«Кузькина мать» Юрия Трутнева

07:00 — 13.11.2012

Евгений Спирин

«Кузькина мать» Юрия Трутнева

Автор фото: Евгений Спирин

«Кузькина мать» Юрия Трутнева

07:00 — 13.11.2012

Евгений Спирин

«Можно бесконечно перечислять те уникальные разработки и открытия, автором которых Вы являлись. Того, что Вы сделали, хватило бы на десятки и сотни жизней. Но Вы никогда не останавливались на достигнутом и всегда продолжаете двигаться вперед».

Эти слова из приветствия генерального директора ГК «Росатом» Сергея Кириенко, пожалуй, наиболее емко и точно характеризуют академика Юрия Трутнева. Его 85-летию было посвящено совместное заседание научно-технического совета ядерного оружейного комплекса Госкорпорации «Росатом» и научно-технического совета РФЯЦ-ВНИИЭФ.

«По атому не ползаем»

Мы же встретились с живой легендой отечественного атомного проекта, одним из создателей водородной бомбы накануне праздника. Оговоримся сразу, в плотном рабочем графике академика было непросто найти время для беседы. Юрий Алексеевич, несмотря на столь почтенный возраст, по-прежнему в строю, на рабочем месте, полон идей и творческих планов. Говорить о них, по вполне понятным причинам, юбиляр не стал. Не положено делиться государственными секретами, его труды по-прежнему связаны с разработкой новых видов оружия. Поэтому мы поговорили о том, с чего уже снят гриф секретности. Впрочем, начали все же с небольшого биографического экскурса.

- Почему Вы решили связать жизнь с атомной физикой?

- Я родился в семье ученых, мои родители окончили Тимирязевскую академию. Отец приносил мне пробирки и реактивы, и я класса с 4-5 начал заниматься химией. Отец же первым мне рассказал об атомной энергетике. Увлеченный его рассказами, начал интересоваться и этой проблематикой, много читал литературы по физике. В конце 30-х годов об открытиях в области атомной физики писали в популярном журнале «Техника – молодежи», я с увлечением читал статьи о работах Харитона, Зельдовича, ученых, с которыми впоследствии здесь, в Сарове, работал бок о бок.

Но после школы, которую, кстати, окончили ранее Яков Зельдович и Аркадий Райкин, поступил на химфак Ленинградского университета. Проучившись два года, прослушав интереснейшие лекции, но, когда дело дошло до экспериментальной аналитической химии, понял, что химия – это не мое. Подал документы на физический факультет, досдал три экзамена и перевелся на третий курс. На вопрос декана о причинах перевода, ответил, что химики «ползают» по поверхности атома, а я хочу заниматься ядром. Учился с интересом, хорошо, в 1950 окончил университет, как записано в дипломе, по специальности «строение вещества».

Саров. И не иначе

— Как вы оказались в Сарове, на одном из самых секретных объектов страны?

— В январе 1951 года несколько вагонов выпускников университета отправились на распределение в Москву. Конечно, специальности были самые разные. Но наша группа находилась на особом положении: нас явно готовили для работы в атомной промышленности.

От первого сделанного нам предложения все ребята дружно отказались. Тогда мне и моему другу Вале было указано явиться на Солянку (номер дома не помню). На следующий день мы отправились туда и, войдя, очутились среди многочисленных военных в синих фуражках.

Первым вызвали меня. Усадили за столик, и два-три человека очень вежливо стали задавать вопросы. Первый вопрос: не хотел бы я поехать в место, где трудятся крупнейшие ученые и работа очень интересная? Я спросил: «А где все это находится?» Ответили: «В средней полосе». Я подумал-подумал и согласился, спросив, можно ли оттуда ездить в отпуск. Сказали: можно. После этого мне сказали, чтобы я на следующий день явился на Цветной бульвар, дом 13, и зашел в дверь (дворницкую) в подворотне. Нашел я этот дом, зашел. Сидела там какая-то бабушка. Я спрашиваю, сюда попал или нет. Она говорит: «Подождите, сейчас придет кто-нибудь». Слева в комнате были 3 или 4 двери. Вскоре пришел молодой человек, пригласил меня в маленькую комнату и задал несколько вопросов: как доехал, где устроился. А потом говорит: «Завтра вы должны утром быть в аэропорту Внуково, около статуи Сталина. Вас там встретит человек, отведет в самолет, и вы полетите на место работы».

Я сказал, что это меня не устраивает, так как я должен съездить в Ленинград, забрать вещи и книги. Вернусь — и готов лететь. Договорились. И вот Внуково. Транспортный самолет. Там уже были двое — мужчина и женщина. Мы между собой, естественно, разговаривали, что это за средняя полоса. А я вдруг говорю: «Не иначе как в Саров летим».

Мегатонное «изделие» проекта 49

Через четыре года молодой ученый принял деятельное участие в разработке нового «изделия», РДС-37, ставшего прототипом всех будущих термоядерных зарядов.

— «Слойка Сахарова», первая в мире водородная бомба, была недостаточно мощной, от нас требовалось большее: заряд мощностью не в 400 килотонн, а в одну-две мегатонны, — вспоминает Юрий Алексеевич. — Зельдовичу, Сахарову и мне пришла в голову мысль использовать энергию ядерного взрыва в другом виде. Эта наша идея — сжатие термоядерного заряда за счет лучистой энергии ядерного взрыва — получилась более конструктивной, она и сработала.

Тогда же, в 1955-м, во время работы над РДС-37, мне пришла в голову другая идея. Я обсудил ее с Ю. Н. Бабаевым. И уже в 1958-м мы представили «проект 49», шаг вперед по сравнению с РДС-37.

Когда мы работали над этим новым проектом, в успех никто не верил. Ю. Б. Харитон, научный руководитель ВНИИЭФ, говорил, что дает только 40 процентов за то, что у нас что-то получится. Мне говорили: «Оставь это дело, делай, как Яшка (Я. Б. Зельдович)». Я отвечал: не понимаете — не суйтесь!

Молодежь, работавшая с нами, верила в успех полностью. Но: на всех уровнях в 1957-м — отказы. Повезли на испытания в следующем году оба «изделия». Первым испытали заряд Зельдовича, получили взрыв мощностью 200 килотонн. Наш выдал в пять раз больше. Эта разработка тут же пошла в серию.

Подробности через полвека

«Проект 49» лег в основу всех отечественных термоядерных зарядов. За эту работу Трутнев и Бабаев были удостоены Ленинской премии.

Затем по предложению Юрия Алексеевича в Сарове была разработана знаменитая «Кузькина мать», самая мощная водородная бомба в истории человечества. Потом последовали работы над созданием зарядов для мирного использования ядерных взрывов. Для этого нужно было уметь зажигать ядерное горючее за счет обжатия и исключить из термоядерного заряда делящиеся материалы, чтобы не было радиоактивных осколков. Именно этим определялась «чистота» мирных зарядов. С помощью такого «чистого» взрыва на полигоне было создано озеро Чаган…

Всего, что было создано академиком Трутневым, действительно, не перечислить.

Сейчас Юрий Алексеевич, по его словам, занимается «новыми вещами», «свежими идеями». Подробности, надеемся, узнаем лет через пятьдесят.

Вехи биографии:

В 1950 г. - окончил Ленинградский государственный университет имени А. А. Жданова, физика, «Строение вещества»;

с 1951 г. – старший лаборант, инженер, старший инженер п/я 975; 

с 1966 г. – заместитель научного руководителя – начальник сектора, первый заместитель научного руководителя – начальник сектора Всесоюзного НИИ экспериментальной физики;

с 1987 г. – первый заместитель научного руководителя – начальник отделения Федерального государственного унитарного предприятия «Российский федеральный ядерный центр – Всероссийский НИИ экспериментальной физики» (ФГУП «РФЯЦ-ВНИИЭФ»);

с 1993 г. – первый заместитель научного руководителя по расчетно-теоретическим исследованиям – начальник отделения Федерального государственного унитарного предприятия «Российский федеральный ядерный центр – Всероссийский НИИ экспериментальной физики» (ФГУП «РФЯЦ-ВНИИЭФ»);

с 1999 г. – первый заместитель научного руководителя по перспективным исследованиям Федерального государственного унитарного предприятия «Российский федеральный ядерный центр – Всероссийский НИИ экспериментальной физики» Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом» (ФГУП «РФЯЦ-ВНИИЭФ» Госкорпорации «Росатом»).

1996

Комментирование данного материала запрещено администрацией.