербило, — не скрывает Шаев. — Но дети переезжали в Москву учиться. Хотелось быть рядом, помочь…
…Мы спускаемся из его кабинета в сердце Управления — в дежурную часть. Чтобы теперь уже спокойно понаблюдать за работой.
— Товарищ генерал, во время дежурства серьезных происшествий не зарегистрировано, — молниеносно вскакивает со своего места дежурный смены.
— Продолжайте работу, — тихо, без намека на высокомерие и начальственные нотки, отвечает Иван Михайлович.
— Вы при журналистах только такой? — замечаю на это его спокойствие. — Мне говорили, Шаев — руководитель жесткий…
— Правильно говорили, — улыбается он в ответ. — А каким должен быть человек на моем месте?
— Только вот не пойму: это черта характера или по должности положено?
— Вы правы: некоторое раздвоение происходит, — кажется, он произносит это с едва скрываемым сожалением. — Как просто Иван Михайлович я могу поступить так, а как начальник Главного управления МВД по региону, бывает, обязан поступить иначе. Хотя случаются исключения: иду навстречу людям. Но быть добрым за счет службы нельзя. Работать должен тот, кто хочет работать.
Кстати, сразу после его назначения многие думали: ну вот, сейчас начнется… Как говорится, новая метла… Но в областной полицейский Главк вслед за Шаевым не потянулись «его» люди.
— Я всегда предпочитаю работать с теми, кто есть, — объясняет он. — По ходу смотреть — от кого-то избавляться, кого-то повышать. Очень важно, чтобы местные сотрудники видели, что у них есть возможность для роста. Только служи честно.
— Вы так естественно произнесли это слово — «избавляться»… Легко с людьми расстаетесь?
 — Смотря с какими, — генерал невозмутим. — Как говорится, помоги способному, а бездарь сам пробьется. Конечно, когда уходят нормальные люди, переживаю. Правда, возможности переживать долго у меня нет. Здесь как батальон на марше: хоронить погибших некогда, нужно идти вперед. Но не по головам и не по трупам, ни в коем случае. Это не мой вариант.

Держит вера… А что же еще?

…Не знаю, но я почему-то ему верю. Мы поднимаемся в его кабинет. В окно холла перед приемной заглядывает золотистым куполом с крестом небольшая часовенка Покрова Богородицы из красного кирпича.
— Мы сходим туда, когда она откроется, — обещает Шаев. — А пока на Крещение Главк освятили. Погоняли тут всякую нечисть, — шутит генерал.
— Должна быть вера, стержень, — продолжает уже серьезно. — В конце концов, это дань памяти предкам, которые перед каждым делом сперва молились.
Для него это внутренняя потребность. Иван Михайлович говорит о том, что старается каждое воскресенье выбраться в храм, и публичная начальственная жесткость в нем отступает, уступая место чему-то глубокому, очень личному.
 — Только это силы и дает, — признается. — Конечно, и семья, и успехи детей, и внуки. Но во главе угла в любом случае вера. Потому что ничего в жизни не происходит без Божьего благословения. Любые достижения. На свете масса людей умнее, образованнее, профессиональнее, но судьба выбрала, например, для этой должности меня…

24 часа на службу

…У кабинета уже очередной аншлаг — с докладом ждут руководители подразделений. А он смотрит на нас несколько виновато: мол, простите, это закрытое совещание.
— Формально ваш рабочий день заканчивается, наверное, в 18.00? — вопрос звучит практически ёрнически.
— Наверное, — в тон, смеясь, отвечает Шаев. — Но я на связи все 24 часа.
— 24 часа в форме. Не расслабишься…
— Ну я же не с лейтенантов занял эту должность. Это десятилетиями вырабатывается.
Не могу не согласиться. Тем более, у него за плечами руководство практически всеми ключевыми службами МВД — подразделением по борьбе с экономическими преступлениями, штабом, управлением по борьбе с организованной преступностью (между прочим, в лихие 90-е). Шесть с половиной лет в Подмосковье — первым заместителем начальника ГУВД по Московской области, начальником криминальной милиции. До этого два года в должности начальника районного управления, где его вотчиной были три города — Мытищи, Лобня, Долгопрудный. В год только количество убийств в области доходило до 1640.Огромный вал, серьезные преступления.
Так что 24 часа на связи для него — действительно дело привычки. И случаев из серии «абонент недоступен» у него нет и быть не может. Даже в отпуске, когда, кажется, все мысли заняты внуками. Заходит речь об этих мальчишках, и Иван Михайлович даже улыбается как-то иначе. Но при этом бросает взгляд на часы: около 20.00 на доклад придет начальник уголовного розыска. И снова — обсуждения, принятие решений… Это тоже ежедневная процедура. В «скучном» графике. На прощание генерал, улыбаясь, протягивает руку:
— Разрешите продолжать работу!
 Ну что тут сказать? Разрешаем.

Накоротке

— Идеальный подчиненный для вас?

— Профессиональный, инициативный, требовательный, коммуникабельный.

— Чего не приемлете в коллегах?

— Подлости. Я должен знать: тот, кто со мной, если не прикроет спину, то, по крайней мере, не ударит в нее ножом.

— Последняя прочитанная книга?

— В последнее время читаю православную литературу. Сейчас со мной старец Паисий Святогорец. Пять книг, в которых ни слова устаревшего. В них вопросы и ответы на каждый сегодняшний день.

— Фильм, который не устаете смотреть?

— Наше старое советское кино: «Добровольцы», «Высота», «Афоня»…

— Принцип, от которого никогда не отступите?

— Никогда не дам себя унижать, от какой бы величины руководителя это ни исходило, публично или один на один. Это вопрос самоуважения.

Теги: Общество

1761

Комментирование данного материала запрещено администрацией.