За завесой «Облачного столпа»

07:00 — 29.11.2012

За завесой «Облачного столпа»

Автор фото: Юрий Правдин

За завесой «Облачного столпа»

07:00 — 29.11.2012

Короткая восьмидневная кампания взаимных ракетных обстрелов, терактов и авианалетов, неожиданно разразившаяся в секторе Газа между Израилем и ХАМАС и столь же неожиданно прекратившаяся, оставила после себя несколько десятков убитых палестинцев, раненых израильтян, разрушенных зданий и больше вопросов, нежели ответов.

Что это было?

Между тем ответить на этот являющийся главным вопрос совсем не просто. Ведь, по большому счету, до сих пор неизвестно не только то, чем все закончилось и закончилось ли вообще, но и с чего все началось. Эффектное название израильской кампании — «Облачный столп» — оказалось весьма удачным еще и в том смысле, что в этом облаке, поднятом разрывами бомб и ракет, надежно укрылись не только истинные зачинщики войны, но и их мотивы. Самые осведомленные специалисты по Ближнему Востоку выдвигают разные, зачастую противоречащие друг другу версии, и разобраться в этой ситуации довольно сложно. Особенно учитывая, что она, возможно, еще не завершена. И перемирие может быть нарушено в любой момент не только палестинскими ракетами, но и израильскими танками.

Кое-в чем, однако, сходятся все специалисты и комментаторы. Невозможно адекватно оценить эту стычку между ХАМАС и Израилем, не рассматривая ее в контексте всей нынешней непростой ситуации, сложившейся на Ближнем Востоке. Вопрос лишь в том, с какой стороны смотреть. Израиль обвиняет в развязывании конфликта боевиков ХАМАС, те в ответ винят израильтян. Палестинцы указывают, что те первыми нарушили перемирие, заключенное 12 ноября, убив лидера военного крыла ХАМАС Ахмеда аль-Джабари. Израильтяне, в свою очередь, ссылаются на то, что палестинцы первыми начали обстрел, в течение нескольких дней перед ликвидацией Джабари выпустив по территории Израиля 120 ракет и реактивных снарядов. Если рассматривать дело с таких позиций, то формально начал, конечно, Израиль. Фактически же Тель-Авив был спровоцирован ракетными обстрелами ХАМАС, на которые как-то надо было реагировать. Вопрос в том, зачем боевики ХАМАС начали эти обстрелы. И почему именно сейчас?

Истинные мотивы

Строго говоря, ни палестинцам, ни израильтянам не нужно каких-то особых причин для войны. Они просто ненавидят друг друга, ненавидят истово, инстинктивно, до полной невозможности взаимного сосуществования на одной территории. Каждая сторона считает себя обиженной и пострадавшей в ходе многочисленных исторических пертурбаций, каждая уверена в своем исключительном праве на свою землю, которую незаконно отхватили и заняли соседи. Компромисс невозможен, мир нереален. Достижимы только перемирия, неизбежно кончающиеся очередной схваткой. А поскольку полная победа одной из сторон неизбежно предполагает полный или частичный геноцид другой, чего в нынешних условиях мировое сообщество не допустит ни при каких обстоятельствах, то и она невозможна. Остается только вынужденное сохранение статус-кво — более-менее продолжительные перемирия, перемежающиеся более-менее кровопролитными стычками.

Все это, однако, еще не дает ответа на вопрос о конкретных причинах последней стычки, которую, успешно раздув, тут же все стороны старательно постарались и погасить. Громогласно заявляя о готовности к наземной операции и мобилизовав 70 тысяч резервистов, руководство Израиля, однако, согласилось на посредничество президента Египта Мурси и пошло на новое перемирие, имея на руках все причины для полномасштабной наземной операции и зачистки сектора Газа. Точно так же руководство ХАМАС, выпустив по территории Израиля несколько сотен ракет и заявив о своей причастности к взрыву автобуса в Тель-Авиве, легко согласилось на перемирие, простив израильтянам гибель своих полевых командиров.

Что-то тут не так. Закрадывается подозрение, что эта стычка была какой-то показушной, не настоящей, призванной скрыть истинные мотивы истинных организаторов от рядовых палестинцев и израильтян. Вот только какие?

Закулисные игроки

Чтобы хоть что-то стало проясняться, надо понять: побежденных и пострадавших (ну, за исключением непосредственно убитых и раненых) в этой стычке нет. ХАМАС подтвердил статус главной антиизраильской организации Палестины и укрепил свое положение в секторе Газа. Израиль доказал, что вполне способен подавлять противника, отражая его удары, и мобилизовывать за считанные часы внушительные силы резервистов, а премьер Нетаньяху еще и набрал очки перед январскими выборами. Можно сказать, руководители ХАМАС и Израиля укрепили свои позиции в глазах своих избирателей.

Но не только они. Эмир Катара — весьма влиятельный игрок Ближнего Востока — получил неожиданный подарок от израильтян, ликвидировавших пресловутого командира бригад имени мученика-шахида аль-Кассама — Ахмеда аль-Джабари. Который, по слухам, отказался от предложения эмира направить своих боевиков на войну с сирийским правителем Асадом и которого, опять же по слухам, взорвали в машине, подаренной тем самым щедрым эмиром. Поставив вместо несговорчивого командира своих людей, эмир наконец сможет направить палестинских боевиков против Асада и, возможно, достигнет своей цели. К которой не только он стремится, но и прочие суннитские монархи Персидского залива. И, конечно же, США.

Поучаствовав наравне с египетским президентом в достижении перемирия, американцы могут надеяться получить контроль над весьма неплохим и боеспособным палестинским резервом, который можно направить на свержение Асада. Не прямо, конечно же, опосредованно: хоть через того же катарского эмира. Президент Египта Мурси участием в посредничестве поднял свой международный авторитет, что так необходимо ему на фоне внутриполитических проблем. Даже Иран, поддержав в очередной раз ХАМАС против Израиля, получил свою долю процента с этой сделки.

Пострадали только жители Газы, которых использовали в качестве пушечного мяса. Но кого они, спрашивается, заботят?

Прямая речь

Несмотря на понимание того, что переговоры с террористами невозможны, Израиль продолжают обвинять в эскалации конфликта с палестинцами, игнорируя факты атак ХАМАС и ее отказ выполнять условия международных посредников.

Посол Израиля в России Дорит Голендер.

Израильское правительство ищет возможность начать войну, но не начинает ее с Ираном, поскольку оно не уверено, что такая война была бы эффективной. Поэтому Израиль начинает войну с Газой.

Генеральный секретарь Палестинской национальной инициативы Мустафа Баргути.

Мы рады объявить о своей поддержке палестинцев и ХАМАС, и мы с гордостью заявляем, что будем поддерживать палестинский народ даже в самых тяжелых обстоятельствах.

Спикер парламента Ирана Али Лариджани.

Цели не достигнуты. Так не заканчивают антитеррористические операции. Следующий раунд насилия — это только вопрос времени. ХАМАС выглядит победителем, а Египет стал арбитром в отношениях между нами и ХАМАС.

Экс-министр обороны Израиля Шауль Мофаз.

По страницам СМИ

«Как заявил источник „Ъ“ в генштабе израильской армии, если ракетные обстрелы будут продолжаться, израильская армия, находящаяся у границ сектора, будет вынуждена начать наводить порядок внутри палестинского анклава. Собеседник заверил, что операция „Облачный столп“ будет масштабнее предыдущей операции „Литой свинец“. Косвенно об этом говорит и число призванных резервистов — 70 тыс. Четыре года назад было мобилизовано „всего“ 10 тыс. человек».

«Коммерсант».

«Судьба достигнутого при посредничестве Египта соглашения о прекращении огня, которое призвано положить конец восьми дням боестолкновений между Израилем и исламистской организацией ХАМАС в секторе Газа, сильно зависит от доброй воли двух злейших ближневосточных врагов, но договоренность дала каждому достаточно преимуществ, чтобы заявить об успехе».

«The Los Angeles Times».

«Смена руководства государств, популистская политика, неуверенность в сфере безопасности — все это кардинально изменило стратегические соображения со всех сторон».

«The Daily Beast».

Экспертное мнение

«Палестинский вопрос может быть использован в качестве запала в попытках перекроить региональный ландшафт. В Иордании и Ливане хорошо помнят, чем заканчивалось вовлечение палестинцев во внутреннюю политику этих стран, — гражданскими войнами. Сейчас на кону устройство не отдельных государств, а всего Ближнего Востока, другой масштаб».

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов.

1480

Комментирование данного материала запрещено администрацией.