«Скорая» просит о помощи

07:00 — 18.10.2012

Алина Малинина

«Скорая» просит о помощи

Автор фото: Юрий Правдин

«Скорая» просит о помощи

07:00 — 18.10.2012

Алина Малинина

Вряд ли среди нас есть хотя бы один человек, который никогда не вызывал «неотложку» — себе или родным. Поэтому можно смело утверждать: скандал вокруг станции «Скорой помощи» Нижнего Новгорода затрагивает интересы всех нижегородцев. Проверка, проведенная комиссией регионального минздрава перед переходом службы в систему медицинского страхования, выявила столько нарушений, что стало ясно: к такой работе она просто не готова. Более того, ряд прегрешений относится уже к сфере правоохранительных органов. Поэтому акт проверки был направлен в областную прокуратуру.

Зарплаты увеличились, но денег не хватает

Напомним вскратце историю вопроса. В открытом письме губернатору Нижегородской области медики «Скорой» пожаловались, что их зарплаты за последнее время значительно уменьшились, из-за чего врачи увольняются со станции. При этомфинансирование службы в 2012 году возросло на 23,6 млн рублей — в основном по пунктам «Зарплата» и «Медикаменты». Проверка показала: на фонде зарплаты врачей и фельдшеров сильно сказался раздутый штат управленческого персонала. Годовой фонд заработной платы главного врача и 25 руководящих сотрудников «неотложки» — около 9 миллионов рублей, а фонд остальных врачей и специалистов — 36 миллионов. Семь заместителей главного врача получают зарплату от 57 до 61 тысячи рублей.

Врачебный штат «Скорой помощи» завышен, и весь фонд оплаты труда выбирается, — комментирует ситуацию министр здравоохранения области Александр Карцевский. — Мы сравнили зарплату всех категорий работников станции с аналогичными по области. По всем должностям имеется превышение заработной платы от 7 до 70 процентов.

Куда исчезли тромболитики?

Странная ситуация на «Скорой» и с закупкой лекарств. С одной стороны, руководство станции сетовало: мол, средств на медикаменты не хватает. С другой — за первые шесть месяцев 2012-го лекарств закупили лишь на четвертую часть от запрошенной суммы. В прошлом году на финансирование по статье «Медикаменты» «Скорой помощью» Нижнего Новгорода было израсходовано 19 млн 171 тыс. рублей, а в нынешнем выделено более 21 млн 615 тысяч, то есть больше на 11,3 процента.

При проверке выявлены и факты нарушения использования дорогостоящих медикаментов — тромболитиков, которые помогают больным с острым коронарным нарушением избежать развития инфаркта миокарда. Одна ампула такого препарата, «расплавляющего» тромб, стоит порядка 70 тысяч рублей. В 2012 году на их приобретение было выделено 14 100,3 тыс. рублей, закупили лекарства на сумму меньшую — 12 099,9 тыс. рублей. Однако бригады «неотложки» для помощи пациентам получили лишь четверть ампул. И если в первом полугодии 2011 года было проведено 238 тромболизисов при острой ишемии, то в первом полугодии 2012-го — почти вполовину меньше — 130. А это уже нарушение стандарта оказания медицинской помощи.

Служанка для всех?

Ухудшилась и оперативность «неотложки». Если в прошлом году своевременность передачи вызовов составляла 93,8 процента, то в этом — 92,7. Зато увеличилось количество поездок «не по профилю». Например, врачи «Скорой» за год совершают 45 тысяч перевозок на гемодиализ, хотя такая услуга законодательно за этой службой не закреплена.

— На «Скорую» навалено много того, чего она делать не должна, — считает новый главный врач Владимир Клименко. — Даже транспортировка некоторых категорий больных в санатории.

Еще одна проблема — квалификация персонала. Часть врачей, допущенных к работе, не имеют необходимого медицинского образования, кто-то не прошел интернатуру. Все это могло стать основанием, чтобы не оплачивать услуги «Скорой помощи». Достаточно сказать, что 50 врачей «неотложки» не имеют специализации для работы в этой службе. Сейчас обучение за счет бюджета по специализации уже проходят 40 человек.

«НП» уже писала и о частых невыполнениях стандартов оказания медицинской помощи, и о нарушениях прав пациентов… Все это можно было бы рассматривать просто как неприятный громкий скандал, случившийся в одном из ведомств накануне его перехода на иную систему работы. Если бы не одно «но». Речь идет фактически о службе спасения, причем человеческих жизней. А вот это уже переводит историю в иную, нравственную плоскость.

По мнению министра здравоохранения Нижегородской области Александра Карцевского, финансирование «Скорой помощи» через систему обязательного медицинского страхования несет на себе необоснованные риски. «Ведь „Скорая помощь“ работает в режиме ожидания, невозможно спрогнозировать, сколько будет вызовов, — говорит он. — Но если закон принят, его следует выполнять».

«Глонасс» — на каждую «неотложку»

Одна из серьезных проблем «Скорой» — высокий износ автопарка. Машины часто ломаются, из-за этого простаивают. И это при том, что обновление парка проводится ежегодно: в 2012-м в целом по области заменено 110 машин, в Нижнем Новгороде — 68.

Однако большая нагрузка на эту службу быстро выводит автомобили из строя. Сейчас из 108 карет «неотложки» в рабочем состоянии лишь 67. В связи с этим министерство здравоохранения приняло решение ежегодно обновлять по 38–40 машин нижегородской «Скорой».

Еще один немаловажный вопрос — оснащенность «Скорой» системой «Глонасс». Пока ею укомплектована только одна центральная подстанция. Естественно, этого не хватает, чтобы уследить за всеми 108 машинами. Поэтому правительство области приняло решение поставить такие комплексы на каждом автомобиле.

Сейчас новый главный врач «Скорой» подробно исследует состояние дел на каждой городской подстанции, знакомится с сотрудниками, чтобы понять, как быстрее вывести экстренную службу из кризиса. По его мнению, ошибка прежнего руководства станции в том, что оно даже не пыталось до обращения профсоюза к губернатору хоть как-то изменить ситуацию к лучшему. «Пока не была инициирована проверка „Скорой“, никаких сигналов о бедственном положении службы не поступало, хотя проблемы там копились годами, — считает Владимир Клименко. — Изменения, грядущие на „Скорой помощи“, не должны коснуться пациентов, — говорит Владимир Федорович. — Но если бы мы ничего не стали делать, то такое состояние „неотложки“ очень бы отразилось на больных, особенно во время новогодних праздников или в любой критической ситуации».

Зная, что «неотложка» перейдет к нам в 2013 году, мы сделали совместно с нижегородским минздравом пилотный проект по «Скорой помощи» на базе больницы имени Владимирского в Арзамасе. Ведь у нас в регионе 52 муниципалитета. Осталось провести обучающие семинары с сотрудниками и начать работать.
Елена Хлабутина, директор Территориального фонда ОМС Нижегородской области.

Проблемам вопреки

Несмотря на все катаклизмы, трясущие эту жизненно важную службу, нижегородцы отмечают, что качество работы ее персонала по-прежнему на высоком уровне. В этом мы убедились, опросив своих коллег и знакомых.

Татьяна, 40 лет, Нижегородский район:

— В этом году мне приходилось дважды вызывать «Скорую», для себя и для ребенка. Оба раза машина приезжала через 20–30 минут. Врачи смогли поставить мне правильный диагноз, несмотря на смешанную патологию. Ребенку сделали укол, сбили высокую температуру, дали необходимые рекомендации. Все было очень профессионально.

Елена, 43 года, Автозаводский район:

— Лично у меня от общения с врачами «Скорой» остались самые приятные впечатления. В свое время приходилось вызывать «неотложку» в семью достаточно часто. Долго ждать не приходилось никогда. Зато всегда очень трогало не просто профессиональное, а по-человечески доброе отношение докторов. Пожалуй, лишь раз столкнулась с раздражительностью и даже какой-то агрессивностью, исходящими от дамы в белом халате.

Эльга, 30 лет, Московский район:

— «Скорую» вызывала, чтобы отвезти детей с высокой температурой в инфекционную больницу. Приехали, как обычно, минут через 10–15, посоветовали, что нужно взять с собой. Никаких претензий к врачам не возникло, наоборот, я им очень благодарна. Единственный раз пришлось подождать «скорую», когда надо было мужу сделать укол от повышенного давления, голова у него сильно болела. Приехали минут через сорок.

Анна, 46 лет, Канавинский район:

— Впервые вызвала «неотложку» для себя, когда сильно защемило в области сердца. Испугалась, что это симптом инфаркта. Бригада приехала очень быстро: повезло, что они находились на вызове неподалеку. Успокоили меня, что это просто защемление мышцы. Диагноз полностью подтвердился.

Ольга, 42 года, Сормовский район:

— «Скорую» вызывали дважды. У дочки были бытовые травмы. «Неотложка» приехала очень быстро, один раз оказали помощь на месте, другой — отвезли поздно вечером в дежурную больницу. Я им очень благодарна!



2650

Комментирование данного материала запрещено администрацией.