Служба

07:00 — 15.08.2013

Служба

Автор фото: Николай Бравилов

Служба

07:00 — 15.08.2013

Уже несколько месяцев, то затухая, то возобновляясь, в России ведутся разговоры о женском призыве в армию. Инициатором соответствующего законопроекта выступила в прошлом году депутат Госдумы от «Справедливой России» Татьяна Москалькова. Именно она в декабре 2012 года предложила принять закон о добровольном призыве женщин на военную службу. С тех пор так все и идет – ни шатко ни валко. Ни депутаты, ни общество не могут определиться со своим однозначным отношением к этой инициативе.

Законодательный оксюморон

Начать с того, что даже в предложенном, неотредактированном виде не прошедшего ни одного чтения в Госдуме законопроекта идея депутата Москальковой выглядит несколько … м-м-м… странновато. Основная идея призыва в армию заключается в его всеподметающей обязательности, когда на службу призываются все молодые люди, подпадающие под определенные критерии. Служба по призыву тем и отличается от службы по контракту, что в первом случае государство и армейское командование решают, кому стать солдатом, а во втором – сами граждане выбирают, становиться им солдатами или нет. Добровольный призыв – это оксюморон, попытка сочетать несочетаемое: обязательность призыва и добровольность контракта.

Если депутат Москалькова намеревается ввести женский призыв в армию, то ни о какой добровольности не может идти и речи, и все девушки призывного возраста, подходящие под определенные критерии, должны при получении повестки отправляться на воинскую службу. Депутат Москалькова, однако, утверждает, что при получении повестки девушка сама будет решать, готова ли она служить или нет. И только уведомив о своем согласии военкомат, она может быть отправлена к месту прохождения службы.

Но позвольте, если девушка желает служить в рядах Вооруженных сил России, она и сейчас может это сделать в рамках заключенного контракта. И делает, между прочим. По данным за 2012 год, в Вооруженных силах России служат почти 50 тысяч женщин, еще примерно столько же – на гражданских должностях. Из них 1,5 % занимают первичные командные должности, остальные служат на штабных должностях, в качестве специалистов медицинских и финансовых служб, войск связи и так далее. Набирают девушек на обучение и в военные вузы, и в спецвойска. Так что отсутствие призыва вовсе не мешает службе женщин в армии.

На параде и в бою

Исходя из основной идеи законопроекта, обсуждать тут особо нечего. Он ничего кардинально не меняет – всего лишь законодательно закрепляет то, что и так уже работает на практике. Так что цель женского призыва в армию, видимо, в другом. В обсуждении и закреплении в сознании общества самой идеи, в проникновении гендерного равенства в последний бастион мужского шовинизма – в армию. Есть, правда, еще Церковь, но это совсем другая институция, здесь государство своими указами и законами сделать ничего не сможет.

Любопытны аргументы, которыми сторонники женской службы в армии подкрепляют свою идею. По их мнению, женщины на службе гуманизируют саму армию, делают условия службы в ней более человечными, приемлемыми и комфортабельными. Присутствие женщин в личном составе искоренит дедовщину, облагородит офицерский состав, навеет романтику.

А вот насчет романтики – тут надо поподробнее. Многие сторонники законопроекта, в том числе сама депутат Москалькова, высказывались в том духе, что девушки идут в армию, не в последнюю очередь, и за романтикой. Спору нет, девушки в красивой военной форме, вышагивающие строем под бравурный марш на параде, выглядят очень романтично. Но армия готовится не на парад. Армия готовится на войну, которая «совсем не фейерверк,//А очень трудная работа,//Когда, черна от пота, вверх//Ползет по пахоте пехота». 90 процентов армейской службы – это грязь, пот, скука и бытовуха. А оставшиеся 10 – страх, ярость, боль, кровь и слезы. Это – бой. А в бою надо убивать. И умирать там тоже надо. И это совсем не романтично, а очень даже страшно. «Я только раз ходила в рукопашный,//Раз наяву – и тысячи во сне.//Кто говорит, что на войне не страшно,//Тот ничего не знает о войне». Поверим жизненному опыту Юлии Друниной.

Хотят ли девушки войны

Комитеты солдатских матерей из кожи вон лезут, дабы не допустить сыновей – молодых здоровых парней – на срочную службу. Нормально будет, если вместо мальчишек в бой пойдут девчонки? И что можно сказать об обществе, которое вместо мужчин убивать и умирать посылает своих женщин? Есть ли у этого общества шанс на будущее? Заслуживает ли оно вообще такого шанса?

Понятно, что это риторические вопросы. Но куда от них деваться, если приходится на пальцах объяснять, что служба в армии – это не только парады, льготное обучение, хорошая физподготовка и карьерные перспективы? Армия – это, прежде всего, готовность стрелять и умереть по приказу. А все остальное – лишь подготовка к этому моменту. Который наступит в жизни далеко не каждого солдата, но когда наступит, к нему нужно быть готовым. И сделать то, что требуется, потому что за отказ – расстрел. Хорошо ли мужчинам убивать женщин? Хорошо ли женщинам убивать детей (всякое на войне бывает)? Хорошо ли вообще кого-то убивать?

Убийство, как и война, вещь экстраординарная, ненормальная, кардинально ломающая человеческую психику. Далеко не все взрослые мужики с этим справляются – что уж говорить про женщин? Да, бывают ситуации совсем катастрофичные, когда приходится призывать всех, кто остался. «Если Родина в опасности,//Значит, всем идти на фронт». Сейчас над Родиной такой опасности вроде нет, и подметать последние закрома, выбирая всех призывников, какие только есть, в том числе и женского пола, не слишком умно и вовсе ничем не оправдано. Хотят девушки Родине послужить, так сейчас Родина куда больше нуждается в честных чиновниках и талантливых предпринимателях. А хотят из автоматов пулять и врагов убивать – что ж, и это возможно. Только пусть сами на это подписываются.


Прямая речь

Невозможно принимать социально значимый законопроект, не учитывая мнение общественности. Я выношу на суд общественности инициативу о добровольном призыве женщин на военную службу.

Депутат Госдумы Татьяна Москалькова

У нас достаточно парней – сильных, смелых и патриотично настроенных… Представительниц прекрасного пола нужно обучать не автомат держать, а материнству.

Председатель комитета Госдумы по безопасности Ирина Яровая

Женщинам можно доверить многое: они могут быть радистками, парашютистками, переводчицами, даже снайперами. Конечно, не нужно женщину сажать в танк или в истребитель, но есть ряд мест, где мужику служить чересчур легко, а вот женщине было бы в самый раз.

Председатель комитета Госдумы по обороне адмирал Владимир Комоедов

Не беспокойтесь, этот законопроект не примут. Элементарно в стране нет на него средств, мы пока не в состоянии создать условия для женской армии. Однако при желании девушкам никто не мешает служить.

Зампред комитета Госдумы по обороне Франц Клинцевич

По страницам СМИ

«Сегодня призыву на военную службу подлежат граждане мужского пола в возрасте от 18 до 27 лет, состоящие на воинском учете или не состоящие, но обязанные состоять на воинском учете и не пребывающие в запасе. Депутаты предлагают уравнять в правах с мужчинами всех женщин, при этом уточнив в законе тот факт, что женщины служат по желанию».

«Известия»

«На самом деле обидно, что обсуждение самой что ни на есть революционно-феминистской идеи проходит в таком сексистском ключе. Ведь предложение, чтобы женщины служили в армии наравне с мужчинами, – это действительно торжество идеи гендерного равенства. Только, чтобы эту идею реализовать, не должно быть никаких оговорок или особых условий, – действительно служба для всех».

«Газета.ru»

Экспертное мнение

– Во времена моей юности всякая барышня, не желающая работать (то есть искать место и «делать карьеру»), а желающая иметь семью и детей, говорила: «А что такого? Выйду замуж за офицера!» – и все понимали, что говорит она правильные слова. Женщина-мать и офицер – гармоничнейшая пара; воинская служба и материнство – два самых древних предназначения, два самых простых и ясных жизненных пути.

Журналист Евгения Пищикова



2004

Комментирование данного материала запрещено администрацией.