Долговая яма

07:00 — 12.12.2013

Долговая яма

Автор фото: Юрий Правдин

Долговая яма

07:00 — 12.12.2013

На прошлой неделе стало известно, что Центральный банк представил новую версию законопроекта, ограничивающего ставки по потребительским кредитам и займам. Предыдущий, более жесткий вариант, который давал ЦБ право самостоятельно устанавливать допустимую величину ставок и уменьшать допустимую норму отклонения в зависимости от текущего размера ставок на рынке, был отклонен Госдумой еще в прошлом месяце. Руководство Центробанка, однако, проявило настойчивость и заставило депутатов вернуться к обсуждению вопроса ограничения ставок в связи с сильной закредитованностью граждан.

Кредитный бум

Объем потребительских кредитов населению растет. Растет и объем просроченной задолженности граждан по этим кредитам, уже начиная угрожать экономической и социальной стабильности и заставляя нервничать финансовые власти. На недавней конференции «Общероссийского народного фронта» председатель Центробанка Эльвира Набиуллина заявила, что общий объем просроченной задолженности по кредитам составляет около 435 миллиардов рублей. Она всерьез обеспокоена «проблемой цивилизованного урегулирования ситуации», когда граждане не могут расплатиться с долгами, «и нам нужно эту проблему законодательно полностью отрегулировать», уверена Набиуллина.

По всей видимости, это урегулирование должно стать очередным этапом «борьбы с ростовщическим процентом», о котором неоднократно говорила Набиуллина, в том числе и в Госдуме. Сейчас за проблему решено взяться всерьез и всерьез ограничить доступность потребительских кредитов, дабы не провоцировать впредь необеспеченный кредитный бум и, как следствие, рост общей задолженности. По данным Центробанка на 1 ноября, общая сумма кредитов, предоставленных гражданам, составляет 9,6 трлн рублей. В пересчете на каждого гражданина (включая инвалидов, стариков и детей) приходится кредитов в среднем более чем на 60 тыс. рублей, что примерно равно трем средним месячным зарплатам.

Это еще не катастрофа, проблема пока вполне решаема. На одного американца, например, приходится долг в размере порядка 300 тысяч наших рублей — и вот это действительно безнадежные долги. Однако большая часть долгов американцев, да и европейцев тоже, завязана на ипотечных кредитах, тогда как в России до половины заемщиков, по данным Росстата, берут краткосрочные и необеспеченные потребительские кредиты с высокой процентной ставкой.

Стыдная бедность

Относительно новым явлением в отечественном, да и мировом, кредитовании стала практика масштабных заимствований бедных и беднейших слоев населения. Люди без сбережений, с доходами ниже средних в последние годы стали довольно безответственно занимать деньги и покупать товары в кредит, а банки и микрофинансовые организации столь же безответственно стали эти кредиты выдавать. Высокий риск невозврата подобных кредитов покрывался высокой, порой запредельной, процентной ставкой, и взявшие, казалось бы, вполне доступный кредит граждане впоследствии оказывались неспособными обслуживать даже проценты по этим кредитам. Они брали новые кредиты на погашение старых и в итоге, будучи пойманными в ловушку имиджевого потребления, залезали в беспросветную долговую яму.

Десятилетия рекламы и пропаганды успеха привели к тому, что бедным сейчас в России быть стыдно. И даже не столько быть, сколько демонстрировать, обнаруживать свою бедность. Стыд порождает сверхпотребление, потребление, не соответствующее доходам. Айфоны, айпады, дорогая одежда и бытовая техника, нередко даже автомобили — вот видимые атрибуты достатка, ради которых малоимущие граждане готовы залезать в долги, лишь бы продемонстрировать окружающим, что и они живут не хуже прочих.

Сегодня долги стали характерной особенностью жизни неблагополучных граждан. Если у граждан с доходами выше средних долги имеет каждый третий, то среди бедных, которым имеющихся финансовых средств и на текущие-то расходы не хватает, в долгах ходит каждый второй. При этом кредитная нагрузка бедных и небедных качественно различна. Долговая нагрузка небедных — это на три четверти кредиты в банках, в то время как среди бедных доминируют накопившиеся мелкие долги (бедные — целевая аудитория микрофинансовых организаций) и долги по квартплате.

Умерить аппетиты

В условиях стагнации экономики, наблюдающейся сейчас в России, поощрять дальнейший рост необеспеченного кредитования — значит, сознательно провоцировать риск массовых частных банкротств и, как следствие, рост социальной напряженности. Понятно, что и ЦБ, и финансовые власти, и наиболее ответственные законодатели стараются сейчас работать в обратном направлении — ограничивать и спрос, и предложение на потребительские кредиты.

Еще весной Центробанк обязал банки формировать резервы на покрытие возможных потерь по ссудам для непросроченных и минимально просроченных кредитов в размерах, вдвое превышающих прежние нормы, а с 1 июля по ним также были введены повышенные коэффициенты риска при расчете норматива достаточности капитала. С нового года ЦБ планирует повысить коэффициенты риска по ссудам с повышенными процентными ставками. Кроме того, разработанный ЦБ законопроект, который обсуждается сейчас в Думе, предполагает ежеквартальный расчет среднерыночных значений полной стоимости кредитов и займов, что опять-таки ограничивает возможности банков манипулировать процентной ставкой.

Свои законопроекты разрабатывают и депутаты Госдумы. Один из них предполагает запрет банкам запрашивать плату за кредит, вдвое превышающую сложившуюся на данный момент рыночную. Другой, более жесткий, ограничивает верхний предел процентов за кредиты физическим лицам на уровне 25%. Какой из вариантов в итоге пройдет, пока неясно, но в любом случае банки лишатся возможности закладывать высокий процент за риск и, соответственно, вынуждены будут вести более ответственную и консервативную политику. А ужесточение условий кредитований приведет к снижению его объемов и рисков невозврата. Эпоха дешевых потребительских кредитов в России заканчивается.

Прямая речь

Политика ЦБ РФ правильная, надо делать невыгодными высокие ставки по потребительским кредитам увеличением резервирования.

Директор московского филиала Энерготрансбанка

Павел САКАДЫНСКИЙ.

Сегодня сильно закредитован высокорискованный сегмент заемщиков — это те граждане, которые имеют доход ниже среднего. Это около 70–80 процентов населения.

Советник председателя правления банка «Интеркоммерц»

Елена РЕЧКАЛОВА.

В Штатах все именно так начиналось: бум кредитования привел к буму на рынке жилья, затем на рынке страхования, а потом к коллапсу всей финансовой системы, затронувшему не только американские просторы.

Руководитель аналитического департамента «Golden Hills-КредитЪ АМ»

Наталья САМОЙЛОВА.

В сложившейся ситуации особенно остро встает проблема недостаточной информированности населения по основным вопросам получения кредита. Это и личная финансовая неграмотность, когда кредит воспринимается скорее как доход, а не расход или долг, и не всегда добросовестное поведение банков при выдаче кредитов.

Зампред комитета Госдумы по экономической политике

Виктор КЛИМОВ.

По страницам СМИ

«Власти и регуляторы неоднократно критиковали банки, прежде всего негосударственные, за то, что те в погоне за прибылью слишком увлекаются кредитованием населения в ущерб кредитованию предприятий реального сектора и тем самым препятствуют экономическому росту».

«Газета.ru»

Экспертное мнение

— Низкая инвестиционная активность российской экономики, снижение ожидаемых темпов экономического роста говорят о том, что спрос на корпоративные кредиты и в будущем будет небольшим. Это значит, что пока потребительское кредитование остается более привлекательным направлением развития банковского сектора. Проникновение банковских услуг, особенно на региональном уровне, остается в России на сравнительно низком уровне, а это значит, что данный рынок остается очень перспективным.

Аналитик Банка Хоум Кредит

Станислав ДУЖИНСКИЙ.

Теги: Банки

1854

Комментирование данного материала запрещено администрацией.