Возврату подлежат?

07:00 — 28.02.2013

Возврату подлежат?

Автор фото: Юрий Правдин

Возврату подлежат?

07:00 — 28.02.2013

«Где написать заявление, чтобы меня отдали в детдом?» — девочка-подросток робко приоткрыла дверь в отдел опеки. Это не редкость, когда дети сами уходят от своих опекунов и просят поместить их в казенный дом. Но еще чаще их возвращают туда люди, однажды почему-то решившие, что смогут заменить им кровных родителей. В последние годы возвраты усыновленных, опекаемых ребятишек обратно в детские дома приобрели масштабы эпидемии.

Алёшкина любовь

Я не знаю, когда теперь 14-летний Алеша Благов научится снова верить людям. И научится ли вообще. Когда ему было семь, в детский дом, где он жил, пришла женщина.

— Своих детей Бог не дал, а муж очень хочет ребенка, — объясняла она официальным лицам свое желание взять на воспитание мальчика.

Как же он старался стать примерным сыном! Правда, вскоре после усыновления они с новой мамой остались вдвоем — муж-папа все-таки ушел. А Ольга Павловна вдруг начала понимать, что ребенок… не оправдал ее надежд на счастливую семейную жизнь. Через 7 лет, когда Алешке исполнилось 14, она привела его в приют: «Заберите, я с ним не справляюсь!» Но однажды вернулась.

— Мама! — подросток бросился ей навстречу, в глазах недетская тоска сменились любовью и надеждой.

Дама, мгновенно оценив внешний вид мальчугана, скривилась: «Что это ты как одяжка? МОЙ ребенок так никогда бы не ходил!»

Любовь и надежда в глазах погасли так же быстро, как и вспыхнули. Доводы о том, что мальчику нельзя в детский дом, что от этой травмы он не оправится никогда, оказались бесполезными. Женщина от него все-таки отказалась.

Ребенок напрокат

Сейчас в стране на уровне правительства и президента идет мощная кампания, призывающая брать на воспитание в семьи детей. Но для того, чтобы лозунг «Россия без сирот» начал претворяться в жизнь, одних деклараций недостаточно. Да, сегодня повсеместно открыты и работают школы приемных родителей. Но пока в сухом остатке… более частый, нежели раньше, отказ взрослых от своего прежнего, казалось бы, твердого решения подарить чужому ребенку новую семью.

— Возможность отыграть всё назад есть всегда, — горько вздыхает и. о. директора социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних «Бригантина» Татьяна Приданова. — Но все-таки лучше, когда это происходит до того, как ребенок окажется в семье. Потому что переоценить свои способности очень просто, а вот стать любящими, заботливыми родителями — гораздо сложнее.

Чаще всего детей возвращают обратно во время их переходного возраста — самый легкий путь решения неизбежных с любым, даже родным, ребенком проблем. Понимают ли взрослые, насколько чудовищную травму наносят этим подростку? Не знаю. Татьяна Валерьевна уверена: понадобится не один год работы с ОЧЕНЬ хорошим психологом. В лучшем случае. В худшем — с психиатром. И в обоих — никаких гарантий. Бывает, по нескольку раз ребенка берут и возвращают. В результате он кочует по разным детским домам: в прежний, откуда его взяли, — нельзя. Дети, увы, жестоки.

Станешь человеком — приходи

Артема не хотели усыновлять — семье, пришедшей в Борский детдом, приглянулся его младший братик. Но взять пришлось обоих. Желанного ребенка любили, баловали, а того, что достался «в нагрузку», лупили за малейшую провинность. Артем сбежал сначала в приют, потом — из него. Его ловили, привозили обратно. Он то хотел домой, то снова убегал.

— Помню, мы приехали за ним в семью в очередной раз, — рассказывает Татьяна Валерьевна, — а отец ему говорит: «Поживи в детском доме. Если станешь человеком, приходи». Бред! Мальчику было 12, начался переходный возраст. В госучреждении, да после такого предательства, он мог просто сломаться.

И сломался. Связался в детдоме с компанией, стал подворовывать, сейчас — в колонии.

Еще одна жуткая тенденция последних лет — все чаще детей берут в семью из меркантильных соображений. Недавно в «Бригантину» позвонила пожилая пара из района: «Как лучше ребеночка оформить — под опеку или в приемную семью? Где больше платят?» Не смех. Скорее грех. Может, поэтому многие дети из приюта, детского дома бегут к кровным родителям. К вечно пьяным мамашам, в голод и антисанитарию. К людям, которые их когда-то предали, но остались самыми близкими. Парадокс. Но — не выход.

1469

Комментирование данного материала запрещено администрацией.