И явным стало тайное

09:00 — 04.07.2013

Алексей и Софья

Алексей и Софья

Автор фото: Фото Муромского историко-художественного музея

И явным стало тайное

09:00 — 04.07.2013

14 октября 1920 года органы ВЧК казнили жителя Мурома Алексея Федоровича Жадина. Ему было 34 года – жить бы да жить. Но вышло иначе, и Жадин пополнил мартиролог жертв Гражданской войны.

Купеческий сын

Недавно «Отчина» получила письмо из Москвы. Писала научный сотрудник МГУ им. Ломоносова Марина Казанкова, как выяснилось, внучка того Жадина. В Интернете Марина Александровна обнаружила наши публикации о красном терроре. И поведала «НП» историю своей семьи, интересную и печальную. «Мой дедушка Алексей Федорович Жадин, – рассказала москвичка, – родился 9 февраля 1886 года в Муроме в старинной купеческой семье. Его отец, потомственный почетный гражданин и купец 1-й гильдии Жадин Федор Васильевич, происходил из древнего муромского рода. Алексей был любимым сыном и братом, любил и почитал родителей, заботился о сестрах. По окончании около 1904 года Муромского реального училища он успешно помогал отцу. В их доме была огромная библиотека, собранная в основном Алексеем. Он был одним из тех, кто составлял цвет муромской молодежи. В 1908 году Алексей Федорович был обвенчан в церкви Сретения Господня с Гундобиной Софьей Ивановной, моей бабушкой». Характеристику дополняют сотрудники муромского историко-краеведческого музея: «Он был инициатором создания в Муроме научного общества «любителей старины», выступал на страницах газеты «Муромский край» о бережном отношении к древним памятникам. Алексей Жадин был страстным собирателем и коллекционером. Часть его коллекции (оружие, военные лубки, предметы народной одежды) находятся в музейном собрании».

Восстание в Муроме

Летом 1918 года запахло порохом. Брестский мир, грабеж деревни, гонения на Церковь, запрет торговли, голод, террор родили народное сопротивление. Были попытки организоваться. В частности, образовался «Союз Защиты Родины и Свободы», ядром которого стали офицеры-фронтовики. Союз планировал выступления в Москве и 20 городах Поволжья. Ночью 8 июля вспыхнул антисоветский мятеж в Муроме. Его возглавили местный уроженец, герой Первой мировой войны Николай Павлович Сахаров, прибывший в город с группой офицеров на пароходе из Нижнего Новгорода. Политическим лидером был военный врач Николай Сергеевич Григорьев. По утверждению ВЧК, в штаб на правах казначея и связного с торгово-промышленным классом входил и купец А. Ф. Жадин.

Повстанцы объявили себя муромским отрядом «Северной добровольческой армии». Была разоружена караульная рота, захвачены арсенал, военный комиссариат, в перестрелке ранило нескольких красноармейцев. Большевики разбежались, а кто не успел, попал под замок. «Восстание было бескровным», – пишет Марина Казанкова. На призыв о мобилизации откликнулись офицерство, интеллигенция, учащиеся. Рабочие мастерских Казанской дороги уклонились. А тем временем к Мурому спешили красные отряды из Москвы, Владимира, Коврова, Выксы. Ввиду их явного превосходства повстанцы утром 10 июля с боем покинули город. В их числе Алексей Жадин.

Забвению не подлежит

По словам Марины Казанковой, семья бережно хранила память об Алексее Жадине. Считалось, что дед напрямую не участвовал в мятеже 1918 года, а стал жертвой оговора. Его судьба оставалась тайной. «Эта трагическая история не давала мне покоя», – признается Марина Александровна, – и я занялась поисками». Было много запросов в официальные инстанции. Наконец, вопрос прояснило письмо из Центрального архива ФСБ Российской Федерации. Оно гласило, что А. Ф. Жадин был арестован в Омске 4 апреля 1920 года местной ЧК по делу о восстании 1918 года. Дело передано Особому отделу Владимирской ЧК. Приговором трибунала от 26 февраля 1919 года Жадин А. Ф. объявлялся врагом народа и подлежал расстрелу. Приговор приведен в исполнение 14 октября 1920 года во Владимире.

В реабилитации деда и возможности ознакомиться с его архивным делом заявительнице было отказано. Марина Казанкова с этим не согласилась. С одной стороны, считает она, государство поменяло идеологические приоритеты. В частности, вернуло на Родину прах главнокомандующего Белой армией Деникина, разрешило установку памятника адмиралу Колчаку в Иркутске. С другой, – сохраняет клеймо «враг народа» на прочих участниках борьбы с большевизмом, в целом становясь в неоконченном историческом споре на одну сторону, красную.

3454

Комментарии (1):

13:48 — 08.07.13, Павел Корчагин

Если переместить акценты в этой статье и убрать ангажированность автора . то все факты , изложенные в ней понятны и логичны . Антигосударственный мятеж . Член мятежного штаба . В Америке Сноудону грозит сметная казнь . А Квачкову сколько дали -да ни за что ? И , какая там реабилитация , и какая это жертва ?Непонятно только ,почему приговор исполнили через 1,5 года.

Комментирование данного материала запрещено администрацией.