Легенда №…

06:00 — 14.11.2013

Легенда №…

06:00 — 14.11.2013


Наверняка проницательные читатели (а таковых у нашей газеты, полагаю, большинство) догадались, о чем идет речь. Разумеется, о фильме «Легенда № 17», о судьбе выдающегося хоккеиста времен СССР Валерия Харламова. Кто не смог посмотреть картину в прокате, уверен, не пропустили ее показ по телевидению.

Старшее поколение, конечно же, помнит тот триумф советской хоккейной школы и самого яркого ее представителя под номером 17, которые позволили нашей боевой дружине побеждать на мировых площадках десятилетиями. И в конце концов развенчать миф о непобедимости канадских профессионалов. В картине об этом и рассказано со всей ">эмоционально-художественной убедительностью. Особенно выразительным мне показался Олег Меньшиков в роли знаменитого тренера Тарасова. Даже портретное несходство артиста и прототипа нисколько не мешало.

Но я немного о другом. Почему одни герои становятся легендами, другие, пусть и равные по героизму и самопожертвованию, — нет. Вот если взять тот же хоккей. Рядом с Валерием тогда играли не менее талантливые спортсмены. Хоть его напарники Петров и Михайлов, хоть филигранный технарь Анатолий Фирсов. Это ведь он изобрел уникальный прием ведения шайбы ">«конек-клюшка-конек», позволяющий прятать снаряд от противника. А его кистевой бросок! А гигант Рагулин в пробивной бульдозерности не уступал никакому Филу Эспозито. Можно и еще приводить примеры.

Но легендой стал Харламов. Конечно, в первую очередь благодаря феноменальным природным качествам с его эмоционально-взрывным русско-испанским темпераментом. (Мать его — испанка, вывезенная из воюющей страны в Советский Союз ребенком). А во-вторых, легендами становятся те герои, которых трагические судьбы приводят к ранней гибели. А это в общественном восприятиии десятикратно увеличивает значимость и неповторимость героя. И это в любом виде человеческого преодоления «на грани». Именно такие преображаются в легенды. Да если еще идеология, эксплуатируя трагизм ситуации, сотворит миф. И сходятся, усиливая друг друга, три фактора: великий подвиг, ранняя гибель героя и мифология государственно-патриотического воспитания. Вот лишь несколько имен из самых разных проявлений героизма и гениальности. Чкалов, Матросов, Космодемьянская, Кожедуб и Покрышкин, Высоцкий, Даль… Можете ряд продолжить. Не говорю уже о дальней истории русских гениев науки, литературы, полководческого искусства. Собственно, не только в русской истории. Александр Македонский тоже ведь в том ряду.

«Легенда № 17» сотворена по классическим лекалам лучших произведений кино еще советского агитпропа. И в том я не вижу ничего плохого. Наоборот — крайнюю необходимость в подобного рода произведениях. Но только с одним условием: художественно убедительно, талантливо, возвышенно. А не то, что горячие блинчики-скорохваты бесчисленных сериалов о ментах, спецназовцах, шпионах и прочее по методу развесистой клюквы. Чего, кстати, хватало и в картинах времен соцреализма.

В 30-х годах прошлого века Голливуд, сотворив миф об «американской мечте», наряду с явно социалистическими реформами Рузвельта спас нацию от депрессии и катастрофы. Советский кинематограф тоже славно потрудился. Может, настало время новых легенд и мифов? Во имя высоких целей и самоочищения.

861

Комментирование данного материала запрещено администрацией.