Сокращение расходов

07:00 — 06.12.2012

Сокращение расходов

Сокращение расходов

07:00 — 06.12.2012

Антикоррупционная кампания — самая обсуждаемая сейчас тема в общественно-политическом и медиапространстве. Каждый день появляется информация о новых возбужденных делах по фактам хищения и мошенничества. Каждый день звучат новые — известные и не очень — фамилии. Называются миллиардные суммы хищений…

И уже следователи и прокуроры намекают на возможность вызова на допрос бывших министров, а политологи и журналисты гадают, кто следующий из высокопоставленных функционеров окажется очередной жертвой антикоррупционной кампании. Это уже не дело подмосковных прокуроров, «крышующих» нелегальные казино. Тут все намного серьезнее.

Призраки прошлого

Была у Владимира Высоцкого хорошая такая, веселая песенка про завистника, повторяющего про себя: «Я ведь не из зависти, я так. Ради справедливости — и только». Многие, наверное, граждане, включающие сейчас телик в ожидании очередных новостей про очередных разоблачаемых коррупционеров, с чувством глубокого удовлетворения повторяют про себя эту строчку. Хотя, конечно, вид шикарных 13-комнатных квартир с мраморными полами и золотыми унитазами, ящиков с драгоценностями и сейфов, набитых купюрами, способен вызвать разные нехорошие эмоции. Но главное же — справедливость. Чувство восстановленной справедливости — хорошее чувство, и именно власть своими нынешними действиями вызывает у народа — редчайший случай — положительные эмоции. За одно это нужно быть благодарным нынешней антикоррупционной кампании.

Теперь серьезно. Было сказано, и не раз повторено, причем на самом верху, что у нас нынче не 37-й год и все должно быть по закону. Кое-что, однако, роднит нынешнюю ситуацию с тем не столь уж отдаленным прошлым. Например, тотальность и неизвестность. Разворачивающаяся кампания, судя по своему размаху, приобретает вполне себе тотальный характер, потенциально подметая всех причастных. Но никому не известно, кто же окажется в числе этих причастных. Фокус в том, что оказаться может каждый. Как раньше каждый мог оказаться в списках на расстрел, так сейчас — в списках на раскулачивание. Разница в степени наказания, но не в его системе. Система та же — держать каждого чиновника в страхе: следующий он. Неудивительно, что так многим вспомнился 37-й год.

Растерянность

Это оказалось настолько неожиданным, что растерялись практически все. Никто не ждал столь масштабной и системной кампании, никто к ней не был готов. Сначала полагали, что чистку в Минобороны устроили для того, чтобы убрать Сердюкова, что это всего лишь обычная война властных кланов, война компроматов одних против других. Это было логичное объяснение, всех устраивающее — и проправительственных экспертов, и оппозиционных политологов.

Но вот Сердюков отправлен в отставку, в армии рулит новый начальник, а чистка ведомства не прекращается. Более того, набирает обороты. И не только в Минобороны.

Всплыло дело в Минсельхозе. Под ударом оказалась бывший министр сельского хозяйства Скрынник, на которую проправительственные журналисты уже вешают суммы хищений, аналогичные тем, что фигурируют в деле военного ведомства. Казалось бы, кому сейчас может мешать бывшая чиновница, тихо проживающая во Франции, чтобы на нее так шумно спускать всех собак? Тут даже многоопытные политологи растерялись и не смогли придумать ничего лучше, как объяснить все это местью вице-премьера Виктора Зубкова своим бывшим противникам в правительстве. Или попыткой подобраться к самому Зубкову через его бывших подчиненных и родственников.

Но дело не только в Зубкове.

Трудные времена

Дело вообще уже не в персоналиях, как все еще пытаются представить оппозиционеры. Дело в системе. Чистки идут уже по всему фронту. Минобороны, Росагролизинг, Роскосмос — это киты. Там крутились действительно большие деньги, и к ним сейчас приковано больше всего внимания. Но шерстят и Министерство регионального развития, и дальневосточных строителей и чиновников, готовивших регион к саммиту АТЭС. Полетели головы питерских коммунальщиков, обокравших город ну на совсем неприличную сумму по сравнению с миллиардными хищениями в Минобороны или Минсельхозе. И региональные чиновники уже не чувствуют себя в безопасности. Кто знает, на кого завтра укажет карающий перст?

Это уже не война кланов и не попытка задобрить избирателя, повысив свой рейтинг перед выборами. До выборов далеко, и даже ради них не стали бы принимать в Госдуме пакет антикоррупционных законов, в том числе, например, закон о контроле за расходами чиновников. Это слишком сложно, если нужно только создать видимость борьбы. И не от хорошей жизни принимается власть за крайне неприятную работу если не по очищению, то хотя бы по ограничению самое себя.

Грядут трудные времена. Мимоходом, вскользь это признает то один, то другой высокопоставленный чиновник. И дело не только в новом витке кризиса. Дело в грядущей технологической и энергетической революции, неизбежность которой признали даже в российском Министерстве энергетики, объявив на днях о намерении заняться разработкой сланцевых месторождений. Пока не поздно.

Хотя, сдается, поздно. Лидер в разработке сланцевых месторождений — США — уже на пороге энергетической революции. И если все пойдет по плану, то через три-четыре года цены на традиционные энергоносители упадут. Резко. Навсегда. И чем тогда пополнять российский бюджет?

Видимо, этот же неприятный вопрос был поставлен и в Кремле. И, видимо, решено было там для начала навести порядок и дисциплину хотя бы в армии чиновников, пожирающих казну. Именно сейчас, пока не поздно, верхушка элиты, понявшая всю глубину проблемы, пытается вдолбить всем прочим: пора ограничить себя. Резко, жестко и вполне конкретно. И даже наворованное надо вернуть. Иначе, если продолжать в том же духе, денег может не хватить на самое необходимое. Даже просто на удержание власти.

Прямая речь

Если возникли сомнения в отношении того или иного должностного лица, возбуждено дело — а это публичный вопрос, — руководитель должен принять решение или об отстранении, или об увольнении лица, возглавляющего ведомство. Хотя бы для того, чтобы не было сомнений в объективности проводимого расследования.

Премьер-министр России Дмитрий Медведев.

Надеюсь, борьба с коррупцией не дойдет до рейдов по ресторанам и баням, как это было в андроповские времена, но то количество людей, которое какое-то время назад грубо присосалось к бюджету, является нетерпимым ни для какой системы. Неприкасаемых в этой борьбе быть не может.

Заместитель секретаря президиума генсовета «Единой России» Алексей Чеснаков.

Когда только начиналась борьба с коррупцией и кого-то ловили, у граждан был стереотип: сдают пешек, а тузы и короли сидят в высоких кабинетах. Сейчас исчезло представление, что сдают только пешек.

Глава Всероссийского центра изучения общественного мнения Валерий Федоров.

По страницам СМИ

«Власти готовы подключить к борьбе с коррупцией некоммерческие организации: правительство внесло в Госдуму поправки, по которым антикоррупционные организации смогут рассчитывать на господдержку наравне с другими „социально ориентированными“ НКО».

«Коммерсант».

«Едва ли российская власть затевала очередную серию борьбы с коррупцией для того, чтобы побороть казнокрадство и мздоимство. Скорее, речь могла идти о нескольких показательных процессах, которые должны припугнуть элиту и тем самым уменьшить нараставшее воровство на всех этажах власти».

«Газета.ru».

«Коррупция в Минсельхозе и армии всегда была секретом Полишинеля, как и различные факты хищений в региональных правительствах, космическом ведомстве, Минздраве, крупных инфраструктурных объектах и Ростелекоме. Но новым является то, что государственные СМИ, контролируемые Кремлем, открыто говорят об этом и даже оказываются в авангарде последних разоблачений, а также то, что под прицел попали чиновники самого высшего ранга».

La Croix.

Экспертное мнение

— Репрессии носят пока точечный характер. Показательно, что жертвами антикоррупционной кампании пока стали два человека, находившиеся в плохих отношениях с Зубковым, который в свое время возглавлял межведомственную рабочую группу по противодействию коррупции. Конечно, элиты используют тему борьбы с коррупцией для разрешения конфликтов между собой, при этом по факту кампания не носит характера тотальной зачистки и массовой борьбы с расхищением бюджетных денег — скорее, чиновникам дается сигнал умерить аппетиты.

Директор Международного института политической экспертизы Евгений Минченко.

1612

Комментарии (3):

21:30 — 10.12.12, Сормович

-О коррупции на высшем уровне:
9 декабря 2012 года пресс-секретарь Путина по ТВ сообщил, что Путин неидеален и что его можно критиковать.
После этого 10 декабря 2012 года Путин собрал своих доверенных лиц ("ба, знакомые все лица!"), которые задали ему ряд правильных вопросов:

-Не мог бы Путин публично регулярно сообщать, куда идет Россия?
Ответ Путина я не понял.

-Путин где-то публично сказал о посадках, но пока по факту их не видно. Это, мол, была шутка?
На этот вопрос Путин ответил примерно так: "Дело не в жестокости наказания, а в его неотвратимости, это знает каждый юрист".
Думаю, каждый уважающий Путина юрист (и не только санкт-петербургский) действительно считает именно так. Поэтому в России нет конфискации имущества, а за крупные экономические преступления суды дают условное наказание (есть примеры в Нижегородской области).
Я также думаю, что в правовом государстве (не в России) наказание не только неотвратимо, но и пропорционально уровню преступления (в том числе и жестоко).


08:26 — 12.12.12, Куклин Юрий

Не нами сказано справедливое: "Размер имеет значение". Несоразмерность наказания преступлению есть прямое поощрение преступности. Одной из семи главных мудростей античного мира была мера, и совсем не случайно. Надо бы это понимать.


17:25 — 12.12.12, Сормович

Куклин: "Несоразмерность наказания преступлению есть прямое поощрение преступности.".
-Золотые слова. Их бы - да во всю кремлевскую стену!
Перед выборами в Госдуму в конце 2011 года не обещала ли партия "Единая Россия" снизить наказания за экономические преступления? И не притянула ли этим на свою сторону избирателей-воров?

Комментирование данного материала запрещено администрацией.