Охотники за эмоциями

07:00 — 15.08.2013

Охотники  за эмоциями

Автор фото: Артем Семенов

Охотники за эмоциями

07:00 — 15.08.2013

Спрашивать моего прежнего шефа, мудрого профи и доброго человека, когда тот собирается в отпуск, было необязательно. Стоило лишь узнать сроки весенней и осенней охоты, как вопрос «рассасывался» сам собой. Вот и к завтрашнему вечеру Николай Владимирович Семенов окажется для многих «вне зоны доступа». Потому что послезавтра в Нижегородской области открывается основной сезон охоты на пернатую дичь. И пропустить волшебство этого долгожданного рассвета он снова не сможет.

Слава Богу, никого не убили

Кажется, пальцев одной руки хватит, чтобы пересчитать события, ради которых Семенов готов пропустить охоту. Такое рвение. И потому поначалу никак не могла взять в толк, откуда это удовольствие на лице по возвращении: «Все прошло отлично! Слава Богу, никого не убили». Уже потом объяснил:

— Понимаешь, охотиться вовсе не значит убивать. Для меня это больше общение с природой. И таких людей много. Как-то пошли на весеннюю утиную охоту. Это когда стоишь в камышах или высокой траве, перед тобою озеро, река, утки налетают на тебя, ты стреляешь… Так вот, со мной приятель, старше меня лет на десять. Смотрю, он даже ружье не расчехлил. Спрашиваю: «Ты чего»? А он в ответ: «Да я так, просто посмотрю». Вот оно. Знаешь, когда я молодым еще был, казалось, дай пулемет — и будешь стрелять направо и налево, — улыбается Николай Владимирович, — лишь бы добыть. С возрастом ощущение азарта от стрельбы не то чтобы проходит… Просто отходит на второй план. А на первый выходит желание подышать этим воздухом, почувствовать природу, окунуться в ее рассветы, закаты, туманы.

Ружьё за 37 рублей

Настоящий знаток и ценитель оружия, Николай Владимирович сегодня с ностальгической улыбкой вспоминает свое первое ружье — одностволку, которую за 37 рублей купил в обычном спортивном магазине. Было ему тогда 18 лет — возраст, с которого принимали в общество охотников и рыболовов. Билет, подтверждающий причастность к этой организации, — всё, что было нужно для покупки оружия. Больше никаких специальных разрешений.

— По-моему, в самом названии — общество охотников — ключевое слово «общество», — говорит он. — Компания, общение. К сожалению, тогда у меня этого не было. Оно появилось много позже.

Его любовь с охотой, как настоящее чувство, то затухало, то разгоралось с новой силой. А последние лет семь-восемь превратилось в настоящий пожар.

— Появились жертвы, — виновато шутит Семенов. — В основном утки. Утка летит со скоростью 20 метров в секунду, и попасть в нее весьма проблематично. Но для меня именно утиная охота — тот самый азарт, который есть у любого охотника. Потому что если к романтике закатов и рассветов добавляются еще и хороший выстрел, добыча… Все равно, хотим мы или нет, в нас остались гены добытчика, который должен был кормить семью.

Значит, так надо

Мое глубокое убеждение: понять ощущения охотника может только охотник. И то, оказывается, не всегда.

— Мне как-то подарили диск «Охота на слона», — вспоминает Николай Владимирович. — Я его посмотрел и закинул подальше. Вот это натуральное убийство. Такой охоты я не понимаю. И таких трофеев мне не нужно.

Впрочем, к трофеям он вообще относится более чем спокойно.

— Знаешь, — улыбается он своим воспоминаниям, — в этом году я, пожалуй, впервые так близко видел тетеревов на току. Приходишь затемно, спать, если честно, хочется — жуть, прячешься в шалаше. А они появляются с рассветом и начинают биться за тетерку. Она же сидит в кустах и наблюдает, кто из мужиков покрепче будет. Забавное зрелище. Мы тогда просидели, просмотрели, даже не стреляли. У меня вообще никогда нет чувства горечи, что вот — рано встал, просидел, даже если пострелял и ничего не добыл. Пускай живут. Значит, так надо.

1243

Комментирование данного материала запрещено администрацией.