Образование страны

07:00 — 31.01.2013

Образование страны

Автор фото: Николай Бравилов

Образование страны

07:00 — 31.01.2013

Это – фундаментальный вопрос, касающийся базовых интересов страны. Последние месяцы в научном сообществе, преподавательских кругах, среди экспертов, чиновников и всех заинтересованных лиц идет бурное, иногда прорывающееся на поверхность, но чаще подспудное обсуждение последних новаций в сфере образования. Довольных которыми, кроме их инициаторов, практически нет. Иные нововведения настолько скандальны, что не выдержали даже депутаты Госдумы. У которых и без того всегда был свой особый счет к Министерству образования.


В защиту классиков

Реформу Минобра критикуют и в целом, и по частностям. Депутатов Госдумы на прошлой неделе взбесила такая частность, как литература. Точнее, федеральные образовательные стандарты по литературе, которые уже были раскритикованы педагогами и высмеяны журналистами. Теперь за дело взялись депутаты.

Начал Сергей Миронов, давний известный оппонент политики Министерства образования в лице Фурсенко и Ливанова. Миронов презентовал коллегам брошюру «Примерная программа среднего и полного общего образования. Русский язык и литература для 10–11-х классов», обратив внимание на отсутствие в методичке таких писателей, как Куприн, Лесков, Алексей Толстой. «Шолоховский «Тихий Дон» будут изучать по отдельным избранным главам. Школьники никогда не прочитают «Медного всадника» Пушкина, гоголевских «Петербургских повестей», – распалялся Миронов, – никогда не узнают «Дамы с собачкой» и «Человека в футляре» Чехова».

«Особенно безжалостны авторы этой методички к литературе и поэзии второй половины XX века, – убежден лидер «Справедливой России», – поскольку, по их понятиям, нашей молодежи абсолютно не нужны ни Довлатов, ни Конецкий, ни Астафьев, ни Высоцкий, ни Ахмадулина, ни Окуджава… Ничего этого нет. Причем нет не только в базовом курсе, но даже в углубленном, для специальных литературных гимназий… Зато есть модные Пелевин и Маканин… Это абсолютно не те книги, которые должны быть обязательны для школьной программы».

Что странно, а может быть, даже уже и нет, Миронова в этом вопросе поддержали политические оппоненты. Секретарь Генсовета «Единой России» Сергей Неверов высказался не менее эмоционально: «Лично меня также тревожит, что моя дочь и сын в школе вместо великих произведений Пушкина, Чехова, Шолохова, Куприна, Довлатова будут проходить Пелевина и Эппеля».

Неадекватные стандарты

Встретившись с таким показательным и единодушным возмущением, Минобр пошел на попятный и заявил, что указанная методичка еще не официальный документ, что министерство не имеет к ней никакого отношения и что окончательных решений, дескать, еще отнюдь не принято.

Но дело уже не только в литературе. Дело в общей политике Минобра, упорно гнущего свою линию на «повышение эффективности» и не желающего ради этого считаться ни с чем другим. Ни с урезанием бюджетных трат на образование, ни с сокращением «неэффективных» школ и учителей, ни с увеличением нагрузки на остающихся и, как следствие, падением качества преподавания, ни с мнением родителей, преподавателей и экспертов.

Ведь твердили же почти все независимые эксперты: введение ЕГЭ ни в коей мере не повысит качество образования, а, скорее всего, только понизит. Так и вышло. Но Минобр упорно не желает ни замечать, ни признавать очевидное. Теперь те же эксперты в пух и прах разносят федеральные государственные образовательные стандарты (ФГОС), указывая и на их непроработанность, и на их, с одной стороны – общий, а с другой – мелочный характер и, проще говоря, на их полную неадекватность. Вполне приличные и публичные люди не стесняются таких выражений, как «абсолютно бредовый документ». И это еще отнюдь не самое сильное высказывание.

Эффективность vs качество

На словах демонстрируя готовность прислушиваться к мнению общества, на деле Минобр полностью его игнорирует, не объясняя, не защищая свои новации. Такие как введение подушевого финансирования школ, с попутным переводом оного финансирования на региональный и муниципальный уровень. Тем самым проталкивается объединение и укрупнение школ, да и вузов теперь, с попутной ликвидацией малокомплектных и нестандартных. На словах на самом высшем уровне всячески поддерживается сохранение малокомплектных сельских школ, на деле же от этих школ скоро ничего не останется. «Повышение эффективности» требует жертв.

И ладно бы только количественных. Согласно плану мероприятий «Изменения в отраслях социальной сферы, направленные на повышение эффективности образования и науки», к 2018 году число вузовских преподавателей будет сокращено на 140 тысяч человек, или на 44 %, причем нагрузка оставшихся возрастет на 28 %. Число школьных учителей в те же сроки сократится на 87 тысяч человек (7 %), а нагрузка учителя вырастет на 19 %. И это как раз тот случай, когда количественное сокращение отнюдь не приводит к качественному повышению. Скорее наоборот.

Чем больше у преподавателя школьников или студентов, тем меньше времени он способен уделить каждому в отдельности. Про индивидуальный подход, про работу с яркими или отстающими учениками придется забыть напрочь. Чем больше у преподавателя рабочих часов и предметов, тем меньше внимания он способен уделять им, довольствуясь поверхностным изложением содержания и не имея возможности разбираться с учениками в сути, тем более в каждой особенности преподаваемого предмета. Нагрузка на оставшихся преподавателей вузов достигнет 1000 часов в год, и не все с этим справятся, многие сами уйдут. Про научную же работу преподавателей с такими нагрузками и говорить не придется.

Это лишь один из многих спорных аспектов новаций Минобра, и, возможно, даже не самый критикуемый. Просто сокращение школ и преподавателей нагляднее всего демонстрирует официальную позицию и тенденцию в сфере образования. Экономия и эффективность – вот что признано главным. Беда в том, что лозунги, вполне пригодные для частной швейной фабрики или кирпичного заводика, вполне могут разрушить остатки и без того раскуроченной системы образования страны.


Прямая речь

Ах, если бы я был конспиролог! Уж я бы не упустил случая предположить, что свою длань тут простерла известная закулиса – и выкинула Лескова и Куприна. Но, по-моему, дураки они, а никакая не закулиса.

Журналист Владимир Мамонтов.

Все возбудились по поводу конкретных решений, связанных с классиками, но проблема много-много глубже. Документ, который мы обсуждаем, «примерная программа по литературе», является следствием другого решения. Еще Андрей Фурсенко, уже будучи и. о. министра, принял «стандарты для высшей школы», абсолютно бредовый документ.

Публицист Александр Абрамов.

Главная проблема закона («Об образовании». – А. Л.) состоит именно в том, что он консервирует ту деградацию, которая произошла словно бы сама собой, и не предлагает никакой логики выхода из этого тупика.

Журналист Михаил Бударагин.

По страницам СМИ

«Судя по всему, Министерство образования, которое по-прежнему никак не объясняет свои действия и недоступно для комментариев, ориентируется на западный опыт, где литература, как традиционно принято считать, является скорее вспомогательным предметом».

«Взгляд».

«Учителя рассказали об основных проблемах, которые выявились в школах после процесса их объединения в образовательные комплексы: нагрузки на учителей больше, знаний у учеников меньше, зато сплошная экономия».

«Газета.ru».

Экспертное мнение

– Ещё и ещё раз: налицо два разных кризиса. Есть кризис образования, есть кризис управления образованием – и, как ни остёр первый, второй гораздо острее. Люди, более десяти лет владеющие монополией на разработку образовательной политики, тем самым ответственны за нынешнее состояние российского образования – и странно ждать, что они же его из этого состояния выведут. Всё, что могли, они уже сказали, больше им сказать нечего.

Научный редактор журнала «Эксперт» Александр Привалов.



2642

Комментирование данного материала запрещено администрацией.