Оплот, надежда, маяк

07:00 — 19.12.2013

Оплот, надежда, маяк

Автор фото: Коллаж Станислава Редошкина

Оплот, надежда, маяк

07:00 — 19.12.2013

Послание президента Путина Федеральному собранию недельной давности уже разобрано по словам и по цитатам так, что, кажется, и добавить нечего. Любопытно, однако, что въедливо, построчно, проанализировав это Послание, многочисленные комментаторы и эксперты до странности мало обратили внимания на один существенный момент. При всей своей практичной, можно сказать, сиюминутной конкретике Послание апеллирует к ценностным установкам, которые работают на века и народы. И вряд ли можно еще найти такое же обращение Путина, которое столь же прямо было направлено на внешнюю аудиторию, как и на внутреннюю.

Идеалы бытия

Еще совсем недавно – какую-то четверть века назад – советские либералы и демократы с надеждой обращали свои взоры на Запад, потому что на Родине им обращаться было некуда. Они обращались на Запад не столько за материальной помощью, сколько за моральным авторитетом и поиском идеалов политического, социального и культурного бытия. Казалось, что у нас всё «не так, как надо», потому что мы живем по неправильным идеалам, а вот на Западе всё так хорошо, так сытно и красиво, потому что там живут по правильным идеалам. И нам нужно их только перенять, и заживем мы точно так же сытно и красиво.

За четверть века ситуация изменилась. Путеводные западные маяки перестали светить так же ярко, как прежде. Поубавили свет, кое-где и вовсе потухли. Многих они завели на скалы, а не в гостеприимную гавань; многие разочаровались в них еще раньше.

Ситуация меняется быстро и почти кардинально. Прямо на наших глазах. Уже не Европа с Америкой мигают миру привлекательными идеалами бытия, а Россия. В этом году это стало очевидно, как никогда.

Униженно-презрительное сравнение – мол, где мы, да где Запад?! – теряет свою актуальность. Да, на Западе, в общем и целом, пока что сытнее, чем в России, – даже если подразумевать под этим всю сферу материально-технического обеспечения бытия. Но ведь мы говорим об идеалах, о ценностных установках и моральных ориентирах. И вот как раз в этом Россия начинает на равных конкурировать с Западом.

Когда вы последний раз слышали, чтобы правозащитники и диссиденты бежали на Запад, спасаясь от российских репрессий? А вот имя Эдварда Сноудена весь последний год не сходит со страниц мировой прессы. Человек, вскрывший тотальное злоупотребление правительства и спецслужб своими полномочиями и скрывающийся от репрессий за рубежом… Нет, это не советский диссидент ищет спасения в Америке, а ровно наоборот. Россия становится приютом для зарубежных диссидентов, отчаявшихся и разуверившихся в собственных правительствах.

Ирония судьбы. Лет десять назад представить себе подобный оборот было невозможно. Но вот теперь во всем мире куда больше знают о правозащитниках и диссидентах, преследуемых в Америке, а не в России. Эдвард Сноуден, Джулиан Ассанж, Брэдли Мэннинг – это лишь самые известные пострадавшие от американских властей, чьи фамилии уже много времени у всех на слуху.

Миротворец

Раньше Советский Союз выступал в роли агрессора и душителя свобод – теперь эту миссию принимает на себя Америка. Раньше Америка выступала в мире защитником слабых и обиженных – теперь Россия. Роли меняются не вдруг, не сразу, почти незаметно, но неотвратимо.

Почти все войны последних лет затевают Америка с Европой. Под самими разными предлогами. Но де-факто всегда получается так, что Запад выступает в роли агрессора, а Россия – в роли защитника и миротворца. Не всегда успешно, но всегда последовательно. И весь остальной мир начинает, наконец, замечать эти усилия.

Когда в начале осени России удалось предотвратить открытую агрессию Запада против Сирии, что-то сломалось окончательно. Стало понятно, что демократия и свобода уже больше не могут служить универсальным прикрытием, под которым Америка с Европой все последние годы осуществляли агрессию против суверенных стран. Россия, все время выступавшая защитником национального суверенитета, обрела мощь и влияние, способные защитить этот суверенитет. Очень многим неевропейским народам этот образ России показался весьма привлекательным. И не только народам, и не только неевропейским.

Базовые ценности

Те базовые ценности, которые озвучил Путин в своем Послании и которые все больше и больше начинают ассоциировать именно с Россией, начинают привлекать коренных европейцев и американцев, не находящих уже основы и поддержки этим ценностям у себя на родине.

Это отнюдь не оригинальные, это вполне консервативные ценности. Но именно этим они и привлекают множество людей, неспособных уже выносить безудержную пропаганду морального релятивизма и толерантного невмешательства.

Когда миллионы людей по всей Франции выходят на демонстрации против легализации однополых браков, а парламент все-таки голосует за нее, они начинают думать, что с их демократией что-то случилось, и обращают свое внимание на Россию, где демократия, по крайней мере, не ломает традиционные понятия о семье и браке.

Когда английских католиков работодатели заставляют снимать нательные крестики, дабы не оскорблять чувств неверующих и представителей иных конфессий, у этих самых католиков появляется великий соблазн подумать хорошо о России, где можно спокойно исповедать свою религию, мотивировать ею публичную дискуссию и наряжать рождественскую елку, не опасаясь обвинений в шовинизме и мракобесии.

Когда немецкие налогоплательщики из года в год вынуждены за свой счет содержать все больше и больше мигрантов, не смея даже заикнуться о возможности пересмотра миграционной политики, они начинают присматриваться к России. Здесь подобные темы можно, по крайней мере, озвучить публично и дискутировать, не боясь прослыть нацистом, расистом и быть выкинутым из политики напрочь.

Россия становится оплотом традиционных ценностей и маяком консерватизма для всех людей и народов, что не могут уже переносить современные либеральные установки, но и сопротивляться им в одиночку тоже не способны. Россия становится для них опорой и надеждой, и последнее обращение Путина как раз демонстрирует готовность к этой новой роли и миссии.


Прямая речь

Мы знаем, что в мире все больше людей, поддерживающих нашу позицию по защите традиционных ценностей, которые тысячелетиями составляли духовную, нравственную основу цивилизации, каждого народа: ценностей традиционной семьи, подлинной человеческой жизни, в том числе и жизни религиозной, жизни не только материальной, но и духовной, ценностей гуманизма и разнообразия мира.

Президент России Владимир Путин

Нельзя сказать, что перед нами какая-то жесткая доктрина, но перед нами выдержанная в очень мягких, предельно неагрессивных тонах программа консервативного сосредоточения России.

Политолог Борис Межуев

Russia Today и Россия Сегодня – все это каналы, через которые понесется к западным консерваторам моральная поддержка, и определенное понимание она там, безусловно, найдет. В этом Путин и видит свою глобальную миссию.

Основательница Школы Пушкина в Нью-Йорке Мария Генкина

Если бы Владимира Владимировича угораздило родиться в США, то он бы, без сомнения, принадлежал бы к крайне правому крылу Республиканской партии – Tea Party – и был куда как правее Маккейна.

Главред «Эха Москвы» Алексей Венедиктов

По страницам СМИ

«В своем Послании Владимир Путин подтвердил верность консервативному курсу, добавив, что его позиция получила международное признание. И это не просто декларация – и лексика, и строй мысли, и иерархия приоритетов, и ожидания главы государства – все носит консервативный, традиционалистский характер».

«Независимая газета».

«Спокойное следование собственным традиционным нравственным ценностям в современном мире оказывается гораздо привлекательнее попыток навязывать «якобы прогрессивную модель развития», которая на деле оборачивается регрессом. Россия становится моральным лидером, чье первенство базируется не на принуждении других, а на ощущении собственной нравственной правоты».

«Эксперт».

Экспертное мнение

– Переход от рассуждения о развитии Сибири и Дальнего Востока к рассуждениям о том, как не допустить, чтобы земной мир до срока превратился в ад, к чему дух времени явно ведет, есть как необычная и особенная черта данного президентского Послания, так и особенная черта политической личности В. В. Путина вообще. Поскольку опирается он при этом на источники в высшей степени глубокие и доброкачественные: русская религиозная философия – это не переписка Энгельса с Каутским, то крыть, оказывается, особенно и нечем. Что дополнительно бесит приверженную духу времени прогрессивную общественность.

Публицист Максим Соколов



Теги: Политика

1710

Комментирование данного материала запрещено администрацией.