Союз наш творческий

07:00 — 10.01.2013

Ирина Мухина

Союз наш творческий

Союз наш творческий

07:00 — 10.01.2013

Ирина Мухина

Союз журналистов Нижегородской области — одна из крупнейших региональных организаций СЖ России: 1280 работников печатных и электронных СМИ. Среди них — герои Советского Союза, кавалеры боевых и трудовых орденов, почетные граждане, доктора и кандидаты наук, авторы книг и монографий, лауреаты премии Нижнего Новгорода.

Старейшина — Николай Львович Титов, которого ныне поздравили с 90-летием. Он — участник Великой Отечественной, в Союз журналистов вступил более полувека назад. Еще больше стаж в СЖ у Веры Николаевны Рукавишниковой: она принята в эту доблестную гвардию на 1-м заседании оргбюро в 1957 году.

Наша региональная творческая организация постоянно пополняется свежими силами. Одни из самых молодых «новобранцев» призыва 2012 года — Анастасия Беляева из газеты «Земля Нижегородская» и наш Александр Шальнов, обозреватель «Нижегородской правды».

Более 50 профессионалов нижегородских СМИ носят почетное звание «Заслуженный работник культуры». В 2012 году оно присвоено С. И. Полушкиной, главному редактору «Арзамасской правды», В. А. Родину, главному редактору «Городецкого вестника», Т. И. Савичевой, главному редактору газеты «Ковернинские новости».

Нижегородские журналисты постоянно в числе победителей и призеров всероссийских профессиональных конкурсов. Только в 2012 году та же Анастасия Беляева заняла 1-е место в федеральном конкурсе молодых журналистов «Вызов XXI век» и стала лауреатом Международного журналистского конкурса «Серебряное перо». Журналистка районной газеты «Сельская новь» (Сокольский район) Наталья Лебедева вышла в победители III всероссийского журналистского конкурса по освещению на страницах СМИ социальной и пенсионной тематики «Доверие-2012».

Елена Кривцова из газеты «Саров» удостоилась призовой награды федерального конкурса «Я, ты, мы — вправе».

Вещественное доказательство

В свое время меня связывали приятельские отношения с собкором «Учительской газеты» Иосифом Адольфовичем Фридляндом.

— Сережа, вам бы мое имя-отчество в годы Великой Отечественной войны, — говорил мне этот человек, обладавший замечательным чувством юмора. Конечно же, он выуживал немало смешного и в письмах, которые ему как журналисту, курировавшему целый регион, пересылали из центральной редакции. Частенько уловом делился с нами. Так, я запомнил — слово в слово, с особенностями написания — жалобу одной учительницы из глубинки. Цитирую: «Наш директор — сволочь. Он ударил меня стулой, чем нанес синяк на правую грудь. Этот синяк я показывала: первому секретарю нашего райкома КПСС, председателю райисполкома, заведующему роно…». Список жалобщицы содержал с десяток официальных лиц. И я живо представлял себе картину того, как учительница предъявляет свое впечатляющее «вещественное доказательство» преступления.

А где мне взять такую песню?

Брежнев приехал вручать орден Ленина Горьковской области и выступил по этому случаю перед активом во Дворце спорта.

На следующий день в редакцию «Автозаводца», где я в ту пору работал, пришел мужчина солидного вида. Выложив передо мной объемистую тетрадь, сказал:

— Прошу напечатать. Это — вчерашний доклад товарища Брежнева, переложенный мною в стихи.

Брови мои поползли наверх, а язык попытался произнести аргументы, вроде того, что доклад в «натуральном виде» и так будет опубликован во всех изданиях. Увидев мою реакцию и пресекая дальнейшие увиливания, посетитель с угрозой добавил:

— Учтите, на эту речь в стихах написала музыку композитор Пахмутова!

В редакционном кабинете раздался хохот. А я попытался успокоить и с миром выпроводить несчастного создателя песен на партийные тексты.

Рассказал Сергей Чуянов, главный редактор художественного вещания ННТВ, заслуженный работник культуры России,член Союза писателей, член Союза журналистов с 1969 года.  

Оговорка по Фрейду

Любит наш брат новомодную трескучую фразеологию. Болезнь эта постигла и современных политиков, так что не поймешь, кто тут кого заразил — они журналистов или мы их.

Все эти иностранные словечки типа «электорат», «консенсус», «мажоритарный» липнут к языку, бывает, совсем некстати. Недавно я стала свидетелем подобного случая. В зале заседаний Законодательного собрания проходило важное совещание с участием самых уважаемых деятелей местной политики, бизнеса и власти. Ведущий решил завершить эмоциональное обсуждение праздничной нотой. И стал поздравлять собравшихся с наступающим Новым годом, душевно желая им благополучия.

— Словом, мажоритарного вам настроения! — неожиданно подытожил он, вызвав улыбки и, действительно, подняв настроение до мажорного. Оговорка получилась по Фрейду. Ну кто же из руководителей не думает о том, как поддержкой большинства заручиться? Такой вот базовый инстинкт демократического подсознания.

Рассказала Ирина Ромашина, обозреватель «Нижегородской правды», лауреат премии Нижнего Новгорода.

Каннибальские страданья

Сидели мы с Анатолием Григорьевичем Удаловым на очередном совещании, посвященном продовольственной программе.

Долго там докладывали о птицеводстве, о том, как даже павшую птицу в дело пускают. Перемалывают тушки да всякие отбросы на муку — и опять ее в рацион несушек и бройлеров. Смотрю, Толя строчит что-то в блокноте. Поинтересовался, какие это важные мысли он выудил. А тот стихотворные строки сочинял:

Поесть хотела курочка —

Ей дали порошка.

Она не знала, дурочка,

Что съела петушка.

Как Смоктуновский лез на стену

От приезда великого Смоктуновского в Горький в октябре 1983 года сохранилось необычное «вещественное доказательство».

Иннокентию Михайловичу предстояли съемки в телефильме «Болдинская бессонница». Как-то вечером мы сидели с ним вдвоем в комнате студии Горьковского телевидения. Шел медленный разговор о его жизни, которая никогда не была легкой.

Он перевел взгляд на стену, всю исписанную автографами гостей нашей редакции: Ролан Быков, Николай Озеров, Фазиль Искандер, Эльдар Рязанов…

— Между прочим, в кресле, в котором вы сейчас расположились, — сказал я, — в свое время у нас сидели Юрий Завадский, Максим Штраух, Евгений Урбанский… Всех не перечислишь. Тогда видеозаписи не было, и они приходили на прямые эфиры. Жаль, мы еще не додумались до автографов на стене. Но помните, у Михаила Светлова: «Небо полнится голосами тех, кто жил и любил на Земле»? Так вот, мне кажется, что эта комната под высоким потолком хранит голоса тех, кто тут был…

— И, можно, сейчас к ним присоединится мой голос? — спросил Смоктуновский.

Я кивнул и протянул фломастер. Он встал на поручни кресла и при своем высоком росте оказался под самым потолком. Расписался, выйдя за черту большого нарисованного на стене телеэкрана, внутри которого ставили автографы наши гости.

Когда спустя несколько лет потребовался ремонт, кисть маляров не потревожила этой знаменитой фамилии. На свежеокрашенной светло-голубой стене сохранился зеленый островок с крупной темно-синей росписью Смоктуновского.

Александр Цирульников, тележурналист, писатель, почетный гражданин Нижегородской области.

Сверхоперативно

Грустно ныне видеть, как игнорируют критику журналистов. Конструктивнее все это было в прежние-то времена, ответственнее. Правда, случались и казусы.

Поехал я однажды в Пильну по письму разбираться. Сообщили, что там удостоверения ударника коммунистического труда направо и налево раздают. Когда дела закончил, предлагают мне отдохнуть на бережку Пьяны под ушицу. Понимая, что это способ добиться снисходительности рьяного журналиста, я взял да и по тихой удрал домой.

За выходные написал фельетон. И когда в понедельник утром Богданов вызвал к себе, радостно отрапортовал: материал по командировке готов.

— Зря спешил, — усмехнулся редактор и протянул мне бумагу.

Оказывается, секретарь Пильнинского райкома КПСС срочно в субботу собрал бюро. Просчеты признали, кого надо, наказали. И с нарочным поутру доставили официальную бумагу прямо на стол редактору «Горьковской правды». Вот такая сверхоперативность.

Рассказал Павел Орлов, сотрудник «Нижегородской правды» (70-80-е годы), «Советской России», лауреат премии имени М. Горького.

Журналистика — это…

Александр Шальнов:

— Собирая информацию, журналисты стараются из вороха фактов вытрясти самые полезные и интересные. Потом, отсортировав, начинают плести из них кружево текста. Все это звучит очень масштабно и даже где-то сакрально. Наверное, поэтому обычно вокруг журналистики складывается романтическая аура, состоящая из тысяч интересных встреч, заданий, историй.

Конечно, может быть, у нас этого больше, чем, например, в профессиональной жизни оператора механосборочного цеха, но в целом, как мне кажется, эти профессии очень похожи. Посему журналистика — это процесс, сравнимый с… производством автомобилей. Только здесь мы крутим не гайки, а слова, стараясь, чтобы в итоге читателю поступил информационный продукт лучшего качества.

Кстати, еще одно значимое отличие наших профессий. Операторы, как только останавливается конвейер, могут сразу же забыть о своей работе до следующей смены. Журналисту же приходится постоянно носить свою работу в своей голове.

Марина Свистунова:

— Во-первых, для меня журналистика — это ответственность. Каждую минуту в мире происходят тысячи событий. От того, что и как ты скажешь или напишешь, будут зависеть настроения сотен людей. Поэтому, во-вторых, это диалог.

Журналисту важно найти отклик в уме и сердце своего читателя. При этом читатель не только потребляет информацию, но и ищет в тебе друга, союзника, донося до тебя свои проблемы, когда остальные инстанции не могут или не хотят помочь. Поэтому, в-третьих, журналистика — это еще и своего рода проводник между обществом и властью.

Наконец, журналистика — это… путешествие, познание мира и самого себя.

Потому что, когда ты пропускаешь через себя тревоги и невзгоды других людей, проникаясь сочувствием, в тебе самом что-то щелкает и меняется.




2393

Комментирование данного материала запрещено администрацией.