Как арзамасцы до Гамбурга дошли

07:00 — 18.10.2012

Станислав Смирнов

Как арзамасцы до Гамбурга дошли

07:00 — 18.10.2012

Станислав Смирнов


В 1812 году одним из центров формирования Нижегородского ополчения, призванного на войну с Наполеоном, стал Арзамас.

О том, как арзамасцы воевали с французами, а затем чтили память героев-земляков, рассказывает экспозиция местного историко-художественного музея. На ней представлены редкие книги, фотографии, оружие, экипировка, награды.

Все началось с Манифеста Александра I, обнародованного 6 июля 1812 года, менее месяца спустя после вторжения в Россию армии Наполеона. Согласно царской воле ополчения собирались и вооружались по всем губерниям.

На Арзамас тяготы войны легли с первых ее дней.

— Сначала, — говорит научный сотрудник музея Нина Вагина, — через город к Москве шли войска, затем в обратном направлении потянулись беженцы, раненые, пленные французы.

Патриотический подъем нарастал. В Нижнем из новобранцев Балахны, Горбатова, Макарьева и Семенова комплектовались первый и второй пехотный полки. Арзамасу из жителей Ардатовского и Арзамасского уездов предстояло собрать 3-й пеший и конный.

В ратники брали мужчин от 17 до 45 лет, в основном крестьян, из расчета 4 ополченца на 1000 ревизских душ. От добровольцев не было отбою. Прошения писали дворяне (офицеры и чиновники), мещане, студенты, семинаристы, священники, были даже добровольцы не старше 12 лет.

Снаряжение воинов иллюстрируют искусно выполненные фигурки — в серых армяках, шапках-четырехуголках с латунным крестом на тулье. В заграничном походе появилась новая форма — зеленые мундиры.

Арзамасцы дали, по словам Нины Вагиной, 1435 пеших воинов, влившихся в 3-й пехотный полк, и 77 конных. К зиме ополчение из 15 пеших батальонов, сведенных в пять полков по 2000 ратников, и пяти эскадронов конницы — всего около 13 000 воинов — было готово. Царским рескриптом были утверждены командиры: 3-го полка — отставной полковник лейб-гвардии гусарского полка князь Федор Звенигородский, конного — поручик гвардии Павел Козлов.

В декабре 1812 года войско под началом генерал-майора Н. С. Муромцева, после молебна в нижегородском кафедральном соборе, с развернутыми знаменами и под музыку, вышло в поход. «Вид был торжественный и трогательный, многие плакали», — вспоминал очевидец.

Проследовав маршем через Муром, Рязань, Орел, Житомир, ополченцы вступили в Польшу, затем в Силезию и Саксонию, всюду преследуя отступавших французов.

В октябре 1813 года арзамасцы в составе Поволжского ополчения под командованием графа П. А. Толстого участвовали в кровопролитном бою за Дрезден. «Суровое боевое испытание выпало на долю 3-го пехотного полка, — пишет историк Александр Лушин. — В битве под Рехенбергом нижегородцы проявили массовый героизм». В мае 1814 года ополченцы победоносно вошли в Гамбург (к этому времени Русская армия уже заняла Париж).

А в конце октября вышел царский указ о роспуске ополчения, после чего рядовые ратники, получив в награду два рубля, полгода возвращались домой через Польшу и Литву. В Нижнем Новгороде победителей встретили торжественно. Их знамена поместили в Спасо-Преображенский собор, полковые иконы — в городские храмы.

В арзамасском музее хранится копия знамени 3-го батальона. Реликвию передал в построенный в честь победы над Наполеоном Воскресенский собор батальонный командир Федор Стремоухов. «После революции, — говорит Нина Вагина, — собор превратили в музей атеизма, и знамя бесследно исчезло».

Печальная участь постигла и захоронения героев 1812 года на бывшем Всехсвятском кладбище. Их сровняли с землей, надгробие каслинского литья, воздвигнутое местным краеведом Н. М. Щегольковым, бросили в переплавку. Сегодня отношение к прошлому иное.

2261

Комментирование данного материала запрещено администрацией.