Казнь египетская

07:00 — 11.07.2013

Каким будет следующий ход?

Каким будет следующий ход?

Автор фото: Наталья Козлова

Казнь египетская

07:00 — 11.07.2013

Египтянам хронически не везет. Затеяв в 2011 году свергнуть бессменного лидера страны Мубарака, они, без сомнения, надеялись на перемены к лучшему. Площадь Тахрир тогда представлялась оплотом и символом мирной революции в исламской стране. Египтянам рукоплескали весь демократический мир и вся прогрессивная общественность. Их выборы нового президента ставились в пример иным, не столь демократическим странам и режимам. И куда теперь все это девать, когда спустя лишь год избранный тогда президент Мурси оказался свергнут столь же стремительно и бесславно, как и предшествующий ему Мубарак?!

Контрреволюция?

Оценить то, что сейчас происходит в Египте, довольно непросто. Аналогов этому в мировой истории не так уж и много. Конечно, если считать свержение Мубарака революцией, то крах его врагов и некоторое возвращение назад придется полагать классическим Термидором и законченной контрреволюцией. Но это только если действительно считать события 2011 года революцией. Что, строго говоря, не вполне соответствует действительности. А если честно, то и совсем ей не соответствует.

В последние годы наметилась безвкусная тенденция именовать любой государственный переворот или массовые народные волнения революцией. Что, конечно же, прибавляет известным событиям идеологический и политический вес, но чисто филологически является либо ложью, либо заблуждением. Революция характеризуется сменой всего общественно-политического строя, чего ни в одной из последних так называемых «революций» очевидно не наблюдалось. Смена верховной власти – это всего лишь переворот, бунт, путч – что угодно, но только не революция. Отчего и говорить о контрреволюции бессмысленно.

Египет сейчас находится в начале своего Смутного времени, своей Арканарской резни, когда идет борьба не за общее будущее, а за собственное настоящее, когда вперед зовут не высокие идеалы, а банальные вопросы пропитания и инстинкты самосохранения. Мубарака свергали еще те, кто хотел больше кушать и лучше жить. Против Мурси поднялись те, кто хочет просто кушать. Дальше пойдет резня между теми, что хотят всего лишь выжить. И не нужно обманываться политическими и религиозными лозунгами. Это всего лишь прикрытие, знамена, необходимые в любой войне, дабы отличать своих от чужих.

Просто экономика

Есть искушение представить происходящее в Египте как религиозный конфликт. Не стоит поддаваться этому искушению. Да, Мухаммед Мурси был очевидным религиозным лидером и ставленником исламистской партии «Братьев-мусульман». Да, по сравнению с временами довольно умеренного и достаточно светского режима Мубарака, роль ислама в Египте определенно возросла, затронув собой все стороны жизни, включая политику. Да, противники Мурси – это почти сплошь противники «Братьев-мусульман» и их политики по стремительной исламизации страны. Но дело ведь не в этом.

Дело в том, что экономический рост в Египте, по сравнению с последними годами правления Мубарака, упал в три раза – с 5,6% до 1,9% в год. Внешний долг к концу 2012-го достиг рекордной цифры в 38,8 млрд долларов. Золотовалютные резервы сократились с 35 млрд долларов на конец 2010 года до 16 млрд к маю 2013-го. Дефицит бюджета правительства составил 10,8% в 2012 году, поставив новый рекорд египетской экономики в XXI столетии. Промышленное производство упало до критической отметки. В начале декабря было объявлено о прекращении субсидий на топливо. Увеличились цены на электричество, газ и другие насущные вещи. Выросла и безработица – с 9% в 2011 году до 13% на конец 2012-го. И вряд ли приходится сомневаться, что все эти безработные присоединились к протестам против Мурси.

С другой стороны, военная верхушка оказалась недовольной посягательством Мурси и его «Братьев-мусульман» на свои экономические позиции. Египетская армия – это не просто солдаты. Это еще и своеобразный концерн, контролирующий от 20 до 45 % экономики страны. А когда президент поднял руку на часть этого огромного хозяйства и армия лишила его своей поддержки, Мурси слетел со своего поста быстрее Мубарака.

Без шанса на успех

У него нет шансов вернуться, как бы за него ни заступались «Братья-мусульмане» и сколько бы народу они ни вывели на площадь. «Братья» совершенно справедливо называют произошедшее государственным переворотом и вполне обоснованно продолжают считать Мурси законно избранным президентом. Если Мурси, по примеру Мубарака, не подпишет добровольную отставку, у заговорщиков нет иного способа лишить его власти, кроме как незаконного.

Но когда кричит улица, закон умолкает. Сейчас уже мало кого волнует, сколько у Мурси прав на власть. Гораздо больше всех интересует, сколько у него сторонников, готовых за него умирать и убивать. Если их больше, чем противников, у него есть шансы остаться в активной политике, пусть даже и не на посту главы государства. Если же меньше или они окажутся слабее, и Мурси, и «Братья-мусульмане» уступят свои позиции в стране другим политическим силам.

У военных свои проблемы. Они не могут подавить протесты и сопротивление «Братьев-мусульман» так, как бы им хотелось, – жестоко, кроваво и беспощадно, как китайцы – восставших на площади Тяньаньмэнь. Египетские военные слишком зависят от позиции США, а американцы не могут так явно поддерживать путчистов, особенно учиняющих кровавые расправы над своими противниками. Поэтому египтянам нечего надеяться на быстрый и решительный успех той или другой стороны, которая одержит радикальную победу над противниками и выведет страну из кризиса. На компромисс сторон надежд уже тоже нет. Страну ждет долгая полоса нестабильности и непрерывных битв на истощение, пока, наконец, она не упадет в ноги, как перезрелый плод, оставшемуся в живых победителю.

Прямая речь

Сирия уже охвачена гражданской войной. Как ни печально, и Египет движется в том же направлении. Хотелось бы, чтобы египетский народ избежал этой участи.

Президент России Владимир Путин.

Единственная модель государства, которая подойдет для Египта, – это модель конфессионального государства. Вероятно, такое устройство сможет сбалансировать различные интересы.

Руководитель отдела исследований INEGMA в Дубае Теодор Карасик.

Причиной египетской революции стали не жажда демократии, не стремление к либерализму, а переход элиты к свободнорыночной американской модели корпоративного «грабительского капитализма», подчинение страны диктату транснациональных корпораций и их международных органов: Всемирной торговой организации (ВТО), Международного валютного фонда (МВФ), Всемирного банка и др.

Публицист Михаэль Дорфман.

По страницам СМИ

«Расчет военных на то, что движение «Братья-мусульмане» будет вынуждено смириться с переворотом, не оправдался. Оправившись от шока, «Братья» объявили мобилизацию миллионов своих сторонников. Созданная ими «Национальная коалиция в поддержку законности», объединяющая партии и организации исламской ориентации, призвала начать общенациональные акции протеста».

«Коммерсантъ».

«Министр обороны США Чак Хейгел в пятницу и субботу провел целых три телефонных разговора с коллегой ас-Сисси. Он требовал «мирного перехода к гражданской власти» и гарантий безопасности для стран-соседей. Каиру нелогично игнорировать требования Вашингтона, одного из главных финансистов АРЕ. Но нового проекта по выводу страны из кризиса у генералов пока, похоже, нет».

«Независимая газета».

Экспертное мнение

– Если традиция насильственно свергать президентов Египта укоренится и станет постоянной формой политической активности, единственное, что можно уверенно предречь Египту, – так это смутные времена. Становятся возможными все кошмарные варианты развития событий, включая сирийский сценарий. Тем более что за Мурси стоит вполне серьезная организация «Братья-мусульмане», которая вряд ли смирится с тем, что первого легально приведенного к власти президента абсолютно вне правовых рамок снимают с поста всего через год.

Доктор политических наук Сергей Кизима.


2397

Комментирование данного материала запрещено администрацией.