Национальная валюта

07:00 — 06.02.2014

Как низко падет рубль?

Как низко падет рубль?

Автор фото: Юрий Правдин

Национальная валюта

07:00 — 06.02.2014

Январская девальвация рубля оказалась столь заметной и ощутимой, что заинтересовала уже не только финансистов и экспертов от экономики, но и рядовых обывателей, сразу же заподозривших худшее. Обыватели кинулись скупать валюту, банкиры и спекулянты- играть на скачках курса, а чиновники и эксперты заспорили о целесообразности подобной политики и влиянии курса национальной валюты на национальную экономику. Споры уже вышли за пределы узкого круга экспертов и вместе с девальвацией докатились до широкой общественности.

Бес паники

Вообще, ничего нового в этой девальвации нет — просто за последние годы население несколько отвыкло от подобных колебаний курса. С начала года доллар вырос выше психологически важной черты в 35 рублей, преодолев максимум с 2009 года. Евро обновил исторический рекорд, достигнув 48 рублей. По итогам января 2014 года доллар прибавил к рублю 7,2%, евро — 5,1%. Снижение рубля в январе стало рекордным с мая 2012 года.

Ослабление национальной валюты тут же спровоцировало рефлекторную скупку гражданами долларов и евро. В памяти многих все еще сидит старый страх 1990-х, когда рубль обесценивался на глазах, становясь не дороже туалетной бумаги, а инфляция превращала и то, что осталось, в бесполезный хлам. Сейчас, при первых устойчивых слухах о новом падении национальной валюты, известная часть граждан тут же бежит менять рубли на доллары, провоцируя дальнейшее ослабление рубля.

До паники в этот раз дело не дошло, но известный ажиотаж наблюдался. В некоторых банках и обменных пунктах спрос на зарубежную валюту явно превышал предложение. Настолько, что ответственные чиновники даже сочли нужным выступить со специальными заявлениями, смысл которых сводился к тому, что скупать сейчас валюту, дабы спасти сбережения, не лучший вариант. Во-первых, можно сильно потерять на разнице курсов — продавцы, почувствовав спрос населения, стали безбожно завышать обменный курс в свою пользу. А во-вторых, рубль скоро отыграет свое падение, и тогда все, кто скупал сейчас валюту на пике ее стоимости, окажутся в… как бы помягче сказать… В проигрыше. Не разбираясь в законах финансового рынка и не являясь профессиональным игроком на этом поле, лучше в этих играх не участвовать вовсе. Потому что шанс проиграть гораздо выше, чем если вовсе ничего не делать.

Политика регулятора

В сущности, не только обыватели, но и профессиональные финансисты, эксперты с многолетним стажем не могут сейчас вполне определиться с политикой Центробанка. Заявления руководителей ЦБ крайне скупы и осторожны и не дают особой информации для прогнозирования политики регулятора в отношении валютного курса и процентных ставок. Заявления чиновников финансово-экономического блока правительства и вовсе порой противоречат друг другу, оставляют ощущение, что единой согласованной политики по валютному курсу у ЦБ и кабинета министров до сих пор не выработано. Во всяком случае, одни правительственные чиновники уже советуют ЦБ не допускать таких резких колебаний курса, а другие и вовсе призывают подождать с переводом рубля в режим свободного плавания с начала следующего года. Никто не знает сейчас, к чему приведет подобный шаг. И рисковать не хотят.

В ЦБ, однако, по крайней мере официально, от своих планов пока не отказываются и с 2015 года собираются отпустить рубль в свободное плавание. Заявления заявлениями, но на практике, конечно, полностью самоустраниться Центробанку от поддержки валютного курса не удастся. Это не только финансовый вопрос, но и политический. Ситуация на российском, да и мировом финансовом рынке по-прежнему очень нестабильна, и рисковать постоянными скачками курса или возможными массированными атаками на рубль, подобным той, что устроил против британского фунта Джордж Сорос в 1992 году, власти не захотят. Не только политические, но и финансовые. В условиях подобных постоянных рисков не только гражданам и предприятиям будет сложно выстраивать планы на будущее, но и бюджет-то толком не сверстать. Так что поддерживать определенный курс валютными интервенциями ЦБ будет. Другой вопрос, насколько у него хватит возможностей? И на какой именно курс?

По фактической погоде

Возможности Центробанка далеко не безграничны, и курс рубля зависит отнюдь не только от него одного. В нынешнем ослаблении национальной валюты задействовано много факторов, из которых внешние играют далеко не последнюю роль. Сворачивание программы выкупа активов Федеральной Резервной Системы США стало сигналом для ключевых инвесторов выводить капиталы с развивающихся рынков обратно в США и Европу. В результате пошли вниз валюты практически всех развивающихся стран — Турции, Бразилии, Индии, Индонезии, ЮАР. Правда, в отличие от российского регулятора центробанки этих стран пытались поддержать свои национальные валюты повышением ставок и активными интервенциями, но особо не преуспели. Курсы их валют падали синхронно с рублем, а подчас и гораздо сильнее, так что недооценивать влияние крупных инвесторов и международного капитала на курсы национальных валют не стоит.

Другое дело, что нынешнее ослабление рубля и ЦБ, и правительству в какой-то степени даже выгодно. Девальвация снижает дефицит федерального бюджета, позволяя облегчить нагрузку на казну. Зарплаты и пенсии в реальном выражении снижаются, что в номинальном выражении позволяет их выплачивать полностью и без задержек. Ослабление национальной валюты на руку экспортерам и тем предприятиям, что напрямую конкурируют с импортом на отечественном рынке. Импорт подорожает, что, по идее, должно способствовать развитию отечественного производства и импортозамещению. Плюс увеличение выручки от экспорта. Но даже если все эти меры и сработают, то эффект от них будет не раньше чем через 1,5–2 года, тогда как негативные последствия ослабления рубля сказываются уже сейчас. И ЦБ, похоже, до сих пор не определился со стратегическим курсом или не готов объявить о нем открыто. Складывается впечатление, что регулятор работает по фактической погоде — поддерживая или ослабляя рубль, руководствуясь лишь требованиями текущего момента.

Прямая речь

Наш рубль — это рыночная валюта, и цена на нее в долларах или евро не устанавливается административно, а формируется под влиянием рыночных факторов. Основное правило: чем сильнее экономика, тем сильнее национальная валюта, и это не у нас рубль слабел, а происходило удорожание евро и доллара по отношению ко всем валютам развивающихся рынков.

Председатель Центрального банка Эльвира Набиуллина.

Наша экономика так или иначе больше ориентирована на низкий курс рубля, чем на его укрепление. На наш взгляд, для экономического роста лучше более низкий курс.

Заместитель министра экономики Андрей Клепач.

Да, страдают потребители, люди начинают меньше получать денег в сравнении с международными валютами, но стоимость труда снижается, соответственно, дешевеют товары, производимые в нашей стране. Это помогает образумиться стране и поднять конкурентоспособность товаров.

Президент промышленного союза «Новое Содружество» Константин Бабкин.

По страницам СМИ

«… Январская девальвация снижает дефицит федерального бюджета. Это значит, что все разговоры о невыполнимости «майских указов» — неправда. Все повышенные социальные обязательства будут профинансированы. Да, подешевевшими рублями, но будут».

«Ведомости».

«Резкое удорожание доллара и евро вызвано в основном событиями на внешних финансовых рынках, так что коррекция курса рубля в самое ближайшее время вполне вероятна. Но в длительной перспективе российская валюта будет обесцениваться: слабеющий платежный баланс и стагнирующая экономика потянут его вниз».

«Эксперт».

Экспертное мнение

— Есть два вопроса, ответа на которые нет. Вопрос первый: какая в нашей стране экономическая политика? Вопрос второй: нужно ли в рамках этой политики проводить девальвацию? Нужно отдать должное нашему правительству и ЦБ. Они ухитрились сделать так, что ответа на ключевой вопрос — можно или нельзя — дать нельзя.

Президент компании экспертного консультирования «Неокон» Михаил Хазин.

Теги: Экономика

1745

Комментирование данного материала запрещено администрацией.