Потерпевший сказал: «Потерпит»

07:00 — 15.11.2012

Юлия Полякова

Потерпевший сказал: «Потерпит»

07:00 — 15.11.2012

Юлия Полякова


Министерство юстиции разработало законопроект об изменении процедуры условно-досрочного освобождения. Ссылка на то, что она нередко превращается в формальность и на волю не всегда выходят достойные. Федеральная служба исполнения наказаний предложение поддержала. Правительство направило документ в Госдуму. Но все оказалось не так просто.

Деньги вперед

В Уголовно-исполнительном кодексе есть статья 175. В ней говорится: осужденный, если хочет освободиться условно-досрочно, пишет в ходатайстве, что «частично или полностью возместил причиненный ущерб или иным образом загладил вред, причиненный в результате преступления, раскаялся в совершенном деянии». Однако суд чаще всего смотрит лишь на то, сколько отбыто: для преступлений небольшой и средней тяжести должно быть не менее трети срока, для тяжких — половина, особо тяжких — две трети, а также на характеристику от начальства колонии: сколько взысканий, сколько поощрений. Возмещение ущерба в итоге лишь желательно. Минюст предложил сделать его обязательным — полное или частичное.

В Госдуме, однако, дело не дошло даже до первого чтения. Депутаты получили письмо от предпринимательского сообщества. Представители бизнеса не поняли: частично — это сколько? И выразили сомнение в необходимости такой поправки: ущерб по экономическим преступлениям может составлять миллионы рублей. И вообще, эти дела, по мнению коммерсантов, бывают «заказными». Что же, значит, человеку уж и не надеяться на УДО?

В итоге законопроект раскритиковали сами депутаты. Мол, если все будет зависеть от денег, у осужденных, их не имеющих, пропадет стимул нормально вести себя на зоне: все равно раньше срока не выпустят. К тому же с трудоустройством для обитателей колоний проблемы. Как же им заработать? К слову, по официальным данным Главного управления Федеральной службы исполнения наказаний по Нижегородской области, в исправительных колониях в регионе отбывают наказание 17,3 тысячи человек, плюс около тысячи — на поселении. На производственных же площадях учреждений ГУФСИН трудятся около 6 тысяч осужденных.

Слово пострадавшему

В Минюсте заявили, что у большинства отбывающих срок есть имущество. У многих — недвижимость, автомобили. Вот пусть ущерб и возмещают. В конце концов, совершать преступление их никто не заставлял. Представители ФСИН в свою очередь сообщили, что не все осужденные горят желанием работать. Обязательное возмещение ущерба решило бы эту проблему. На свободе-то такие субъекты уж точно работать не побегут.

Но документ все равно с обсуждения сняли, а депутаты-единороссы разработали новый проект поправок. Его в ближайшее время и рассмотрят в первом чтении. На пути желающих выйти условно-досрочно или получить смягчение наказания предлагается поставить другой барьер: мнение потерпевшего. Сейчас пострадавшего от преступления даже не ставят в известность о том, что «его» жулик попросился на свободу досрочно. В итоге однажды — сюрприз: встреча на улице. Приятного мало. А тут человек хоть готов будет. Но главное — при рассмотрении в суде ходатайства об УДО он сам скажет: хочет, чтобы осужденного раньше срока освободили или нет. Аргументы должны быть вескими, и суд обязан будет позицию учесть. Сторонники новшества говорят: если изначально потерпевший просил наказать подсудимого строго, то со временем вполне мог простить. Пусть это и сыграет роль.

1330

Комментирование данного материала запрещено администрацией.