Легко ли обвинять

06:00 — 14.11.2013

Легко ли обвинять

Автор фото: Наталья Ермакова

Легко ли обвинять

06:00 — 14.11.2013

В зале суда эмоции нередко бьют через край. Гособвинитель при этом должен быть абсолютно спокоен. Легко ли? И вообще, каково это — участвовать в решении чьей-то судьбы? Об этом, а также о неожиданностях, которые случаются на судебных процессах, мы расспросили начальника отдела государственных обвинителей прокуратуры Нижегородской области Александра Захарова.

Не по сценарию

— Александр Андреевич, к каким «сюрпризам» надо быть готовым, когда идешь на процесс?

— Расслабляться нельзя, даже если дело на первый взгляд простое. В любой момент всё может пойти «не по сценарию». У меня был случай. В мировом суде рассматривалось уголовное дело: осужденный оскорбил сотрудника колонии. Вроде никакой сложности. Четверо свидетелей. Но и свидетели, и потерпевший вдруг стали давать другие показания. Обвинение зашло в тупик. Вроде как никто никого и не оскорблял. Пришлось потребовать провести судебно-следственный эксперимент с выездом на место. В общем, процесс длился больше месяца. Но приговор в итоге был все же обвинительным.

— Вас пытаются разжалобить?

— Конечно. Именно поэтому эмоциям поддаваться нельзя. Я начинал в Нижегородской прокуратуре по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях. Лично пообщался не с одной сотней осужденных. Почти все заявляют, что сидят ни за что. Это потом, когда рассматривается ходатайство об условно-досрочном освобождении, они говорят, что и осознали то, и раскаялись, и что больше никогда… Приспособленцы, понимаете? Так что гособвинителя должны интересовать только факты. Однако эмоции для нас могут быть полезны. Чужие, я имею в виду. Иногда даже специально пытаешься вызвать их, потому что в таком состоянии человек может сказать что-то важное, даже решающее.

— Но гособвинитель — тоже ведь не робот. В областном суде рассматриваются дела о таких жутких преступлениях… Разве можно оставаться спокойным?

— При изучении — нет. И потому что события действительно страшные, и потому что от дела просто необходимо закипеть. Прочувствовать его, прожить. Понять, кто из обвиняемых на что способен, кто что чувствовал и даже о чем мог думать…

В рабочем поселке Ветлужское Краснобаковского района местная жительница зашла к соседям и… Ее с трудом вывели из шока. Хозяин и его жена были зверски убиты. Женщину еще и изнасиловали. На скамью подсудимых сели трое парней. В ту ночь они решили, что в этом доме находится человек, с которого хотели получить долг. Его там не оказалось. С хозяином возникла перепалка. Итогом стало двойное убийство. Одному обвиняемому на момент совершения преступления только что исполнилось 17 лет. Старшему — 20. В суде все трое вели себя спокойно, как будто происходящее их не касается. Никакого раскаяния. Двое вины вообще не признали. Из колонии теперь выйдут нескоро. Старший — через 22 года. Интересно, что все они учились в техникуме, проблем с законом не было, характеристики положительные.

Превращения

— Как же так: такие хорошие мальчики вдруг убивают двух человек?

— Такие превращения — для меня самого до сих пор загадка. Но приходится признать: никогда нельзя точно сказать, кто на что способен. В Варнавинском районе 16-летняя девушка пошла домой с дискотеки и пропала. Искали двое суток, пока мальчишка, игравший с приятелями у моста через ров, не сказал дома, что там валяются какие-то вещи. Отец пошел посмотреть. На дне рва лежало забросанное ветками тело пропавшей девушки. Ее задушили. Выяснилось: на дискотеке она танцевала с каким-то парнем. По всему было видно: к убийству он непричастен, но оперативники на всякий случай повезли его в отдел. По пути им позвонили: с девушкой в тот день активно пытались знакомиться какие-то приезжие. Поехав за «более реальными» подозреваемыми, парня высадили. Он был абсолютно спокоен, отвечал четко, придраться было не к чему. Хорошо учился, занимался спортом. Но с ним всё же продолжали работать. И в какой-то момент в его словах возникло противоречие. А когда мать сказала, что в тот день сын пришел домой необычно поздно и вел себя как-то странно, сомнения почти отпали. Оказалось, что после танца парню захотелось большего, но он услышал от девушки такие слова, которые счел непростительным оскорблением. Вину он в итоге признал, но без раскаяния. Прощения не просил. Его родители уверяли, что их сын не мог этого сделать. Эмоций было много…

— После подобных историй жить не страшно?

— Это работа. И она дает много полезных для жизни знаний. Становишься хорошим психологом. Подсудимых, как правило, несколько, у каждого по адвокату, а то и по два… Работать у нас могут люди только с крепкими нервами и железной логикой.

Кстати

Послезавтра уголовно-судебному управлению прокуратуры Нижегородской области, в которое входит отдел государственных обвинителей, исполняется 20 лет.

В составе управления и кассационный отдел. В этом году рассмотрено более 1,5 тысячи обращений граждан по вопросам законности и обоснованности состоявшихся судебных постановлений по уголовным делам. Отдел занимается также реабилитацией жертв политических репрессий. За 9 месяцев изучили 52 архивных дела, по которым реабилитировали 69 человек. Например, священника Петра Добронравова, дьякона Федора Кудрявцева и жительницу села Вельдеманово Анну Комкову, которая в январе 1919 года подала записку о поминовении убитого императора Николая II. Всех троих по доносу обвинили в контрреволюционной деятельности…

Третий отдел в составе управления — апелляционный. В этом году с участием работников отдела судебная коллегия областного суда по жалобам сторон и представлениям прокуроров рассмотрела более 5 тысяч дел и материалов. Что касается гособвинителей, то в 2012 году с участием 9 прокуроров отдела рассмотрено 68 дел, к началу октября нынешнего — 42. Управление уже почти 16 лет возглавляет Сергей Яковлевич Полудневич.

Теги: Криминал

2565

Комментирование данного материала запрещено администрацией.