Вторая «холодная»?

07:00 — 18.04.2013

Вторая «холодная»?

07:00 — 18.04.2013


США и Россия обменялись списками. 

На американский «Список Магнитского» наши жестко и незамедлительно ответили «Списком Гуантанамо». Похоже, это становится модным трендом внешней политики, а кто-то даже считает это началом новой «холодной войны». Кто прав, выясняли наши эксперты.

Второй темой обсуждения стала фигура Маргарет Тэтчер: удивительная и противоречивая.

Защищая права человека

Вкратце история войны списков сводится к тому, что зимой прошлого года в США был подписан так называемый «Акт Магнитского», который вводил различные санкции для некоторых российских чиновников, ответственных, по мнению американской стороны, за нарушение прав человека. Российские власти, возмутившись действиями США, сначала приняли закон о запрете усыновления российских детей американскими гражданами (который многие у нас восприняли как ответ по принципу «выйду назло кондуктору»), а потом составили свой аналогичный список граждан США. Получилось в духе нашего любимого «симметричного ответа».

— Не буду оригинальным, но внимание к этому вопросу в России несоизмеримо больше, чем в США. Там не то что в обществе, даже на уровне экспертов интерес к «списочному противостоянию» стремится к нулю, — как обычно не стал подогревать интригу Михаил Рыхтик. — Поэтому, по большому счету, никакого особого конфликта нет: американцы просто возмущены тем, что где-то нарушены права человека, и неважно, где это произошло: для них права человека выше прав государства.

— Американцы просто пытаются сказать нашим элитам, что смерть человека в СИЗО — это не просто случайность, а прецедент, говорящий о том, что у нас не все в порядке с соблюдением прав человека. Это похоже на воспитательную меру, которая как бы говорит «нельзя допускать такого, это нецивилизованно, такого быть не должно ни в России, ни где бы то ни было», — заметил Александр Прудник.

То есть, несмотря на то, что в США существуют антироссийские настроения (что далеко не секрет), «списки» вряд ли как-то отразятся на российско-американских отношениях.

— В отношениях стран есть несколько «болевых точек», вроде ситуации в Сирии, Иране, давний спор по ПРО и так далее. Но не стоит ожидать, что «списки» как-то ухудшат или улучшат их: слишком незначительна эта история, особенно для США, — считает Михаил Рыхтик.

По мнению эксперта, больший интерес вызывает шумиха, поднятая в России вокруг списков.

— Зачем и кому все это нужно у нас в стране — вот что мы должны обсудить! — предложил профессор.

Кругом враги

— Чувствуете, в массовое сознание постепенно через телевидение проецируется та же терминология, что и во времена «холодной войны». Войны, конечно, как таковой нет, но это очень удобный смысловой ресурс для ведения внутренней политики, — откликнулся на предложение Иван Юдинцев.

— Согласен, шумиха может быть связана с формированием информационного поля: кругом одни враги. Снова заговорили о «классовой борьбе», какой-то активизации иностранных агентов на территории страны, — поддержал идею Андрей Дахин. — Мне кажется, эта риторика выгодна тем, кто хочет не то чтобы вернуть «железный занавес», но как бы «прикрыть» Россию.

Главное, не перегнуть палку в этой игре, считает эксперт: подозрения в связях с зарубежными агентами распространяется уже не только на пресловутые НКО, а даже и на сами элиты, имеющие за границей счета и недвижимость, что не может не вызывать беспокойство, так как непонятно, когда и где остановится эта кампания и остановится ли вообще.

— А шумиха вся, как мне кажется, спровоцирована той частью элиты, которая боится гнева общества по отношению к себе. Но, поняв, что американцев общество не любит еще больше, решили народное недовольство пустить именно в это русло, — считает Иван Юдинцев. — В общем, это часть каких-то разборок в элитах и, по большому счету, к нам с вами не имеет никакого отношения. По крайней мере, пока… — загадочно закруглил тему аналитик.

«Железная леди»

Смерть Маргарет Тэтчер заставила мир еще раз задуматься над противоречивой, но значительной фигурой «железной леди». Может быть, эта тема и не стала бы предметом нашего обсуждения, если бы не ее визит в Нижний Новгород, который тогда, в начале 90-х, стал для города достаточно значимым событием: ее политика, ее стремление к изменениям вызывали значительный интерес в «новой России», тем более в «столице реформ».

— Тэтчер — фигура неприемлемая для нашей страны: она прагматична, настойчива и уверена, что цель всегда оправдывает средства. Даже британцы ее не всегда понимали, обвиняя в сокращении расходов на социалку. Но это спорно. Скорее она их не сокращала, а перераспределяла… В общем, очень противоречивая фигура, — поделился своим мнением Михаил Рыхтик.

— А для меня «железная леди» воплощает совершенство британской кадровой системы: она долго готовилась, росла, шла к цели, умело пользовалась победами и проигрышами своей партии. За ней следили много лет, и в итоге она доказала, что способна стать премьером и стала им, — размышляет Иван Юдинцев. — Она хотела сделать мир лучше, понимая, что только так можно построить политическую карьеру. У нас бывает, к сожалению, наоборот…

— Преемник Джон Мейджор всегда находился в тени Тэтчер, и в связи с этим мне рассказывали такую историю, — ударился в воспоминания Андрей Дахин. — Посещая Россию, и Нижний в частности, Мейджор надеялся, что хоть здесь образ Тэтчер оставит его в покое. Но не тут-то было: британскую делегацию повели на ужин в один из лучших по тем временам ресторанов «Колизей», что был на Покровке, где при входе премьера встретил… портрет Тэтчер, которая несколько лет до этого ужинала здесь же! Вот такая ирония!

— Помню, когда «железная леди» была у нас, я совершенно случайно встретился с делегацией в кремле. Выворачиваю из-за угла, а мне навстречу Борис Немцов и Маргарет Тэтчер идут, — рассказывает свою историю Александр Прудник. — Тогда я впервые почувствовал и осознал, что такое мощь и энергетика по-настоящему значительной политической фигуры: она излучала уверенность, непоколебимость и стойкость. Вот как выглядит настоящий политик, подумал я тогда. И он совершенно ничего общего не имел с тем образом, который нам пыталась навязать советская пропаганда, завершил ностальгическую тему эксперт.

7633

Комментирование данного материала запрещено администрацией.