Сложные вопросы демографии

07:00 — 21.02.2013

Сложные вопросы демографии

Сложные вопросы демографии

07:00 — 21.02.2013

Нет, обвинить государство в том, что оно не озабочено проблемами убыли населения, конечно, нельзя, но, как выяснили наши эксперты, обычно интерес к демографии не идет дальше простого подсчета соотношений родившихся к умершим, что не дает ничего принципиально важного для планирования социальной политики на годы вперед.

Статистические ухабы

В своем декабрьском Послании Совету Федерации Президент РФ Владимир Путин, не скрывая гордости, заявил, что в России по итогам года в нескольких регионах количество родившихся превысило количество умерших-то есть «наблюдается прирост населения». Сообщение было встречено гулкими аплодисментами зала. Оно и понятно: такого до этого не бывало уже лет как двадцать, наверное. Кремль и правительство потратили немало сил на то, чтобы склонить чашу демографических весов в положительную сторону: ввели материнский капитал, как-то помогают с жильем молодым, и так далее. И вот результат: россияне хоть немного, но оказались в плюсе.

Однако Александр Прудник не склонен преувеличивать эффект от этих политико-экономических стимуляторов рождаемости. Потому что демография, во-первых, не столь чувствительна к таким мерам. А во-вторых, если и чувствительна, то результат мы увидим только через 15–20 лет.

— Сегодняшнее увеличение рождаемости — это своеобразный статистический самообман. Сейчас активно создают семьи и рожают те, кто родился в 1986 -1989 годах, дети времен горбачевского «сухого закона», отсюда и прирост, — разъясняет социолог. — Но на подходе малочисленное поколение 1992–1994 годов рождения, а значит, можно ожидать, что кривая пойдет вниз.

Михаил Рыхтик отнюдь не драматизирует ситуацию: снижение численности населения — проблема далеко не российская, а скорее мировая. И даже утверждение о том, что количество людей в странах «третьего мира» постоянно растет, — всего лишь миф. Ежегодно одна-другая такая страна не может свести демографический дебет и кредит и пополняет список государств с уменьшающимся количеством населения.

— Общество ведет себя так, потому что таковы сегодняшние социально-культурные и иные условия. То есть это не чей-то злой умысел, это необходимый процесс адаптации, и не стоит по этому поводу переживать. Разумнее было бы тщательно проанализировать данные и подготовиться к новым вызовам, связанным с демографией. Благо, спрогнозировать их можно довольно точно, — предложил эксперт.

Но именно на этом месте, как обычно, в России и возникают проблемы…

Ямочный ремонт

— Так и запишите: «Эксперт Юдинцев согласен с экспертом Рыхтиком», — шуткой подключается к беседе Иван Юдинцев. — В самом деле, демографические закономерности в нашей стране не материализуются в политику социального планирования. Ведь дело не только в номинальном повышении рождаемости.

Действительно, демографы на основе сегодняшних данных могут заглянуть далеко в будущее — лет на 50–70 вперед — и понять, как будет изменяться количество людей и в каких возрастных сегментах. Информация об этом позволила бы грамотно спланировать социальную политику государства в экономической, образовательной и пенсионной сферах.

— Из-за неграмотного планирования в 90-е сегодня мы чуть не проиграли битву за детские сады. Пришлось впопыхах строить новые, как-то выкручиваться, в том числе отдавать школы под садики.

— Интересно, кто-нибудь думает о том, что через 5–7 лет эта волна захлестнет школы, а через 10–12 — вузы? Похоже, нет, так как количество и школ, и вузов сейчас сокращается, — задал риторический, но очень острый вопрос Михаил Рыхтик.

Дело с пенсионным обеспечением не менее важное, но над ним хотя бы усиленно ломают головы в высоких кабинетах. Пока получается не очень, но не все сразу. К тому же постоянно злонравно портят статистику высокая смертность мужчин трудоспособного возраста и всюду попадающиеся демографические ухабы. Поэтому повышение пенсионного возраста пока кажется самым оптимальным вариантом сохранения баланса пенсионной системы (хотя и весьма непопулярным в народе).

— Население стареет. Чтобы соблюсти принцип «работающие платят пенсионерам», к сожалению, неизбежно придется повышать пенсионный возраст: в мире в среднем это уже 68–69 лет, — подключился к беседе по средствам Facebook’a 
Василий Козлов. — Экономисты подсчитали: если продолжительность жизни будет в среднем как в Японии (где-то 89 лет), то, чтобы по-прежнему выплачивать достойную пенсию, завершать трудовую деятельность нужно в 92 года! Кризис пенсионной системы очевиден. Новому поколению придется менять схемы накопления на старость, и не только в России.

А для этого нам нужно понять, какие демографические задачи ставятся перед страной. Пока они, кажется, обозначены установкой «чем больше, тем лучше», но оправданно ли это?

— У нас нигде более-менее не определено, каким должно быть количество населения к определенной дате, даже в «Стратегии-2020» (это краткое общепринятое наименование обновленного варианта Концепции долгосрочного социально-экономического развития РФ до 2020 года, подготовленной по заказу российского правительства. — Ред.) нетничего конкретного. А может, нам правильнее сейчас сосредоточиться на улучшении качества жизни уже живущих россиян, а не на увеличении населения? Никто не знает… — многозначительно разводит руками Иван Юдинцев.

Собрать сливки

Что касается Нижегородской области, то с демографией у нас в среднем такая же картина, как и по стране, поэтому эксперты решили чуть сместить акценты в теме и поговорить о внутренней миграции.

— Для нашей области характерно то, что к нам достаточно активно едут жители других регионов. Обычно это студенты соседних областей, которых привлекают наши университеты, — продолжает Юдинцев. — Правда, есть одно «но»: отучившись, они либо едут к себе домой, либо в Москву, либо вообще за границу.

Михаил Рыхтик, покачивая в знак согласия головой, подключает свой опыт работы со студентами.

— Действительно, нам нужно придумать, как удержать их у себя, ведь это самые сливки — активные, образованные молодые люди. Но Москва «высасывает» таких из нашего региона, — с грустью констатирует политолог.

— И чем больше будет развиваться транспортная инфраструктура, тем сильнее будет этот отток. Смотрите, на вечер воскресенья не купить билетов из Нижнего в столицу, а на вечер пятницы, наоборот, из Москвы в Нижний. Это значит, что много нижегородцев работают в Москве, — заключил Александр Прудник.




2154

Комментирование данного материала запрещено администрацией.