Поэт преобразует безлюдные места на Ветлуге

07:00 — 30.01.2014

Николай Рымин

Поэт преобразует безлюдные места на Ветлуге

07:00 — 30.01.2014

Николай Рымин


Шесть лет, прожитых на пустынных берегах бывших Поташного и Нижника, что в 30 км выше по Ветлуге Варнавина, ближе к Ветлужскому району, не прошли напрасно ни для него, ни для Верхнего Варнавинского Поветлужья.

Конечно, речь не о глубоких преобразования, а творческих и человеческих.

Помню, как мы с ним познакомились, а потом и крепко подружились.

На Варнавину годину фонд покойного митрополита Нижегородского и Арзамасского Николая привез большую выставку: служебное одеяние, фотографии. Почти одновременно отмечалась 10-я годовщина со дня смерти митрополита. А он любил Варнавии, Варнаву. Именно благодаря ему на территории порушенного Троице-Варнавина монастыря была построена в районе первая деревянная церковь: уютная и красивая. На стене — мемориальная доска, сообщающая об этом.

Мы стояли на открытии выставки рядом, перекидываясь впечатлениями. Оказалось, что оба хорошо знали покойного митрополита и очень благодарны ему. За то добро, что сделал он для нас в жизни.

Тогда и познакомились. Затем Лев Дмитриевич Кубарев приехал по делам в Красные Баки, гостил у меня. Вот тогда-то и началась наша дружба. Он подарил мне второй из оставшихся двух свой первый и, к великому сожалению, единственный сборник стихов, сам стал читать, не заглядывая в книгу, стихотворение за стихотворением. Я был в восторге и от стихов, и от манеры чтения: ночью, уложив гостя спасть, взялся перечитывать книгу. Многие стихи заставили меня своей строгостью, отделкой, глубиной вспомнить любимого Тютчева. Но никакого подражательства классику.

На другой день мы много беседовали о стихах. Лев Дмитриевич снова вдохновенно их читал. Признаюсь, до него я не знал поэта, чтобы так замечательно читал свои стихи. Из современных и доступных мне. Тут же пришла ко мне гостья из Питера, доктор экономических наук, отдыхавшая на Лесном курорте (очень его любит) и просидела во время чтения стихов и бесед о стихах, столько времени, что пропустила обед. Она была ото всего в восторге. А мы Марии Михайловне не мешали. Потом она высказалась: «Эта ваша беседа о поэзии, чтение стихов, разбор их дали мне больше, чем отдых в Лесном курорте. И сфотографировала нас на память. Добавив, что теперь такого даже в Питере не увидишь и не послушаешь. Снимки хранятся у нас обоих.

Наша знакомая обещала нарочно приехать на нашу очередную встречу. Но потом сразу обострилась у Льва Дмитриевича проблема с транспортом: рухнул видавший виды ветхий УАЗ, началось баздорожье. Спасал нас только телефон.

Я тогда крепко полюбил поэта, его поступок — уехать из города. А по стихам знаю, что несмотря на возраст — 6 ноября ему исполнилось 75, он стал писать и больше, и глубже, и лучше.

Поэт не остался один. К нему то и дело приезжают гости из Нижнего. Телестудия «Наш край» прорвавшись на «уазике» в Нижинк, дала о нем рассказ. О Кубареве постоянно пишут местные газеты, печатают его стихи. Но поворотным моментом стали все же встречи с читателями, сначала при полном зале в Варнавине, потом — в Красных Баках.

Читатели не отпускали его долго. И он читал и читал новые стихи. На радость всем. Теперь остро стоит в обоих районах издание его стихотворений (а их уже на Ветлуге написано на два сборника, объемных и прекрасных). Край стал оживать — к Льву Дмитриевичу, чтобы побеседовать и послушать его стихи, заезжают с ночлегом охотники, туристы, рыбаки. Его знают так хорошо в Поветлужье, что все рады принять его в гости, даже небольшие сельские библиотеки. Он заработал за шесть лет большую славу прекрасного человека, первоклассного поэта и чтеца, чему, может, и не рад: мешает бездорожье.

Нынешним летом к нему совершили паломничество большой и тонкий ценитель поэзии бывший прораб путевых работ на Ветлуге из бывшего Ветлужского техучастка пути Валерий Николаевич Смирнов и Сергей Алексеевич Воробьев. Сутки они гостили в Нижинке. Много стихов Лев Дмитриевич этим паломникам к поэту, моим друзьям читал, прислал и часть рукописей мне. И хотя домой, в Красные Баки паломникам пришлось возвращаться от Нижника на веслах — это под 70 км. — они вернулись счастливые. Мотор своей плоскодонки отремонтировали дома.

Вот вам одна сторона медали. А другая — браконьеры с элекроудочками благодаря Кубареву перестали в районе Нижника наносить «малые ядерные удары» по Ветлуге. Потому что вокруг Льва Дмитриевича объединились друзья в Варнавине и Красных Баках. Чуть тревожный сигнал от поэта, мы просим полицию прийти на помощь, и Кубарев поправил дело. Или с браконьерами-охотниками. Лев Дмитриевич даже устраивался егерем в Глуховское частное охотхозяйство, дабы навести порядок на реке и в лесах. И получилось — он человек стойкий и упорный.

Как не случилось перемены в безлюдной глухомани. Даже мой сын с друзьями приезжали к Льву Дмитриевичу и в свои 37 лет остался он в восторге от нового друга.

А теперь о стихах. Никогда, никто не написал так много стихов о Ветлуге. Можно сказать, что Кубарев открыл поэзию там, где никто не писал о реке и окружных лесах. В этом он — первооткрыватель поэзии Ветлуги, причем с самых разных поэтических позиций. За это мы его и любим. Но Лев Дмитриевич — поэт многотемный. Любовь, нередко неразделенная, тема матери. У его есть большое стихотворение, посвященное своей маме, с которой он выехал младенцем по «дороге жизни» из осажденного Ленинграда, жил с ней в Костромской области, в городе Галиче, во всем ей помогал: в 14 лет взял ружье в руки и кормил ее, нищую артистку. Платили ей гроши. Вообщем, вышло не стихотворение по жанру, а малая поэма. Недавно прошел День матери. Как бы хорошо, если б эту малую поэму исполняли на встречах в честь этого праздника. Она хороша для любой аудитории. А где ее взять. В Нижинке у автора сейчас найдешь только через станцию Усту ехать по Уренскому тракту — это почти сотня километров.

На Ветлуге — ледоход. Вот и встает снова вопрос: на какие шиши пенсионеру переиздать первую книгу «Шагну за порог и…» она же стоит этого. И по крайней мере два сборника новых стихов, написанных за шесть лет жизни на Ветлуге. Ведь Льву Дмитриевичу уже 75! Пора нам помочь. А такие стихи у Кубарева в его малой поэме: «Ты прости, если сможешь… Солью раны я не солил. И не верю, что думать можешь, будто твой сын тебя позабыл». И еще «В моих жилах течет твоя кровь. Так скажи, чем ее мерить». И далее «Горек матери этой удел, ну, а если письма, как грозы — налетят, отшумят, пропадут… И молчания долгого слезы. По щекам, как дождинки бегут».

И вот оптимистический конец: «Пью за то, что тяжести бремя Ты со мною делила не раз, Пью за то, что ни годы, ни время. Даже смерть не разлучат нас».

Это нельзя анализировать. Это надо читать и перечитывать, вникая в смысл. Потому что написано благодарным, щедрым и любящим сердцем.

Так вот, имея в районе такие стихи, грех бросаться на халтуру, что я часто слышал.

Теги: Губерния

2301

Комментирование данного материала запрещено администрацией.