Много шума. Из-за чего?

07:00 — 26.12.2013

Много шума. Из-за чего?

07:00 — 26.12.2013


В Нижегородской области начали выпускать из колоний по амнистии в честь 20-летия Конституции. В понедельник из женской колонии № 2 на свободу вышла Мария Алёхина. Либеральная пресса это анонсировала и освещала как событие невероятной важности. Из осужденной за похабную выходку в храме Христа Спасителя сделали настоящую «звезду».

Алёхиной, напомним, дали два года за хулиганство. В конце лета ее из колонии в Пермском крае перевели в Нижний Новгород. Срок у нее истекал 3 марта будущего года. «Плясунья» подала ходатайство об условно-досрочном освобождении. На заседание 26 сентября в Автозаводский районный суд аккредитовалось 42 средства массовой информации. Вот уж действительно: хорошими делами прославиться нельзя… Маше явно нравилось внимание прессы. Она потом от своего ходатайства отказалась. Что это было? Видимо, законы жанра. В шоу-бизнесе всегда так: надо давать поводы, а то вдруг публика забудет?

И все-таки наказание закончилось досрочно, хоть Мария потом и заявляла: «Я не нуждаюсь в милосердии Путина!» Президент России, наверное, очень расстроился. Прямо-таки спать перестал.

Два дня у колонии дежурила группа поддержки. В региональном управлении Федеральной службы исполнения наказаний о времени выхода Алёхиной сообщить что-либо категорически отказывались.

— Было сделано всё, чтобы мне не устроили встречу у ворот колонии, — раздавала потом комментарии Мария.

Да, еще бы ГУФСИН участвовал в этом спектакле…

Алёхину на служебной машине довезли до Московского вокзала. Порядок такой: доставить до транспортного узла. Что бы вы сделали в такой ситуации? Купить билет и скорее домой! Маша поехала в Комитет против пыток. Больше двух часов общалась с правозащитниками. Она заявила, что будет теперь заниматься именно правозащитной деятельностью. Когда домой? Надо сначала созвониться с Надей. Толоконникова, также участвовавшая в плясках, отбывала срок в Красноярском крае.

— Надо понять, где мы встретимся, я готова лететь в Красноярск, — откровенничала Алёхина с прессой. — То, что мы сделали в храме? Я горжусь этим! Если бы вернуть время, мы сделали бы то же самое, только бы постарались песню допеть. Наши методы останутся по-прежнему яркими!

Ни слова о маме, которая, как могла, поддерживала все это время, приезжала, в суде терпеливо объясняла толпам журналистов, что поступок дочери не одобряет, что позицию выражать можно, но не в храме же, что музыку, которой Маша занимается, не понимает, но дочка ведь… Ни слова о шестилетнем сыне, который, пока мама сидела, научился читать. Не знаю, может, у меня чисто женский взгляд, но как можно разглагольствовать о каких-то там методах, когда тебя дома ребенок уже почти два года ждет, я не понимаю.

А ведь надо было еще фейерверк у ворот колонии, где сидела, устроить! Вечером Алёхина все же отбыла в Москву.
На большой пресс-конференции 19 декабря Владимир Путин заявил, что участниц выходки в храме можно только пожалеть: они дошли до эпатажа, унижающего достоинство женщины. Целились в Россию, а попали в себя.

1416

Комментирование данного материала запрещено администрацией.