Удивительный мир... ядерных испытаний

07:00 — 22.10.2013

Удивительный мир... ядерных испытаний

Автор фото: Фото предоставлено РФЯЦ-ВНИИЭФ

Удивительный мир... ядерных испытаний

07:00 — 22.10.2013

Научному руководителю Российского федерального ядерного центра – ВНИИ экспериментальной физики академику Радию Илькаеву – 75. Чем живет юбиляр, что думает о будущем ядерной физики? На эти и другие вопросы отвечает сам Радий Иванович.

Повезло c гигантами

– Вы начинали трудовой путь в те годы, когда в Сарове работали такие великие ученые, как Харитон, Сахаров, Зельдович… Чему вы научились у классиков «атомного проекта»?

– Вы назвали имена трех выдающихся физиков. Каждый из них – это личность, глыба.

Юлий Харитон. Человека, более тщательно, более ответственно подходившего к каждой букве написанных им документов, научных трудов, я не встречал ни среди исследователей, ни среди руководителей. Юлий Борисович считал, что главное в любой работе – качество. Он, будучи крупным руководителем, лично изучал документацию различных изделий и, бывало, находил в нейнезаметные для самих авторов неточности. Харитон не терпел, когда кто-то пытался завуалировать свои ошибки. Если ты чувствовал, что у тебя что-то не так, надо было честно в этом признаться. И Юлий Борисович прощал, начинал вместе с тем, кто ошибся, выяснять, как лучше это исправить.

Яков Зельдович – совсем другой человек. Поражала необычайная широта его взглядов, быстрый отклик на свежие результаты в физике. Он учил нас тому, что физика – необъятный интересный край, который нужно изучать.

Андрей Сахаров поражал кристальной простотой доказательств. Он всегда предлагал четкие, ясные решения, которые были абсолютно всем понятны и, разумеется, немедленно поддерживались. Поэтому, думаю, он был одним из самых успешных творцов нашей отрасли, которому принадлежит огромное количество научных открытий и изобретений. Если удалось, хотя бы чуть-чуть, что-то позаимствовать от замечательных качеств каждого из этих гигантов, значит, крупно повезло.

Эффективность без права на проверку

– Вы проработали в Ядерном центре более полувека. Можете ли назвать наиболее запомнившиеся вам события?

– Очень сильное впечатление производит ядерное испытание. Освобождается колоссальная энергия, происходят явления, которые в обыденной жизни даже представить себе невозможно. Особенно интересно, когда сам и придумываешь, и участвуешь в испытаниях. Открывается новый, увлекательный мир, требующий четкой организации, огромной квалификации, умения работать с людьми.

Запомнилась работа в совершенно новых условиях – запрета ядерных испытаний. Это стало, можно сказать, экспериментом над всеми нами, учеными, опытом, который ранее никогда не ставился. Это был вызов для всего мирового научного сообщества. А для нашей страны – двойной, так как он сопровождался очень неприятными процессами в экономике. Нам приходилось решать непростую научную задачу в условиях очень сильного сокращения финансирования. Но мы с этими трудностями справились и сейчас получаем всемерную поддержку на всех уровнях, от Росатома до высших эшелонов власти.

Не революции, но эксперименты

– Над чем вы работаете в настоящее время?

– Прежде всего, в новых условиях, когда запрещены любые ядерные испытания, нам нужно обеспечить преемственность научных школ. Уже скоро за ядерным оружием будут присматривать люди, не имеющие опыта участия в испытаниях. Думаю, с этой задачей мы справляемся неплохо. Нужно непрерывно модернизировать экспериментальную базу. Одна из первостепенных задач – создание новых моделей сложных физических явлений, которые сопровождают ядерный и термоядерный взрыв. Это, по сути, физика высоких плотностей энергии. Конечно, должны быть более совершенные математические программы. Мало иметь физическую модель, она должна быть реализована. Для этого нужно непрерывно увеличивать мощность вычислительных машин. Весь круг этих научных, конструкторских, технологических задач должен быть в центре внимания специалистов нашего Ядерного центра.

– Какой вам видится ядерная физика будущего?

– Каких-то революционных событий в ядерной физике сейчас не происходит. Но наука, тем не менее, развивается. Ситуация начала XXI века более стабильна, чем та, которая складывалась в начале века XX, когда закладывались основы квантовой физики. В нашей стране, я уверен, надо строить новые экспериментальные установки. Ведь физика – наука экспериментальная. Материальная база, позволяющая самим получать результаты, развивает научные школы, технологии, промышленность. Это двигатель интеллекта страны. Именно в этом направлении мы должны развивать и наш Ядерный центр, и все научное сообщество нашей огромной России.

1141

Комментирование данного материала запрещено администрацией.