Кладоискатели

07:00 — 30.05.2013

«Оружие» к бою!

«Оружие» к бою!

Автор фото: Юлия Полякова

Кладоискатели

07:00 — 30.05.2013

Как отдохнуть, куда податься после напряженной трудовой недели? Ну конечно, на поиск клада! Такое решение принимают все больше наших земляков.

Кольца и браслеты, древние монеты

За лопаты берутся самые разные люди — от строителей и водителей до рестораторов. Андрей Чистяков как раз из последних.

— У нас семейный бизнес, ресторан — в здании, которому 130 лет, — рассказал нам нижегородец. — Оно принадлежало Бугрову. Из-за этого я заинтересовался историей. Ездил на Линду, где купец мельницы построил. Познакомился с потомками работников. Жив сын бывшего управляющего! Старенький уже такой…

— Я там первую свою монетку нашел, времен Петра I, правда, в плохом состоянии! — перебивает младший брат — школьник Арсений, приехавший вместе с Андреем на майский слет кладоискателей в Кстовский район.

Сам Андрей копает, по его выражению, 4 года. Друзья занялись, поехал с ними и на поле глазами, без приборов, нашел екатерининскую монету.

— Ощущение незабываемое! — делится кладоискатель. — Друзья подарили металлодетектор и… Затянуло капитально. Такой азарт, адреналин! Ты в поиске, в движении от рассвета до заката. Жалко время терять даже на еду, особенно когда начинаешь что-то находить. Больше всего меня порадовал серебряный рубль 1898 года, который нашел на границе с Мордовией. Почти в идеальном сохране.

В идеальном состоянии то есть. У кладоискателей свой язык. Себя называют копарями.

— Среди находок, например, серебряная полуполтина с профилем Екатерины II, — продолжает Андрей. — Монеты-«чешуйки» XV века, старинные серебряные крестики, кольца, серьги. А мечта у меня — найти какое-то чудесное украшение: ожерелье или браслет.

Друг Андрея, строитель Сергей Козлов, рассказывает, что в Перевозском районе, в Малых Кемарах, нашел золотую брошь с камнями начала XX века.

— В Семеновском районе попалась чернильница с засохшими чернилами, которой лет 300, — делится собеседник. — Но чаще всего монеты нахожу. Моя большая удача — 4 копейки Петра III, 1762 года. Рекорд — 180 монет за день, в том числе 20 екатерининских пятаков. Они мне больше всего по внешнему виду нравятся.

Главное — правильно выбрать место для поиска. По словам Сергея, на находки богат юг Нижегородской области.

— На севере почва кислая, — объясняет он. — Металл плохо сохраняется. По старым картам, сравнивая с современными, выбираем места, где раньше были деревни, тракты, ярмарки… Вообще, знаете, это занятие полностью изменило мою жизнь. Я уже столько краеведческой литературы перечитал, столько узнал. Люди, это так интересно! Находишь что-то — представляешь человека, который это держал в руках, о чем он думал, как жил…

Кладоискатели говорят, что их увлечение — для настоящих мужчин. До 15 километров в день с разным снаряжением по оврагам, по болотам — слабо? А копать, стойко перенося непогоду или атаки насекомых?

— Иной раз в огороде, в селе Пурех Чкаловского района, откуда родом жена, так уработаешься, ноги не держат, — говорит нижегородец Михаил Чирков. — Отдохнуть бы. Я… снова берусь за лопату. И понимаете, не чувствую усталости! Находок уже много, в том числе серебряные монеты. Мечтаю найти золотую.

Мирные люди

На юбилейный, 10-й, слет кладоискателей со всей страны приехало рекордное число участников — почти 700. Организаторы прикинули, что вообще только в Нижегородской области приборным поиском занимаются около 4 тысяч человек. Причем армия увлеченных растет год от года.

— Мы однажды наметили место, до которого чуть не сутки добирались, — рассказывает Антон Ильин из Ярославля. — Через реки на плотах, да потом по болотам. Пришли, а поле «выбито». В общем, большая конкуренция сейчас. Но выкопать все просто невозможно. Даже там, где уже поработали, можно что-то найти. И вернувшись на «прошлогоднее» место, с пустыми руками не уйдешь. Словно земля сама решает, когда что отдать.

Копари, по словам Антона, — люди мирные и стычек между ними не бывает. Местные жители в основном приветливо относятся, рассказывают, где какая усадьба стояла или церковь.

— Только однажды инцидент был, — говорит собеседник. — Копали в поле, вдруг мужик бежит. Моя, говорит, земля. Или 5 тысяч рублей платите, или уходите. Ну, мы ушли. А так самая большая опасность для кладоискателя — клещи.

Находки копари несут домой.

— У меня их уже три ящика, — признается Сергей Козлов.

Главное, с женой договориться. У большинства, судя по разговорам с участниками слета, они не против.

— У мужчины должно быть увлечение, но — не важнее семьи, — сказала мне жена Михаила Чиркова Ольга. — С моей стороны было условие: дома никакой грязи. Муж это понимает: сам находки чистит, моет.

Арифметика поиска

Андрей Чистяков говорит, что поиск не дороже, чем охота или рыбалка. Все зависит от уровня оснащения: у кого-то просто удочка, а у кого-то крутые снасти и лодка с японским мотором.

— Я в прошлом году специально «УАЗ» купил, — рассказывает молодой человек. — Надо над ним поработать: увеличить мощность, проходимость.

Лопата, рюкзак, фонарики, рация, палатка — все это есть в разном исполнении. Как и оборудование для поиска.

Антон Ильин говорит, что заказал металлоискатель в Санкт-Петербурге за 9 тысяч рублей. Плюс 300 рублей за пересылку.

— У нас в городе такие 12 тысяч, — объясняет.

У Михаила Чиркова прибор за 16 тысяч рублей, у Сергея Козлова — за 24 тысячи. Предприниматель из Ворсмы Игорь Шилин показывает металлоискатель за 75 тысяч рублей, обнаруживающий предметы на глубине до 30 сантиметров.

— И это не предел, — говорит. — Есть и за 200 тысяч.

Деньги понадобятся на бензин и продукты.

— Мне поездка без ночевки обходится рублей в 500, — делится Антон Ильин. — Чтобы расходы окупились, иногда что-то из найденного продаю. Прибор, например, быстро «отбил», продав несколько монет. Коллекционеров ведь очень много.

Кстати, в «Гимне кладоискателей» так и поется:

Наша дружба, преданность и вера

Греют душу коллекционера.

Все собеседники сказали, что поиском занимаются для себя, для хорошего настроения. Но вообще на этом можно сделать деньги.

А что закон?

В статье 233 Гражданского кодекса России говорится, что «в случае обнаружения клада, содержащего вещи, относящиеся к памятникам истории или культуры, они подлежат передаче в государственную собственность». При этом собственник земли и тот, кто клад нашел, имеют право на 50 процентов его стоимости. Деньги делятся поровну, если заранее не было других условий.

Копари на это говорят, что, по Гражданскому кодексу, клад — это что? «Зарытые в земле или сокрытые иным способом деньги или ценные предметы». То есть кто-то сложил червонцы в сундук или глиняный горшок и закопал. А мы, мол, находим то, что кто-то когда-то потерял (хотя клад, признаются, мечтает найти каждый!).

Но закон все равно наступает на пятки. На слете было много разговоров о проекте, который сейчас на рассмотрении в Госдуме. Предлагается обязать желающих походить с металлоискателем и другим поисковым оборудованием сначала получить лицензию. Порядок лицензирования, говорится в документе, устанавливается федеральным органом охраны объектов культурного наследия по согласованию с Российской академией наук. За использование приборов без разрешения предложено разработать меры ответственности, дополнив Кодекс об административных правонарушениях.

— Да, среди кладоискателей есть мародеры, которые ни перед чем не останавливаются, — не скрывает Антон Ильин. — Но сколько их? Самое большее — один на сотню. Вот они нас и подставляют. Мы знаем, что на территории объектов культурного наследия копать нельзя, и не делаем этого. Вандалов же никакой новый закон не остановит. А вот нам, нормальным копарям, он вообще кислород перекроет. А еще тем, кто занимается поиском на местах сражений Великой Отечественной войны. Если государству нужно, пусть организует больше раскопок! Мы готовы помогать. Устройте при музеях пункт приема находок. Я, кстати, что-то относил в музеи, но особой радости не заметил. Им же надо экспертизу заказывать, хранить это где-то — средств, как правило, нет. Так оставьте нам возможность! Мы до средневековья все равно не докапываемся.

Авторы законопроекта говорят, что только в 2011 году в стране было продано более 2 миллионов металлоискателей и пора навести в этой сфере порядок. Копари ждут, чем дело кончится, а пока разбирают новые находки.

6942

Комментирование данного материала запрещено администрацией.