Спасибо тебе, мама

07:00 — 07.02.2013

Ленеслав Власов

Мои родители. Совсем ещё молодые

Мои родители. Совсем ещё молодые

Спасибо тебе, мама

07:00 — 07.02.2013

Ленеслав Власов

Хочу рассказать о своей маме. Ее судьба похожа на тысячи других таких же вдовьих судеб, а может, даже и пострашнее.

Родился я под Архангельском, куда из-под гнета колхозов сбежали мои родители. До войны жили хорошо. Наши с мамой страдания (больше ее, а не мои) начались в 43-м, когда пришла похоронка. Пришлось отдать меня в садик-ясли с ночными сменами. Воспитательница плакала, когда провожала меня, а мама, обнимая, тоже ревела. Наверное, я был холодный и голодный. Переболел всеми болячками, какие были, ходить начал только с двух лет…

Помню, как невыспавшаяся, с ночной смены, мама начинала топить печку стульчиками-обрезками из досок. Это были основные дрова, да и то дефицит, так как выписывать их маме удавалось только с ревом. Если бы она на заводе работала — другое дело. А то ведь санитарочкой в больнице. Натопить огромную печь, которая занимала весь угол в нашей комнате, да еще исхитриться, чтобы жар не вышел в трубу (она накрывалась двумя вьюшками), а на углях, что оставались, испечь какую-нибудь сдобу — задача не из простых. Когда закрывали трубу, на голову повязывали платки — боялись угореть. Один раз все-таки чуть не угорели. Спасибо маме: сумела доползти до двери.

Комнат было три. А еще холодный коридор, общая кухня и туалет. Все это соседушки по очереди драили голиком. Стирка — целая поэма. Корыто, стиральная доска и вода — дефицит: колонка-то за 50 метров. Полоскали белье в речке. Ставили две корзины на санки — и пешком километра два.

Уходя на целый день, мама, помню, говорила: «Вот тебе, сыночек, сухарики, соленая вода, мочи и кушай. Приду — что-нибудь сварю». Мясо покупали раз в месяц. Зарплата у нее было 30 рублей, а на заводе — 60. Но денег в долг у заводских она никогда не просила. Как выкручивалась — ума не приложу.

В те годы даже многие мужики не выдерживали: доработают до пенсии — и на погост. Медали «За доблестный труд» даром не давали. Но что интересно: сейчас, годы спустя, сравнивая все детали прошедшей и настоящей жизни, я понимаю, что жили-то тогда не только доблестно, но и… радостно. Какие праздники были — на всю улицу. Женщины в цветастых платьях, мужики в белых рубахах… И «тарелка» в доме не выключалась целый день, а там классика, детские передачи, спектакли. И очереди не только в бане, но и в библиотеке. Читать любили.

Да что говорить. Прожили, слава Богу. Мама уже в земле. А я до конца дней своих буду боготворить и ее, и всех женщин, что все тяготы послевоенной жизни вынесли, духом не упали, детей вырастили.

Источник: Фото из семейного альбома

1562

Комментирование данного материала запрещено администрацией.