Спор хозяйствующих субъектов

08:35 — 23.01.2014

Спор хозяйствующих субъектов

Автор фото: Фото Юрия Правдина. Коллаж Станислава Редошкина.

Спор хозяйствующих субъектов

08:35 — 23.01.2014

Начало года ознаменовалось возобновлением жарких споров о путях развития российской экономики. Состоявшиеся на прошлой неделе доклад экс-премьера Евгения Примакова и Гайдаровский форум предложили два принципиально разных видения экономики России и ее развития. Драматизма ситуации добавляет то, что идейный раскол наметился в самой правящей элите, которая в очередной раз встала перед принципиальным выбором: какой экономический курс предпочесть?

Два премьера

По сути, спор персонифицировался в двух премьерах — бывшем, Евгении Примакове, и нынешнем, Дмитрии Медведеве. Примаков собрал на свое выступление изрядную часть правящей элиты, включая таких влиятельных персон, как председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко, глава РЖД Владимир Якунин, экс-глава Центробанка Виктор Геращенко. Гайдаровский форум, где выступал Медведев, собрал весь экономический блок правительства и сочувствующих экспертов. И там, и там пытались определить ситуацию в экономике и предложить пути развития. И там, и там сошлись на том, что дела в экономике плохи, но кардинально разошлись в определении причин сложившегося положения и, тем более, способов его преодоления.

Евгений Примаков выступает с обстоятельными докладами о текущей ситуации ежегодно, но, пожалуй, впервые его выступление привлекло столько внимания прессы и заинтересованных экспертов. При том, что Примаков — лицо не официальное, никаких ответственных постов уже не занимает и доклады свои пишет не по заказу, а по личным убеждениям. Но так получилось, что именно в этот раз резко критический взгляд Примакова на экономическую политику правительства совпал с настроениями многих людей, в том числе весьма влиятельных и занимающих официальные посты. И поэтому его выступление получило широкую известность. Хотя на Гайдаровском форуме предпочли сделать вид, что никакого такого выступления попросту не было. Ни премьер, ни кто-либо из министров и чиновников экономического блока правительства, ни даже приглашенные эксперты и аналитики не сочли нужным хоть как-то отреагировать на доклад и критику Примакова. Правящая экономическая команда по-прежнему убеждена, что все делается правильно и критика в их адрес совершенно неуместна.

Побольше усердия

Однако ведь как-то нужно же объяснить нынешние весьма незавидные показатели. Именно этим на форуме и занимались, по большей части, собравшиеся чиновники и экономисты от правительства. Одни честно признавались, что не понимают, почему при достаточно высоких ценах на энергоносители экономика демонстрирует столь впечатляюще низкие темпы роста. Другие повторяли старую либеральную присказку о том, что всё дело в избыточном присутствии государства на рынке: снизить долю государства, уйти из ряда сфер и отраслей — и всё снова запустится само собой. Третьи, в основном почему-то иностранцы, убеждали, что всё и так хорошо и на фоне огромных долгов и безработицы в других странах положение в России выглядит вполне приемлемо. Самое оригинальное объяснение дал премьер-министр Медведев. По его словам, «наши сегодняшние проблемы не являются результатом ошибок прошлого. Напротив, это скорее следствие достаточно успешной реализации экономической политики последних 10–12 лет, которая и позволила нашей стране совершить рывок вперед». К тому же сейчас весь «мир переживает очередной этап созидательного разрушения, описанного еще Йозефом Шумпетером феномена, который создает предпосылки для последующего развития», так что всё в порядке, главное — двигаться прежним курсом.

По поводу содержания этого курса сомневаться не приходится. Это неолиберализм во всех его классических проявлениях. Это стремление избавить государство от активов, проведя очередную масштабную приватизацию. Это стремление снизить социальные обязательства, дабы облегчить нагрузку на казну и заставить граждан прилагать больше усилий для поддержания собственного благополучия. Это упорное нежелание вырабатывать промышленную политику в твердой уверенности, что рынок сделает все гораздо лучше. Это очевидная неприязнь к масштабным инфраструктурным проектам, в которых либералы видят лишь стремление освоить и присвоить бюджетные деньги. В общем, по мнению чиновников, собравшихся на Гайдаровском форуме, нынешние проблемы российской экономики не в том, что она следовала либеральному курсу, а в том, что следовала недостаточно последовательно и настойчиво.

Критическая масса

Как раз против такого подхода и выступил Примаков. По его мнению, все обстоит ровно наоборот и без последовательного и настойчивого участия государства невозможно запустить устойчивый экономический рост в нынешней России. Избавлять государство от промышленных активов и социальных обязательств — это значит попросту избавляться от проблем, которые не хочется решать. Что безответственно и неумно, поскольку опыт уже показал, что за государство этих проблем никто не решит. Надо не приватизировать неэффективные предприятия, а наводить на них порядок и делать эффективными. Надо не надеяться на «невидимую руку рынка» и конкуренцию, которые установят справедливую цену, а навести порядок в тарифообразовании естественных монополий, где никакая конкуренция не работает. Опыт с расформированием РАО «ЕЭС» вполне уже всё доказал: цены на электроэнергию с тех пор только растут.

Фактически Примаков выступил спикером той части общества и элиты, которая полагает, что тот неолиберализм, которому изо всех сил все еще пытается следовать экономическая часть правительства, себя изжил и нужно решительно отказаться от него в пользу более активного и целенаправленного участия государства в экономическом развитии. Экономическая политика правительства осуществляется сейчас путем постоянных споров, уступок и компромиссов либералов и государственников, когда по одним вопросам предпочтение отдается первым, по другим — вторым. И те, и другие считают такое положение вещей ненормальным. И те, и другие стремятся к полной победе и выработке цельной, без всяких сторонних примесей экономической политике. Своей политике, разумеется. И президенту придется сделать принципиальный выбор в пользу той или иной концепции. Критическая масса недовольных нынешним положением вещей уже накопилась.

Прямая речь

Важная вещь — чтобы не было под контролем государства такого количества предприятий и такого объема экономики. К 2020 году этот объем должен значительно сократиться. По окончании этого политического цикла, к 2018 году, необходимо стремиться к тому, чтобы не более четверти экономики контролировалось государством.

Вице-премьер Игорь ШУВАЛОВ.

В силу сложившихся обстоятельств крупные, как правило, государственные, компании, имея больше возможностей для инвестиций, призваны сыграть основную роль в росте экономики. Речь идет в первую очередь об осуществлении мегапроектов, которые могут и должны подстегнуть экономический рост.

Бывший премьер-министр Евгений ПРИМАКОВ.

По страницам СМИ

«У всех выступавших на открытии Гайдаровского форума есть причины чуть пережимать с пессимизмом: для всех сторон внутриполитической дискуссии 2013–2014 годов острый кризис является едва ли не единственным способом провозгласить необходимость более глубоких структурных и даже институциональных реформ, чем это считается политически допустимым в Кремле».

«КоммерсантЪ».

«Президенту, похоже, все сложнее держать правительство в ежовых рукавицах. Правительственные чиновники все чаще во всеуслышание говорят, что руководство страны должно определиться-либо мы выполняем указы и тогда раздуваем расходы бюджета, либо мы удерживаем дефицит под контролем и тогда забываем о прописанных в указах ориентирах».

«Независимая газета».

Экспертное мнение

— За вычетом девяти героических месяцев примаковского кабинета у нас всегда экономический блок правительства контролировался наследниками гайдаровского кабинета, а экспертное обеспечение кабинета находилось в ведении соответствующих мозговых центров типа Института переходной экономики. Это не мешало либеральной экспертократии критиковать государство за то, что оно слишком разрастается вширь и вглубь, но, тем не менее, сама эта экспертократия по-прежнему сохраняла свою монополию на вынесение компетентных рекомендаций.

Политолог Борис МЕЖУЕВ.

Теги: Политика

11858

Комментирование данного материала запрещено администрацией.