Понтифик вопреки

07:00 — 21.03.2013

Понтифик вопреки

07:00 — 21.03.2013


Позавчера, 19 марта, состоялась интронизация нового понтифика. Католический мир официально обрел нового Папу, а Ватикан нового главу – Франциска I, совсем недавно еще известного под именем аргентинского кардинала Хорхе Марио Бергольо. Событие, без всякого преувеличения, привлекло внимание всего мира, а не только его католической части. Внимание к выборам нового Папы оказалось настолько пристальным, что породило резонный вопрос: с какой, собственно, стати?

Обостренное внимание

За выборами нового понтифика в прямом эфире следили сотни журналистов и миллионы заинтересованных наблюдателей. Тысячи не побоялись выстоять много часов в холодную промозглую погоду на площади Святого Петра, дабы лично увидеть белый дым и выход нового Папы. Об избрании понтифика сочли нужным написать все ведущие СМИ и все профильные эксперты. Поздравления Франциску I с его избранием направили все ведущие мировые лидеры. В общем, ажиотаж стоял такой, что даже непосвященному было понятно: событие явно нерядовое.

Со стороны могло показаться, что вся эта ватиканская шумиха мало чем отличается от прочих современных массовых мероприятий и постановок шоу-бизнеса, вроде Евровидения или чемпионата мира по футболу, возбуждающих куда больший переполох и привлекающих внимание куда большего числа людей. Публика всегда любит зрелища, особенно с неизвестным исходом, и чем грамотнее постановка, тем больше внимания она способна привлечь.

Тут, однако, не совсем тот случай. Кардиналы отнюдь не жаждали привлекать всеобщее внимание к своей собственной, внутренней процедуре.

Конклав, как и прежде, проходил в абсолютно закрытом режиме, ни о какой зрелищности не могло быть и речи. Публика, заинтересованная или нет, никоим образом не влияла на исход события. Однако внимание оно все равно привлекло.

И очень многих людей по всему миру. Каким-то образом люди почувствовали, что выборы Папы их касаются непосредственно, и отнюдь не только о католиках идет речь.

На перепутье

Значимость выборов главы Римской католической церкви определяется не только численностью, мощью и влиянием организации, им возглавляемой. Ведь уже почти все согласились, что в секулярном западном мире роль религии падает медленно, но неуклонно. В той же синергии падает роль и влияние католической церкви, и, соответственно, ее главы. Были времена, когда Папы могли непосредственно влиять на ход истории, вмешиваться в международную политику, ставить и свергать суверенных властителей, начинать и прекращать войны. Сейчас о тех временах можно лишь вспоминать, и реальное влияние Папы на текущие политические события, экономические и социальные процессы отнюдь не настолько велико, чтобы за его выборами с таким интересом и напряжением следил весь мир.

Однако за главой Римской католической церкви остался последний невзятый бастион – идеология. В ХХ веке, на фоне грандиозной схватки трех ведущих идеологий, овладевших умами масс и государственных лидеров – коммунизма, фашизма и капитализма, – религиозная идеология, религиозные ориентиры мира и человека как-то сдвинулись в сторону, отошли на второй план, и многим уже стало казаться, что их время ушло, что человечество выросло из религии, как из коротких штанишек, и скоро священники и церкви уйдут в историю, как когда-то ушли туда же фараоны и феодалы.

Но случилось обратное. Ушел в историю ХХ век, рухнул фашизм, сгнил коммунизм.

Да и нынешний капитализм с политической надстройкой в виде либерализма еще никогда не подвергался такому кризису и такой критике, как сейчас. И оказалось вдруг, что образовавшуюся смысловую и идеологическую пустоту нечем заполнить, кроме как религией. Религиозная мотивация, религиозные ориентиры вновь возвращаются в практическую повседневную деятельность, в том числе политическую. Отсюда – возрождение православия и Церкви в России.

Отсюда – подъем политического ислама. Отсюда – такой интерес к наместнику святого Петра. Куда качнет он Ватикан? Вниз, в пропасть окончательного растворения в светском секулярном обществе и отказу от всех догм и принципов, или вверх, к обновлению и усилению, к возрождению христианства?

Против течения

Про нового понтифика Франциска I известно еще очень немного. Во всяком случае, гораздо меньше, чем про кардинала Хорхе Марио Бергольо, про которого все – и сторонники, и недоброжелатели, – говорят как про человека скромного, умного, смелого и принципиального. Скромность и простоту кардинала Бергольо, а ныне Франциска I, многие уже успели отметить и похвалить. Вряд ли столь же единодушно будут одобрены его смелость и принципиальность. Кардинал Буэнос-Айреса Бергольо выступил в открытую против президента Аргентины Кристины Киршнер, когда в стране легализовывались однополые браки. Вряд ли Папа Франциск I проявит большую терпимость к одному из столпов современного либерализма.

Он еще вызовет и раздражение, и откровенную ненависть у очень многих. Римская католическая церковь – последний институт на Западе, который еще отстаивает традиционную мораль и устои общества. У идеологов либерализма были надежды на Папу-реформатора, который откажется, наконец, от «застарелых догм» и смягчит позицию Ватикана по самым насущным этическим и социальным вопросам. Теперь очевидно: надеждам этим не суждено сбыться.

Пока Франциск I возглавляет Римскую католическую церковь, она никогда не признает гомосексуализм нормальным явлением и не легализует однополые браки, никогда не разрешит эвтаназию, не одобрит аборты и не допустит женского священноначалия. Новый Папа одной своей личностью уже завоевал симпатии множества людей. Но его взгляды и политика войдут в резкое противоречие с желаниями и стремлениями не меньшего числа людей, и Ватикану придется столкнуться с такой критикой, по сравнению с которой все прежние упреки покажутся булавочными уколами. Интересно, понимали ли кардиналы, что выбирают нового понтифика вопреки предпочтениям приверженцев последней господствующей идеологии западного мира?!

Прямая речь

Новый понтифик – очень авторитетный архиерей. Наверное, не случайно, что это первый Папа, выбравший имя Франциска – несомненно, в честь почитаемого Римско католической церковью Франциска Ассизского, который воспринимается католиками как образец евангельской бедности, смирения и служения бедным.

Глава Отдела внешних церковных связей РПЦ митрополит Иларион.

Мы надеемся, что Франциск придаст импульс развитию отношений между нашими церквами, которые начались при его предшественнике. Он как то сказал, что любит Достоевского, – хочется надеяться, что он любит и духовные традиции русского православия.

Секретарь Отдела внешних церковных связей протоиерей Димитрий.

Папа Франциск произвел очень светлое впечатление. Избранное им имя обещает огромные потрясения для Католической церкви – понуждение ее к преобразованию в Церковь бедных, а не в Церковь солидных господ.

Профессор Московской духовной академии протодиакон Андрей Кураев

По страницам СМИ

«Избрание кардинала Хорхе Марио Бергольо на папский престол с воодушевлением восприняли в Московском Патриархате. Представители РПЦ не исключают, что при новом понтифике административные разногласия между церквами будут преодолены».

«Коммерсант».

«Никаких драматических изменений не произойдет – ни вам священников женщин, ни послаблений по вопросам морали и секса, ни грандиозного переписывания католической доктрины. Либералы будут разочарованы».

The Daily Telegraph.

«На посту кардинала Бергольо был ярым противником социально прогрессивных трендов, включая однополые браки, что демонстрирует непрерывность консервативной доктрины Бенедикта XVI. Однако другие его дела, как, к примеру, защита бедных и дела социальной справедливости, а также выступления против зол, которые несет за собой глобализация, превращают его в трудную «мишень» для критики со стороны прогрессивных сил».

The Washington Post.

Экспертное мнение

– Возможно, избрание Франциска – это последний шанс Ватикана сохранить Католическую церковь как традиционный институт, не дать ей скатиться в болото либерализма и толерантности. В этом случае Франциску придется дать бой как «голубому лобби» в недрах самой Римской курии… так и еще более мощному альянсу левых поборников «общечеловеческих ценностей» и врагов традиционализма. И в этом противостоянии позиции нового Папы, пожалуй, сильнее, чем у его предшественника.

Политолог Кирилл Бенедиктов.

2837

Комментирование данного материала запрещено администрацией.