Страшнее коррупции

07:00 — 16.10.2012

Полина Кульбякина

Работа продолжает искать человека

Работа продолжает искать человека

Автор фото: Юрий Правдин

Страшнее коррупции

07:00 — 16.10.2012

Полина Кульбякина

Нехватка квалифицированных рабочих — это, пожалуй, сегодня проблема номер один для руководства промышленных предприятий. Чтобы перечислить причины такого дефицита, не хватит пальцев на обеих руках. Они начинаются еще с прогалов в сфере профессиональной подготовки будущих специалистов…

Да и, говоря откровенно, нынешние выпускники техникумов и колледжей не располагают тем багажом знаний, которого требует от них работодатель. Но если пресловутое «кто виноват?» имеет чисто теоретическое значение, то его вечный спутник «что делать?», что называется, прижимает к стенке. Экономической.

Рабоче-инженерный парадокс

Опрос руководителей крупных корпораций показал, что этот вопрос волнует их даже больше, чем коррупция и административные барьеры. Сегодня бизнес делает упор на инновации, без них невозможно дальнейшее развитие. Только в нашем регионе реализуются более 260 новых высокотехнологичных проектов. Но не секрет, что даже самое современное оборудование и совершенные технологии не могут обойтись без чуткого работника.

Причем нельзя не заметить парадокса: на любом заводе простых рабочих требуется гораздо больше, чем, к примеру, инженеров (зачастую в пропорции 8 или даже 10 к одному), но чуть ли не каждый год учебные заведения выпускают больше именно последних. Отсюда несоответствие спроса и предложения на рынке труда.

По данным Торгово-промышленной палаты России, потребность бизнеса в квалифицированных рабочих кадрах удовлетворена всего лишь наполовину.

ГЧП воспитает молодежь

В связи с планами стратегии развития до 2020 года необходимы радикальные меры. Сегодня 82 областных учреждения профобразования готовят работников по 70 профессиям и почти 114 специальностям. Но главное — наладить связь между ними и промышленными предприятиями. Только наличие диалога позволит кооперировать действия и добиваться результатов. Эту ответственную миссию призваны осуществлять координационный совет при губернаторе Нижегородской области и профильные министерства и ведомства.

— Предприятия и государство должны выступать в качестве партнеров учебных заведений, — говорит замдиректора ТПП Нижегородской области Владимир Храмов. — Я имею в виду и софинансирование образовательного процесса, и непосредственное участие в нем: проведение круглых столов, экскурсий на предприятия, выставок, ежегодной ярмарки вакансий.

ТПП в прошлом и текущем году сама организовала две ярмарки вакансий, в которых приняли участие более 350 предприятий и десяток учебных заведений. Как показала практика, около 60 процентов ранее безработных смогли наконец-то найти себе занятие по душе.

Замминистра образования Нижегородской области Илья Коршунов также заявляет, что последние три года усиленной работы принесли свои плоды: на территории региона создано 9 ресурсных образовательных центров, оснащенных самым современным оборудованием. Еще два планируется открыть в этом году — в Кулебаках и в Городце. И тут мы даже выходим на европейский уровень: инновационный образовательный центр на базе Арзамасского технического техникума имеет право выдавать своим выпускникам дипломы международного образца.

— Надо создавать образовательные кластеры, включающие в себя учреждения начального, среднего и высшего профобразования, — говорит Коршунов. — Мы даже алгоритм выработали: сначала работодатели формируют кадровый заказ, затем определяются группы стратегического партнерства — так называемые партнерские советы, и впоследствии привлекаются ресурсы действующих федеральных и региональных программ модернизации системы профобразования.

Кадры заказывает ТПП

Наша область стала известна на всю страну и даже, как бы пафосно это ни звучало, на весь мир в первую очередь благодаря промышленной продукции: чего стоят, например, такие бренды, как ГАЗ или «Сокол». Потому проблема нехватки кадров для нас очень актуальна.

— У Нижегородского региона есть чему поучиться, — говорит вице-президент ТПП России Александр Рыбаков. — В плане сотрудничества образования и бизнеса дела идут хорошо. Другое дело, что потенциал еще больше, особенно это касается атомной энергетики, транспорта, электроники. Так что впереди очень сложная работа.

Конечно, в каждом субъекте проблему нехватки специалистов решают по-своему, и обмен опытом для более эффективной работы просто необходим. Например, куратор проекта «Координация подготовки кадров в Пермском крае» Алена Игнатова рассказала, что в ее регионе подготовленные кадры «заказывает» Торгово-промышленная палата. В этом году ТПП заключила соглашения с тысячей предприятий и образовательных учреждений. Это немного, если учесть, что каждый год выпускниками становятся более 15 тысяч молодых людей, но это только начало. Например, в будущем году ожидается, что работа будет вестись уже с пятью тысячами компаний.

Мнения

Светлана Мордовина, зам.директора по учебной работе Нижегородского дизелестроительного техникума:

— Среди наших партнеров в основном не крупные компании, а частные предприниматели. В год работодателю чаще всего нужны 1–2 специалиста, а не 60.

Кроме того, существует ряд проблем, решить которые, на мой взгляд, пока невозможно. В первую очередь это низкие зарплаты. Например, к нам приходили из НИИ им. Седакова с предложением взять к себе нескольких студентов. Зарплата — 8 тысяч в месяц, но в дальнейшем есть перспектива роста. Но ведь ребятам надо все и сразу, так что, понятное дело, никто не согласился.

По этой же причине, гонясь за более внушительным доходом, многие выпускники работают неофициально, без договора. Вот и получается, что парень с образованием трудится водителем. Но в целом ежегодно примерно из 150 выпускников трудоустраиваются почти все (многие работают уже со второго курса), остальные продолжают обучение в вузах.

Владимир Плетнев, директор Нижегородского радиотехнического колледжа:

— У нас нетрудоустроенных выпускников нет. Сразу после окончания колледжа студент получает возможность работать. Мы сотрудничаем с заводом им. Фрунзе, с «Полетом», НИИИС, ОАО «Ядринское молоко», ГЗАС им. Попова и другими. Своего ресурсного центра у нас нет, но партнеры помогают оборудовать классы для проведения специализированных занятий.

Конечно, поскольку мы сейчас не в советское время живем, у ребят нет необходимости 3 года сидеть на одном месте, куда их распределили. И часто после нескольких месяцев работы на заводе они уходят: зарплата не устраивает. Но тут уж каждый решает для себя сам. По крайней мере, они не только располагают теоретическими знаниями, но еще и знакомы с организацией производственного процесса, потому что практика на заводе обязательна. Отрадно, что где-то четверть выпуска идет учиться в вузы — это значит, что они хотят расти дальше, стремятся к новым высотам.

Михаил Орлов, зам.председателя Нижегородского областного объединения организаций профсоюзов:

— Ни одного, пусть даже высококлассного, специалиста-теоретика не поставят за дорогостоящий станок, если он не знает, как с ним правильно обращаться. В этом смысле ресурсные центры как панацея: они дают возможность тренироваться на виртуальных моделях.

Но даже здесь не все так радужно. Огромное значение сегодня, на мой взгляд, приобретает так называемая профориентация: почти в каждой семье родители хотят видеть своих чад в стенах вузов, зачастую не беря в расчет их желание и способности. Так происходит из-за сложившегося стереотипа, что человек с высшим образованием получает гораздо больше. Хотя это не так. Поэтому ресурсные центры не имеют 100-процентной заполняемости.

Кроме того, в ближайшее время мы почувствуем на себе последствия демографической ямы 1998–99 гг., которые приведут к тому, что учебные заведения просто не будут набирать привычного количества студентов.

1454

Комментирование данного материала запрещено администрацией.