Ольга Носкова: «Главное – любовь. Остальное – факультативно»

07:00 — 07.03.2013

Ольга Носкова: «Главное – любовь. Остальное – факультативно»

Ольга Носкова: «Главное – любовь. Остальное – факультативно»

07:00 — 07.03.2013

«Улыбайтесь, господа! Серьезное лицо — еще не признак ума», — незабвенный барон Мюнхгаузен произносит это и поднимается по веревочной лестнице. Практически в небо. Она очень любит эти слова. Может, потому что сама всегда поднималась по лестнице жизни с улыбкой — открытой людям и целому миру.
Можно долго перечислять ее титулы и награды. Вспоминать, как достойно держалась в прямом телевизионном эфире, невзирая на личности собеседников. А можно просто удобно устроиться в ее не пафосном кабинете и с удовольствием, легко общаться, не оглядываясь на часы, диктующие глубокий вечер. И поражаться, как у нее на все хватает сил. Практически суперженщина.
— О да! — смеется министр социальной политики правительства Нижегородской области Ольга Носкова. И добавляет: — Правда, я не знаю, хорошо это или плохо.

Катастрофа личности

Зато она точно знает: «железная леди» — это не про нее. И признается совершенно искренне:

— Могу расплакаться. Я живая. Мне бывает больно, обидно. Я человек очень сентиментальный. Плачу, когда смотрю фильмы про войну, когда вижу человеческое горе, страдание. На самом деле, меня не так трудно разжалобить.

— И часто такое бывает?

— Редко, — после секундной паузы выдает Ольга Владимировна.

— Должность обязывает или внутренне не позволяете себе расслабляться?

— Вот. Именно так. Не позволяю. Понимаете, очень легко научиться жалеть не только других, но и самого себя. Пожалуй, себя даже проще. А вот как только ты этому научишься, тут же начинается катастрофа личности. Потому что дальше появляется умение самого себя оправдывать, находить объяснения тому, почему ты не сделал то, что хотел или должен. Это очень важно: не путать умение себя любить и себя жалеть. Первое нужно обязательно. Когда ты это понимаешь, добавляется самоуважение. А вот когда себя жалеешь, оно исчезает.

— Но любить себя научиться гораздо сложнее.

— Не то слово. Для людей моего поколения особенно. Я, например, честно скажу: очень долго избавлялась от того, что внушала мне мама. Она очень ответственно относилась к работе. Настолько, что у нее практически не оставалось сил на семью. На ней держался мир. Я себе всегда говорила: это неправильно, и очень старалась жизнь в своей семье построить иначе. На какое-то время меня хватило.

Где та амбразура?

— На сколько, если не секрет?

— Я 20 лет пробыла замужем. Это очень приличный запас прочности.

— Хотите сказать, что все эти 20 лет отдавали предпочтение семье? А как же телевидение?

— Я просто все успевала, говорю без кокетства. Было очень смешно, когда моя же мама, приехавшая помочь после рождения нашей дочери, недоумевала: зачем это я, сидя в декрете с грудным ребенком, вместо того, чтобы по ночам как минимум спать, печатаю мужнины статьи? Ну, надо же человеку помочь, я же не работаю! Где та амбразура, которую мы еще не закрыли? — смеется Носкова.

— В этой связи, Ольга Владимировна, как вы относитесь к женщинам, которые, даже при наличии семьи, детей, делают выбор в пользу карьеры?

— У меня есть своя теория на сей счет. Так получилось, что в нашей стране воспитанием детей занимаются женщины. И мы довоспитывали сыновей до того, что мужчины, про которых можно сказать: «Я за мужем как за каменной стеной», стали редкостью. Это практически алмазы, которые нужно добывать, как в каких-то там кимберлитовых трубках. Женщины, делающие осознанный выбор в пользу карьеры, просто трезво оценивают, что происходит вокруг, надеясь исключительно на себя. Как к этому ни относись — хорошо или плохо, это данность. Грустно, грубо, но правда.

С почетом, а не с диагнозом

— Но вы ведь тоже много времени уделяли карьере.

— Я? Всю свою жизнь!

— Многим пришлось жертвовать?

— Ничем! Абсолютно! Я изначально не ошиблась в выборе профессии и никогда не ставила для себя задачу сделать карьеру в чистом виде. Просто живу естественно, и главное, получаю от этого удовольствие. Складывается при этом карьера — прекрасно! Не сложись она — осталось бы только удовольствие от жизни. А коль уж так счастливо совпало, то вообще можно сказать: мне крупно повезло. И с профессией, и с карьерой, и с получением удовольствия, — улыбается Ольга Владимировна.

— Вы много раз говорили, что значит для вас журналистика. Так почему же, будучи известной, успешной на этом поприще, все-таки пошли в политику, во власть?

— В какой-то момент мне показалось: на данном этапе я смогу больше сделать как политик, а не как журналист. Это во-первых. А во-вторых… Срок популярности провинциального телевизионного журналиста ограничен. В какой-то момент всеобщая любовь аудитории сменяется всеобщей усталостью от тебя. И нужно на пике популярности поймать момент, когда пора уходить…

— Как со сцены?

— Да. Чтобы, если говорить о сцене, о тебе вспоминали как о великом артисте, а не как о городской сумасшедшей. Параллели уместны.

— Скучаете по журналистике?

— Да не то слово. Я люблю свою профессию.

Чего боится экстремал

— А в министерском кресле вам уютно?

— Вполне. Я думаю, на свете есть еще много кресел, в которых я бы чувствовала себя не менее уютно, — шутит она. — Это, кстати, тоже от журналистики — жажда исследования, в том числе и собственных возможностей.

— Дела социальные — очень женское направление работы…

— Это большое заблуждение. Кто решил, что социальными проблемами и воспитанием детей должны заниматься женщины, а вопросами обороны, промышленности и космоса — мужчины? Да ничего подобного! Как раз наоборот.

— А каким должен быть мужчина, чтобы вам понравиться?

— Умным. Все остальное второстепенно.

— Ольга Владимировна, ваше увлечение экстремальными видами спорта известно многим. Это для вас хобби, способ разрядки, что-то еще?

— Это болезнь прямого эфира. Когда не хватает адреналина. Организм привыкает и требует увеличить дозу. Прямого эфира уже мало. Кто меня сейчас может им испугать? Вот и тянет на всякие рискованные приключения: парашют, полынья, гонки на снегоходах. Я, кстати, вчера, глядя телевизор, поняла: есть еще средство, на котором не летала, — воздушный шар. Ну, и космический корабль.

— Прямым эфиром вас не испугать. Но страхи есть у любого. Чего боится экстремал Ольга Носкова?

— Многого. Физической боли. Очень боюсь за своих близких — это тот страх, от которого невозможно избавиться. Боюсь смерти, как многие… Знаете, вдруг вспомнила. Когда выходила на трибуну в Государственной думе первые пару раз, меня колотило совершенно не по-детски.

— Лучший отдых для вас — это…

— Сон. Когда утром можно спать столько, сколько хочется.

— А домашние дела: готовка, уборка?..

— В качестве отдыха — запросто, если с удовольствием. И еще — за рулем посидеть.

— Слышала, вы жуткая кошатница.

— У нас был кот, прожил 15 лет. Умер совсем недавно, и мне до сих пор кажется, что вот сейчас он махнет хвостом из-за угла. Когда я его заводила, на телевидении был сложный период. А дома — кроха, которую кормить нужно чуть ли не по часам. Я уезжала, невзирая ни на какие совещания. Говорила: «Буду через 40 минут». Коллеги, наверное, терялись в догадках, куда это Носкова каждый день в одно и то же время уезжает.

— Признайтесь: когда на душе муторно и совершенно нет сил, что может вернуть вас к жизни? Есть какое-то волшебное средство?

— Универсального нет. Все зависит от ситуации. К тому же, я по гороскопу Близнецы. Меня в какой-то момент близкие начали ловить на том, что я сегодня говорю одно, а завтра по тому же поводу столь же искренне — другое.

— И последнее. Как вы считаете, чего хотят женщины?

— Любви. Нет, конечно, еще понимания, участия… А дальше — уже факультативно.


Носкова Ольга Владимировна, министр социальной политики правительства Нижегородской области, председатель регионального отделения Союза журналистов России. Окончила факультет журналистики МГУ имени Ломоносова. Кандидат филологических наук. С 1977 года работала на Горьковской студии телевидения, прошла путь от редактора до директора, все эти годы была автором и ведущей собственных публицистических программ. До 2008 года возглавляла Нижегородскую государственную областную телерадиостудию ННТВ. Дважды избиралась в Законодательное собрание Нижегородской области, была депутатом Государственной думы.

Заслуженный работник культуры России.

Любит экстремальные виды спорта, прыгает с парашютом, летает на мотодельтаплане.



Источник: Фото предоставлено героиней

2300

Комментирование данного материала запрещено администрацией.