Фактор меньшинства

07:00 — 18.07.2013

Фактор меньшинства

Автор фото: Юрий Правдин

Фактор меньшинства

07:00 — 18.07.2013

На минувшей неделе много внимания привлекли к себе разного рода меньшинства — национальные и сексуальные. Волнения в небольшом поволжском городке Пугачеве, где 20-летний местный житель (татарин, между прочим, по национальности) погиб в драке от ножа 16-летнего приезжего чеченца, вновь обострили тему межэтнических отношений, выведя её на новый уровень и всколыхнув информационную повестку дня.

А предложение мэра Рейкьявика разорвать побратимские отношения столицы Исландии с Москвой из-за недавних антигейских законов и инициатив российских властей вывело тему однополой и прочей нетрадиционной любви уже и на международный уровень. Странное пересечение темы разных меньшинств не помешало нашим экспертам высказаться подробно и без обиняков.

Пугачевский бунт

— С какой целью был поднят такой активный информационный бум по поводу бытового конфликта, которые наверняка встречаются в городках России? — задался вопросом Михаил Рыхтик. — Мне кажется очень ошибочным раскручивание этого националистического фактора.

— Миграционная политика не спонтанна, — вступил в дискуссию Александр Прудник. — Это государственная политика. Правящая элита в один момент приняла решение усилить некоренное население. Это решение было осознанным. Но она до конца не просчитала последствия. Потому что этнические процессы очень слабо регулируются политическими средствами. И проводимая в течение десятилетий политика начала приводить к тупику.

По мнению Александра Прудника, нынешняя миграционная политика, помимо прочего, еще и часть экономической системы. Но как только встает задача не перераспределения и не воровства, а создания каких-то ценностей, к примеру, новой индустриализации, инновационной экономики, то весь этот контингент мигрантов оказывается бесполезен.

Миграционная проблема

— Мы не позволяем мигрантам самоорганизовываться и не можем их ассимилировать, — замечает Михаил Рыхтик. — Надо, чтобы этнические сообщества самоорганизовывались, чтобы появлялись этнические анклавы, «чайнатауны», и не надо этого бояться.

— К сожалению, наши политики пытаются заигрывать с миграционной проблемой, — продолжает рассуждать Михаил Рыхтик. — Как только стали возвращаться выборы, так сразу вернулись и миграционные проблемы. В Штатах это было, республиканская партия в 1853 году поднялась на волне противостояния мигрантам из Сицилии, с Балкан, русским евреям, католикам. И республиканцы выиграли серию выборов на этой волне. И сейчас в Соединенных Штатах миграционные проблемы обыгрываются на каждых выборах на всех уровнях, потому что эта тема очень легко мобилизует электорат, который необходим для победы. Нынешний информационный бум по этой проблеме связан с тем, что впереди выборы, а эту тему очень легко эксплуатировать и использовать. Но политики заигрывают с темой, которая может быть неуправляемой.

— В любом случае, — подытожил Александр Прудник, — мигрантов уже столько, что решить проблему просто так нельзя и придется проводить политику ассимиляции и интеграции.

Казус Рейкьявика

По поводу демарша мэра Рейкьявика у наших экспертов возникли довольно неожиданные соображения. По мнению Михаила Рыхтика, цельные публичные идеологические системы уходят в прошлое. Отдельной личности дозволяется «сохранять свою ценностную шкалу, но она уходит из общественного пространства в частное».

— Дипломатия от специалистов уходит на уровень общества, — рассуждает Рыхтик. — Сейчас в мире раскручивается имидж Путина как единственного политика, который олицетворяет собой национальные интересы государства и традиционного большинства. Никто больше эту нишу в Европе занять не может. Ни китайский лидер, ни арабские монархи, ни даже американский президент. Все больше появляется репортажей и комментариев, что Путин — единственный европейский лидер, отстаивающий традиционные ценности и противостоящий секс-меньшинству. И большая часть населения Европы за это готова просто пожать Путину руку.

— Еще недавно международная элита пыталась затолкать Путина, — соглашается Александр Прудник. — Но сегодня он становится символом традиционного общества, которое находится под давлением меньшинств.

По мнению Александра Прудника, сейчас происходит реиндустриализация, которая, вполне возможно, потребует смены традиционного общества.

— Это автоматически ставит вопрос о лидерстве, — отмечает Прудник. — Формат лидерства сменится. Сейчас в Европе лидеров нет. Есть менеджеры, которые могут решать ситуативные вопросы, но не способны ни ставить задачу, ни менять приоритеты. У них нет на это ни воли, ни способностей. А Путин демонстрирует, что он способен взламывать сложившуюся систему. Поэтому сейчас наступила эпоха Путина не как чисто российского, а как международного лидера.

3665

Комментирование данного материала запрещено администрацией.