Долгое эхо друг друга

07:00 — 24.10.2013

Долгое эхо друг друга

Автор фото: Артем Семенов

Долгое эхо друг друга

07:00 — 24.10.2013

Эти две истории — точно два зеркала, в которых отражается сама жизнь. Такая разная и такая похожая. Две судьбы. Две светлых повести. Много лет мои сегодняшние герои писали их нежностью, любовью, уважением, терпением, пониманием… Вместе плели ажурное кружево семейного счастья из видимых и невидимых тонких нитей отношений. Они, бывало, рвались, эти нити. Или под напором обстоятельств порой сбивался узор. Но эти люди всегда, похоже, знали: любовь мало заполучить свыше. Ее нужно суметь сберечь. И у них это получилось.

Автобус до любви

…«Ничего себе погодка», — ежилась от жуткого холода Лена. В тот вечер она ждала на остановке автобус № 1, у которого был самый длинный в Горьком маршрут. Рядом стоял высокий стильный молодой человек. В ">какой-то момент их взгляды встретились, и Николаю хватило двадцати секунд, чтобы решить: куда бы ни поехала эта очаровательная девушка, он поедет вместе с ней.

Пришедший ">наконец-то автобус моментально заполнился пассажирами настолько, что невозможно было лишний раз вздохнуть. И вдруг Лена увидела, как через толпу к ней пробирается тот самый парень. «Докуда едете?» — Елена Юрьевна и сейчас смеется, вспоминая, как резанул этот вопрос ее, филолога, для которой русский язык был ">чем-то вроде сплетения божественных звуков. Она в недоумении подняла взгляд на юношу и… назвала свою остановку. Он вышел вместе с ней. Проводил до дома, назначил свидание. «Я просто не мог не обратить на нее внимание, — улыбается Николай Владимирович Бадаев. — Аленушка была такой яркой, так шикарно одета! Клетчатое пальто, шляпка с полями, сапожки на платформе… «Неужели ты все это помнишь, Николь?» — во взгляде Елены Юрьевны — море искреннего удивления. «Конечно, помню, — приходит пора удивляться ему. — Разве это можно забыть?»

Молодые договорились встретиться через два дня. И 7 января, в рождественский вечер, когда божественное чудо по лунной дорожке тихонько соскальзывает на землю, они долго-долго гуляли, не замечая жуткого мороза. И разговаривали. А когда пришла пора провожать девушку домой, Николай повел ее совершенно другим путем, сказав: «Не стоит два раза ходить по одной и той же дороге. Мы всегда будем ходить с тобой по разным. Но обязательно вместе». Уже тогда, на своем первом свидании, они оба поняли, что никто в этом огромном мире им больше не нужен.

Половинки

…Про таких, как они, говорят: половинки одного целого. Они действительно не просто встретились, полюбили друг друга, поженились, живут одной семьей. Совпали в жизни. Стоит лишь вглядеться в их лица, посмотреть, как они общаются, и просто невозможно не заметить этого растворения друг в друге.

— Николь соткан из достоинств, — говорит о муже Елена Юрьевна спустя почти 35 (!) лет совместной жизни. — Я знаю, так не бывает. Но так есть. Он такой человек… С ним любая смогла бы ужиться.

— Аленушка, мне не нужна любая, — нежно смотрит на жену Николай Владимирович. — Мне нужна только ты.
…Дочка Лерочка родилась у супругов Бадаевых в Мурманске, куда Николая после окончания института и спустя неделю после свадьбы направили по распределению. Лена приехала к нему через несколько месяцев.

«Неваляшка» Лерочка

Как-то раз муж ждал жену с работы, но в привычное время Елена Юрьевна не появилась. Прошел час, полтора, волнение нарастало, пока, наконец, не раздался долгожданный звонок в дверь. Он открыл и увидел на пороге свою Аленушку. Она молча прижимала к себе оранжевую неваляшку. Николай Владимирович все понял без слов: скоро их станет трое.
Нет, их жизнь не была соткана только из радостных минут. Трудностей на долю Бадаевых выпало тоже немало. Но они все преодолели. Потому что всегда были вместе, все делили поровну. Половинки.

— Знаете, даже если мама с папой и ссорились, то никогда друг друга не унижали, никогда не вспоминали старые обиды, — говорит сегодня их дочь Валерия, сама уже счастливая жена и мама. — А еще родители стараются по пустякам друг друга не дергать. В тяжелые для нашей семьи времена, в 90-е, они друг друга очень поддерживали. Мама очень внимательный, заботливый, чуткий человек, а папа, несмотря на свой серьезный, солидный вид, — очень нежный, он… — Валерия берет секундную паузу. — Такого мужчины больше нет на свете. И они очень друг друга любят. До сих пор, все эти 30 с лишним лет. Смотришь на их отношения и ловишь себя на мысли: они как будто только вчера поженились.

Один танец на всю жизнь…

Он приметил ее сразу. Среди множества девушек, пришедших на молодежный вечер, Людочка показалась ему самой красивой. И молодой человек с редким именем Рено решился. Подошел, галантно пригласил на танец. «Я не умею танцевать», — смутилась она. «Не беда, я тоже плохо танцую, — улыбнулся он. — Будем учиться вместе». Людмила согласилась, даже не предполагая, что с этим юношей предстоит ей еще долго-долго учиться не только танцевать. Уступать друг другу, помогать, хранить то, что дарует им щедрая судьба…

После вечера он вызвался ее проводить. Они шли по послевоенным, совершенно незнакомым для Рено улицам. Молодой человек рассказывал, что учится в Днепропетровске, приехал в Горький на практику, девушка — о том, что всегда мечтала стать учительницей. «Дальше я сама», — вдруг решительно заявила Людмила. Прошла пара секунд, и стройный силуэт девушки растворился в темноте.

До окончания практики оставался один день. И Рено понял, что обязательно должен ее найти. Он спрашивал каждого прохожего, где ему отыскать учительницу Людочку. Наконец нашел нужный дом. Дверь открыла мама девушки: «А дочки нет. Впрочем, проходите…» Накормила юношу пирогами, потом выложила на стол семейный альбом… «Можно я возьму с собой вот эту фотографию?» — несколько опешив от собственного нахальства, Рено показал на Людмилин снимок. «Можно», — с пониманием улыбнулась будущая теща. 

Уже на следующий день поезд мчал вчерашнего практиканта Рено Ветчинина в далекий Днепропетровск.

Самый сладкий город Горький

В разлуке дни для Рено тянулись мучительно долго. Он пытался уместить хотя бы мизерную долю своих чувств в письма. 212 посланий за несколько месяцев получила Людмила от своего партнера по танцам, с которым виделась всего пару раз. 212 одинаковых конвертов с притаившейся в них трогательной, робкой нежностью долгие годы хранились в семье Людмилы Федоровны и Рено Степановича Ветчининых. А тогда… Каково же было его счастье, когда при распределении после окончания техникума в списке он увидел напротив своей фамилии название самого сладкого города на земле — Горький!

Людмила и Рено встретились. Он снял частную квартиру, устроился работать на Горьковский автомобильный завод. Она преподавала в младших классах. И вот наступил момент, когда он произнес эти заветные слова: «Я больше не могу без тебя, будь моей женой!» Мама Людмилы, услышав новость, улыбнулась: «Соглашайся! Я думаю, ты будешь самой счастливой на свете»… 26 января 1950 года они поставили свои подписи в актовой записи. В знак того, что отныне будут вместе. Всегда.

Девочка моя…

Кому-то для полного счастья и целого мира мало. А Ветчининым хватало тогда комнаты в четыре квадратных метра. Комнаты, в которой всегда было уютно и тепло. Как преодолевали встречавшиеся на пути трудности? Когда мы виделись в последний раз, они, ни на минуту не задумываясь, почти хором ответили: «Нам помогала жить любовь. Любовь к жизни, друг к другу. К людям, которые нас окружают»… К детям. Ни разу за всю свою жизнь в родительском доме дочери Лилия и Светлана не слышали грубых слов, не видели скандалов… А еще Людмила Федоровна и Рено Степанович до самых последних совместных дней на этой земле каждый день делали друг другу комплименты и признавались в любви.

Несколько лет назад, когда праздновали мы бриллиантовую свадьбу Ветчининых, их внучка Елена среди торжества мне шепнула: «Знаете, как до сих пор дедушка называет бабушку? Девочка моя»… А чуть позже «бриллиантовый» жених обескуражит меня признанием: «Любовь вечной не бывает». Но тут же поспешит пояснить: «Не бывает такой, как в начале. Она изменяется, не изменяя. Но главное, что остается, — это чувство необходимости друг в друге».

Сегодня Людмила Федоровна чувствует это особенно остро. Потому что Рено Степановича нет рядом уже два года. Но светлая история их жизни и любви будет звучать еще долго. Как эхо. Эхо той первой мелодии, под которую они познакомились и больше шестидесяти лет танцевали. Вместе.

1308

Комментирование данного материала запрещено администрацией.