Битва за детей

07:00 — 04.04.2013

Теперь – врозь

Теперь – врозь

Битва за детей

07:00 — 04.04.2013

Анна и Алексей Коноваловы были вместе 12 лет. Сейчас каждый из них говорит, что, оказывается, просто не знал свою бывшую половину. Вскоре после развода разгорелось настоящее сражение за детей. Никита сейчас с папой, Даша — с мамой. Алексей хочет забрать к себе и дочь, мать мечтает вернуть сына.

«По-хорошему» не получилось

Анна — врач-стоматолог. Частная практика стала давать ей хороший доход.

— Я всегда хотела троих детей, — рассказывает нижегородка. — Наш дом в 300 квадратных метров был «с прицелом» на большую семью. В феврале 1999 года родился Никита, в октябре 2007-го — Даша. У детей был тренажерный зал, бассейн.

Но в июне 2009 года семья распалась. По словам собеседницы, при разводе споров по поводу имущества и детей не было.

— Я отдала Алексею обе машины, погасила два его кредита на миллион рублей и отказалась от алиментов, — продолжает Анна. — И вдруг он подает иск, требуя, чтобы дети жили с ним.

Этому предшествовала некрасивая история. Дело было 6 ноября 2009 года. Алексей, как следует из приговора, «стал высказывать в адрес Коноваловой оскорбления нецензурной бранью. С целью избежать конфликта Коновалова вместе с детьми ушла на кухню, где в это время находилась ее мать. Коновалов, продолжая свои противоправные действия, подошел к Коноваловой и, стоя у последней за спиной, обхватил руками за шею и стал умышленно сдавливать, причиняя ей физическую боль и удушье. Коновалова, не имея возможности оказывать сопротивление, так как держала на руках дочь Дарью, упала на колени». Мать Анны стала отталкивать бывшего зятя… Алексея признали виновным в умышленном причинении легкого вреда здоровью и средней тяжести. Дали 10 месяцев условно с компенсацией потерпевшим в 5 тысяч рублей.

Разделить и отнять

— Иск о месте проживания Никиты и Даши рассматривался, когда шел судебный процесс по этому уголовному делу, — говорит Анна. — Для меня так и осталась неразгаданной позиция суда. В декабре 2010 года Никиту отдали на воспитание отцу, который был на тот момент безработным, имел несколько непогашенных кредитов, обладал лишь четвертью доли в квартире площадью чуть более 36 квадратных метров. Дашу оставили со мной, только потому, что она была на грудном вскармливании. Через год приговор в отношении бывшего мужа вступил в силу. Я обратилась в суд с заявлением о пересмотре места проживания Никиты. По Семейному кодексу, умышленное преступление против жизни или здоровья своих детей либо супруга — вообще основание для лишения родительских прав. Но суд оставил Никиту с отцом.

Собеседница говорит, что бывший муж запрещает ей общаться с сыном. Возможны только случайные встречи, например в школе. При этом мальчик, по словам матери, нервничает, явно желая, чтобы разговор скорее закончился. Анна считает, что отец настроил Никиту против нее и запугал.

— С Дашей я разрешила Алексею видеться хоть каждый день, но в моем присутствии, чтобы и ее не настроил, — продолжает женщина. — Он же через суд добился встреч без меня. И стал приезжать с понятыми и судебными приставами! Ребенок боится. Однажды отец силой хотел Дашу забрать. Вот справка из травмпункта: у дочки растяжение связок плечевого и локтевого суставов.

Алексей снова попытался через суд добиться, чтобы Даша жила с ним. Анна считает, что дети нужны бывшему мужу как аргумент в имущественном споре — за дом.

— Почитайте, что говорили в суде няни детей, педагоги, — предлагает она.

«Няня про маму Никиты может сказать только хорошее, она занималась всеми домашними делами», «Никитой занималась Коновалова Анна, по инициативе матери он посещал секцию, кружки. От отца никакой инициативы не было», «С Никитой занималась Анна, делала уроки, ходила по врачам».

Другой взгляд

Нижегородка написала Уполномоченному по правам детей в России Павлу Астахову. Ей позвонили: ваша ситуация взята на контроль. На следующий день после этого суд вынес решение: 5-летнюю Дашу оставить с мамой.

— Это решение я буду обжаловать, — сообщил нам предприниматель Алексей Коновалов.

Он дал совершенно другую картину происходящего. По его словам, сын сам захотел жить с ним.

— Никите 14 лет. Как я могу его настроить? Он сам не хочет видеться с матерью. У нее неуравновешенный характер. Детьми она не занималась. Я никогда не хотел рушить семью, это она подала на развод. С Никитой мы настоящие друзья. Недавно ездили в Италию. С Дашей бывшая жена не дает мне общаться. Чтобы зафиксировать это, я и приезжал с судебными приставами. Приходил в садик, чтобы хоть там увидеть дочь, но заведующая сказала: Анна Валерьевна запретила выводить к вам ребенка. Общаться с Дашей в присутствии ее матери я не могу, потому что с бывшей женой плохие отношения. Для ребенка это будет стресс. Я люблю своих детей. То, что бывшая жена говорит про какие-то мои имущественные претензии, — просто бред.

В начале недели Анна обратилась в Автозаводский районный суд с иском о пересмотре места жительства Никиты. Будет настаивать на психологической экспертизе состояния сына. В ближайший понедельник она идет на прием к Уполномоченному по правам ребенка в Нижегородской области Надежде Отделкиной.

Прямая речь

Евгения Костина, психолог:

— К сожалению, ситуация, когда дети становятся заложниками «взрослых» проблем, — не редкость. Ребенок при этом, не понимая всех тонкостей отношений родителей, начинает искать причину в себе: может быть, мама и папа расстались и продолжают спорить, ссориться, потому что я плохой? Для маленького детского мира это очень тяжелое положение. Ребенок любит и маму, и папу. Ситуация разорванности для него большой стресс. Следствие — повышенная тревожность, ощущение покинутости. В дальнейшем возможен страх отношений с противоположным полом. Вероятна ситуация: человек, держа в уме пример родителей, решит, что лучше вообще не заводить семью. Если взрослые действительно любят детей, то они рано или поздно отодвигают свои эгоистические соображения и начинают думать о детях, а не о себе в данной ситуации. Остается надеяться, что так случится и в этой истории.

Между тем

«Больше не увидишь…»

Подобных историй, увы, множество. Уже почти 3 года не видел свою дочь борчанин Владимир Баранов.

Как мы уже рассказывали, в июне 2009 года супруги Барановы расстались, Анна уехала к жениху Мустафе, с которым познакомилась во время поездки в Египет, дочь Полина по согласию родителей осталась с отцом. Владимир отправлял бывшей жене письма о том, как девочке живется, купил дочке путевку в Египет, чтобы повидалась с мамой. В мае 2010 года мужчина снова женился. Через несколько дней на Бор приехала Анна. Владимир отпустил Полину к матери. Больше он дочку не видел. Лишь наняв частного детектива, отец узнал, что она в Хургаде. В октябре 2011 года Борский городской суд определил место проживания 9-летней Полины с отцом. Но решение не выполнено. Судебные приставы разводят руками: другая страна. Владимир Баранов написал десятки писем в различные инстанции, ездил в российское консульство в Египте, обращался к депутатам Госдумы, к детскому омбудсмену Павлу Астахову.

Мы позвонили Владимиру Баранову в минувший понедельник.

— Никто ничего не может сделать или не хочет, — сказал он. — Мне давно уже ничего неизвестно о дочери. Руки не опускаю, но уже просто не знаю, что делать.

Владимиру Васильевичу явно было тяжело говорить. Ему известно только, что бывшая жена стала мусульманкой, что у нее должен был родиться ребенок. Баранов работает в иконописной мастерской. Полина воспитывалась в православных традициях. Отец считает, что в чуждом окружении ей тяжело.

Искать детей пришлось и кстовчанке Валерии Ильиной. При разводе с мужем договорились: старшая будет с ним, младшая, 2 года, с матерью. Но отец без ведома бывшей жены ребенка забрал. Судебные приставы девочку вернули, однако отец снова увез ее. Где дети, Валерия не знает.

Уже несколько лет через суд пытается добиться общения с дочерью нижегородец Николай Полыгалин. После развода мать Насти запретила общение с отцом. В суде школьница говорит, что никого из родственников не хочет видеть, и это учитывается. Николай уверен, что ее настроила мать. Уполномоченному по правам детей в Нижегородской области мать девочки сказала, что разговор на эту тему — напрасная трата времени.

Потеряла возможность видеться с сыном нижегородка Татьяна Самочкина. После развода родители бывшего мужа свозили мальчика на юг. Вернувшись, он заявил, что хочет жить только с отцом. Татьяна считает: настроили. Суд определил место жительства ребенка с отцом, что стало для матери неожиданностью. После этого бывший муж, по словам Татьяны, заявил, что сын не хочет ее видеть.

По закону, если один из родителей препятствует общению ребенка с другим, скрывает его, могут наказать штрафом в 2–3 тысячи рублей. Если в течение года правонарушение повторится, грозит штраф 4–5 тысяч или арест до 5 суток.

Источник: Фото предоставлено Анной Коноваловой

3179

Комментирование данного материала запрещено администрацией.