И мне оставь огни поэта

07:00 — 25.07.2013

Аскольд Михайлов

И мне оставь огни поэта

07:00 — 25.07.2013

Аскольд Михайлов


Ему было всего 29, когда его отобрала Великая Отечественная. Но за свою короткую, но яркую жизнь нижегородский поэт Иван Рогов проявил свое дарование так выразительно, что до сих пор люди старшего поколения снова и снова возвращаются к его стихам.

Он родился и рос в деревне Леонтьево Сосновского района. Там, где большие поля на пологих холмах, шумные светлые леса, широкие и глубокие овраги, где живут холодные, чистые, не пересыхающие в жаркую пору знойного лета родники и речки с вкусной живительной ледяной водой. В школу ходил за 5 километров, в село Панино, в непогоду и распутицу, но учебу не бросал. Тогда же начал сочинять свои первые стихи.

Очень переживал, дадут ли ему бесплатный приют в школе, когда наступят морозные дни. Для получения этого заветного места Иван должен был стать одним из лучших учеников, отличником, что он и сделал. В 14–15 лет уже считал себя поэтом и раз и навсегда выбрал свою жизненную стезю. После школы, перебравшись в Павлово, стал работать табельщиком и публиковаться в газете «Павловский металлист», затем – в «Ленинской смене». В 1935 году Ивана зачислили студентом в Литературный институт имени Максима Горького, но вскоре призвали в армию. Потом был историко-литературный факультет педагогического института. А после его окончания –
война.

Иван стал командиром минометного расчета, сержантом, бил со своими однополчанами фашистскую нечисть. Погиб в одном из боев под деревней Восты Калужской области 18 августа 1942 года.

Друзья Ивана Рогова – Михаил Шестериков и Константин Поздняев – выпустили сборники его стихов «Письма друзьям» и «Клятва», которые быстро разошлись по читателям. Родственники в силу своих возможностей берегут память о нем.

В селе Панино установлен бюст Ивана Рогова, есть его музей. Имя Ивана Рогова давно стало неким символом, вокруг которого сплачивается культурная жизнь в Сосновском районе. Как-то он написал стихотворение «Мастеру».

На маленькой потертой раме,

Послушные твоим рукам,

Летят, летят, летят годами

Четыре птицы по углам.

Давно ты перестал стремиться,

Сложил резцы и замолчал.

А рамы – у меня. А птицы –

Летят, куда ты их послал.

Я с ними сжился. Дал им имя.

Еще не раз я к ним приду.

Еще я долго буду с ними

Учиться твоему труду.

Вот и летят эти птицы, летят годы. А память о поэте живет до сих пор.

2188

Комментирование данного материала запрещено администрацией.