Про местные выборы

07:00 — 25.10.2012

Алексей Ларин

Про местные выборы

Про местные выборы

07:00 — 25.10.2012

Алексей Ларин

Иногда нужно подождать, чтобы вернее оценить какое-то событие. И чем значительнее событие, тем больше времени оно требует для адекватной оценки. Прошедшие 14 октября региональные выборы уже успели, по горячим следам, оценить и прокомментировать все, кому требуется, и все, кому не лень. Но за поствыборной горячкой и суетой были упущены кое-какие серьезные детали и принципиальные значения прошедшего события. Не нарочно; единственно лишь по причине спешки.

Про низкую явку

Одной из самых забавных особенностей прошедшей кампании стало едва ли не поголовное сетование на низкую явку избирателей. Причем про низкую явку говорят и оппозиционеры, и представители правящей партии, и независимые эксперты. Редко кто пытался указать на то, что местные выборы всегда привлекают меньше внимания избирателей, чем федеральные, — и не только в России, но и в большинстве стран мира. Так уж заведено, что выборы в органы власти, оказывающие большее влияние на жизнь людей, всегда привлекают больше внимания, чем выборы в органы менее влиятельные. Мало кто станет спорить с тем, что федеральные органы власти в любой нормальной управляемой стране всегда влиятельнее местных и что повышенное к ним внимание вполне естественно. Особенно это касается нынешней России, где местное самоуправление в начальной стадии развития, а губернаторы, хоть избранные, хоть назначенные, зачастую во многом зависят от Кремля. Избиратель, проголосовав за верховную власть, предполагает, что от оной зависит вся прочая бюрократия, включая местную, и интерес его к выборам нижестоящих уровней падает вполне предсказуемо. Чего ж ломиться в открытую дверь и недоумевать по поводу низкой явки — не вполне понятно.

Еще менее понятно, когда на низкую явку сетуют и негодуют оппозиционеры, а не правящая партия. Из уст ряда оппозиционных политиков и журналистов приходилось слышать утверждения, что низкая явка выгодна партии власти, что за счет нее «Единая Россия» и получила столь убедительные результаты, взяв, по сути, реванш за прошлогодние декабрьские выборы. Некоторые договорились до того, что напрямую обвинили партию власти в сознательной политике по снижению явки, дабы тем самым, дескать, искусственно улучшить свои показатели.

Здесь очевидно либо редчайшее недомыслие, либо сознательное искажение истины. Простой здравый смысл подсказывает, что дома остается как раз-таки вполне лояльный к власти избиратель, которого все, по большей части, устраивает и который либо не видит нужды в переменах, либо полагает, что эти перемены только к худшему. Лояльный к власти избиратель идет на выборы и голосует за свою партию власти только тогда, когда предполагает, что оной грозит вполне серьезная и реальная опасность потерпеть поражение от оппозиции. Если же избиратель такой опасности не видит, его интерес к участию в выборах резко падает, и вслед за этим предсказуемо падает явка.

Про оппозицию

Низкая явка действительно должна огорчать оппозицию, но совсем по иной причине, нежели она пытается представить. Низкая явка означает не то, что избиратель не верит власти, а то, что он не верит оппозиции. Хуже того, он не верит в оппозицию. Если лояльный к власти избиратель остается дома, значит, он не верит в серьезность оппозиции и не опасается ее. Если недовольный властью избиратель остается дома, значит, он тоже не верит в серьезность оппозиции, в ее способность сменить власть и быть более эффективной, нежели нынешняя.

У оппозиции — хоть парламентской, хоть непарламентской — были все козыри на руках. Поводов для недовольства властью и ее политикой много, причем у самых разных электоральных слоев. Можно было апеллировать хоть к повышению тарифов, хоть к антитабачной и антиалкогольной кампании, хоть к весьма двусмысленной реформе образования — всегда найдутся те, кто хоть какими-то мероприятиями властей недоволен. Обругайте эти мероприятия, предложите свои альтернативные — и избиратель у вас в кармане. Так нет же, даже такого простого фокуса оппозиционеры провернуть не смогли.

Теперь они жалуются (хотя почему теперь? Они всегда жалуются!) на давление властей. Но помилуйте, какая же правящая партия добровольно и безропотно уступит власть оппозиции? Власть уступают лишь под превосходящим давлением, перед бесспорным и безусловным победителем, как уступил власть Ющенко Януковичу, как уступил власть Саакашвили Иванишвили. Победитель же помимо народной поддержки всегда имеет поддержку среди части элиты, в том числе финансовой и властной. Если наши оппозиционеры не смогли привлечь хотя бы часть недовольной региональной элиты (а таковая всегда имеется в любом регионе), то как же можно судить о ее популярности и работе среди элиты московской, среди властей федерального уровня?!

Про избирателей

Возникает резонный вопрос: зачем же тогда люди вообще ходят на местные выборы? Если они прекрасно понимают, что все реально крупные и значимые вопросы решаются в Москве и от местных и даже региональных властей мало что зависит. Если они ничуть не хуже понимают, что региональная оппозиция — явление еще более фриковое и бесполезное, нежели оппозиция федеральная. Если они расценивают сами выборы всего лишь как своеобразный способ замера уровня народной лояльности или народного недовольства…

Возможно, в этом-то все и дело. Сегодняшний средний российский избиратель ходит на выборы, особенно региональные, не для того, чтобы сменить власть (он относится к этой смене с большим недоверием и подозрением), а для того, чтобы высказать свое к ней отношение. Чем больше уровень поддержки партии власти, тем больше лояльности жителей этого региона или города к власти вообще. Чем больше уровень поддержки оппозиции, тем больше недовольства властью накопилось на данном избирательном участке.

Именно этим хороши нынешние выборы в России. Не возможностью смены власти, а возможностью максимально точного и репрезентативного замера отношения к ней среди избирателей. Надо дорожить этим инструментом. Не искажать его показаний, а адекватно оценивать их. И уж конечно, соответствующим образом реагировать.

Прямая речь

Люди избраны в подавляющем большинстве опытные, знающие свое дело. Нужно подтверждать это качество и это доверие избирателей. Надеюсь также, что будет обращено внимание и на требования тех, кто не смог победить на этих выборах. Далеко не всё, что оппозиционные партии выдвигают в качестве своих требований, является неприемлемым и ненужным.

Президент России Владимир Путин

С начала года началось восстановление позиций «Единой России» в общественном мнении. Ее рейтинги стали улучшаться. В первую очередь это связано с избранием президента Владимира Путина. «Единая Россия», несмотря на то, что лидер партии сменился, продолжает восприниматься в общественном мнении как партия Путина. Этот фактор объясняет результаты, полученные «Единой Россией» 14 октября.

Заместитель директора Центра политической конъюнктуры России Алексей Зудин

Мы увидели, что несистемная оппозиция работать с населением, по большому счету, не умеет. Это такое любительство в стиле конца 80-х годов, когда у нас демократы первой волны тоже шли на выборы, а электоральная машина власти разваливалась. Сейчас эта машина худо-бедно, но работает. Очевидно, что машину может победить только машина. Пока несистемная оппозиция к ее постройке не готова.

Политолог Евгений Минченко

По страницам СМИ

«Главной претензией оппозиции по итогам выборов уже стала „низкая явка“: избиратели действительно далеко не везде демонстрировали чудеса активности, и это, по мнению противников власти, говорит о „падении доверия“ избирателей. Стоит отметить, что низкая явка ударяет и по самой оппозиции, не сумевшей мобилизовать свой электорат».

«Взгляд»

«Коммунисты вправе сетовать на то, что появились альтернативные организации. „Справедливая Россия“ может жаловаться на прессинг со стороны власти. Расклада это не меняет. Их избиратели разошлись от знамен и обратно к ним не собираются. А к новым партиям 14 октября 2012 года они не пришли».

«Коммерсант»

«С низкой явкой для оппозиции связана одна очень серьезная проблема — в ней некого винить, кроме самих себя. Если избиратель не ходит на выборы, значит, его не сумели убедить в необходимости сделать это».

«Газета.ру»

Экспертное мнение

«Количество лайков к постам Навального и Мальгина сыграло с протестом злую шутку. Уверовав в собственную значимость, его лидеры так и не смогли понять, что выборы — это не политическое шоу и не участие в „Госдепе“ Ксении Собчак. Это в первую очередь кропотливая и упорная работа в течение 365 дней в году, а не за две недели до даты голосования в виде поездок с бывшей ведущей „Дома-2“ на сломанном троллейбусе».

Политолог Вениамин Роднянский

1869

Комментирование данного материала запрещено администрацией.