Гибель дивизии

07:00 — 21.11.2013

Парад. Осень 1918 года.

Парад. Осень 1918 года.

Автор фото: Фото АрхАДНО.

Гибель дивизии

07:00 — 21.11.2013

Осенью 1918 года на Южном фронте шла упорная борьба между Красной и Донской армиями. В боях участвовала недавно созданная 11-я Нижегородская стрелковая дивизия. Ее боевое крещение оказалось провальным: в первом же бою дивизия была разгромлена и сдалась в плен.

Ошибка Вацетиса

Формирование Нижегородской дивизии началось летом 1918 года. В Нижний Новгород 29 августа пришла телеграмма из штаба Реввоенсовета Восточного фронта в Арзамасе: «Принять энергичные меры для скорейшего формирования в Нижнем дивизии, которая будет доведена до состава 10 полков». Начальником дивизии был назначен бывший генерал-майор Телешев, начштаба — Граужис, комиссаром — Немерзон. Красный главком Иоаким Вацетис телеграфировал 21 октября: «Я произвел смотр частям Нижегородской дивизии, сформированной губернскими военными комиссарами Коганом и Краевским с военруком Генштаба Душкевичем, рассмотрев представленные 4 полка пехоты, полк конницы и 2 дивизиона артиллерии. Это первая строевая часть, сильная и могучая, крепко сколоченная, спаянная бодрым пролетарским духом и твердой внутренней революционной дисциплиной». Вацетис предрекал, что дивизия не только «сметет быстрым ударом своих врагов дома, но и окажет решительную помощь на западно-европейских полях коммунистической революции». По мере готовности части дивизии по железной дороге убывали на Южный фронт. В приказе командующего фронтом П. П. Сытина от 31 октября 1918 года предписывалось образовать ударную группу из латышских частей и Нижегородской дивизии, прибывающей в Новохоперск, с готовностью наступать 3 ноября. Другим приказом формировалась фронтовая группа под начальством начдива-11 Телешева.

Бой у Васильевки

В материалах следствия по делу «о позорной сдаче в плен красноармейцев 11-й Нижегородской дивизии» указывается точная дата боя — 14 ноября. Ту же дату назовет белый источник, сообщая, что 13 ноября завязался бой под Абрамовкой и у Еланского колена, 14 ноября — у Васильевки, в ходе которого красные нижегородские полки «бежали, бросая сапоги» и «побросали оружие и сдались». Другие смещают дату сражения к концу ноября. Реввоенсовет докладывал Вацетису о начале операции 22 ноября и участии в ней Нижегородской дивизии из 91, 92, 93 и 94 полков численностью 6 тысяч штыков, 3 легких и 1 тяжелой батарей. Историк Нефедов пишет о бое 26 ноября с участием ударной группы Штейна с ядром из латышских полков, в ходе которого «неожиданно как для красного, так и для белого командования советская 11-я Нижне-Новгородская стрелковая дивизия перебила своих комиссаров и перешла на сторону белых». В более поздних сводках нижегородцы упоминаются, но отрывочно и снова в нелестных выражениях. В январе 1919 года дивизию расформировали. Между тем в связи со случившимся началось следствие. Делом занимались чрезвычайная комиссия 11-й дивизии, ревтрибуналы 9-й армии и фронта, Нижегородская ЧК.

Молот и наковальня

Доклад за подписью командарма-9 Егорова сообщал, что комсостав 91-го полка частью был предан суду. Сообщалось о расстреле помощника командира 91-го полка Озолина и осуждении на 5 лет начальника хозчасти Добронравова. Об остальных неизвестно. А участь сдавшихся в плен? Данные также отсутствуют. Сведения из статьи профессора Посадского «О судьбе Нижегородской дивизии РККА» о чуть ли не поголовном расстреле казаками «тысяч» плененных красноармейцев сомнительны. Версия основана на мемуарном источнике, словах князя Вадбольского. Брошенная им походя реплика — «Двенадцать тысяч. Расстреливали из пулемета целый день» — противоречит не только реальной численности дивизии примерно в 6 тысяч, но и здравому смыслу. Вместе с тем факт гибели того или иного числа сдавшихся в плен исключать нельзя. Как писал в мемуарах Тухачевский: «Пленным не было пощады ни на той, ни на другой стороне». Но здесь речь идет о взаимном озверении в боевых действиях. Красными же совершались бесчисленные убийства мирных заложников в тылу либо истребление пленных тогда, когда в этом уже не было никакой военной целесообразности, как это случилось в 1920 году в Крыму. Важен и вопрос о причинах массовой сдачи в плен. Вспомним, что формирование дивизии шло в условиях насилия продотрядов, принудительной мобилизации и красного террора. Понятно, что и рядовые красноармейцы, и офицеры зачастую лишь ждали случая, чтобы изменить «пролетарскому делу». Так, видимо, и произошло.

2264

Комментирование данного материала запрещено администрацией.