Любимый друг

07:00 — 11.10.2012

Лада Козонина

Любимый друг

07:00 — 11.10.2012

Лада Козонина



«Я люблю тебя»… Катя научилась произносить эти слова почти без эмоций. «Я тебя люблю»… В глазах не вспыхивают искры, а сердце не начинает учащенно биться. Для нее любовь давно стала данностью, не приносящей ни радости, ни боли. Констатация факта. Аксиома, не требующая доказательств. Солнце и звезды на затянутом облаками небе. Их не видно, но это вовсе не значит, что их нет. Они есть, Катя знает. Как есть и ее любовь. И ей достаточно этого знания.

С первого взгляда


«Можно»? – Катя открыла дверь в кабинет и буквально «споткнулась» о взгляд мужчины, сидящего за столом. Об Олеге Викторовиче от коллег она слышала только хорошее: добрый, внимательный, умный человек с потрясающим чувством юмора, великолепный профессионал. Единственное, что смущало в этой череде лестных характеристик: все без исключения, отправляя ее на ту деловую встречу, предупреждали: «Только будь осторожна. Он бабник жуткий. Ни одной юбки не пропустит».

Бабник. Ну, конечно! Могли бы и не предупреждать. Он, едва увидев молодую женщину, даже не попытался скрыть своих эмоций.

«М-даа, с этим мужчиной у меня будут проблемы», – подумала Катерина и ослепительно, но отстраненно улыбнулась.

Уже потом Олег скажет ей, что влюбился с первого взгляда. Влюбился впервые по-настоящему. Увидел ее глаза и – пропал. Утонул. Растворился. А тогда все договоренности были подписаны немедленно. Отныне их фирмы стали «дружить домами», а Катерине с Олегом Викторовичем предстояло видеться очень и очень часто: совместные совещания, переговоры, корпоративы. На одном из таких, бережно ведя Катю в медленном танце, Олег предложил: «Давай смоемся отсюда. Посидим где-нибудь вдвоем». Внутри у нее тогда что-то щелкнуло, однако она мягко, но твердо заметила недвусмысленному кавалеру, что замужем и ничего менять в своей жизни не намерена. Он не обиделся. Но и не бросил попытки завоевать очередное женское сердце.

«К единственному нежному»

За те восемь лет, что они общались, Катя с Олегом стали не просто компаньонами. Они стали настоящими друзьями. Часто, после очередной деловой встречи, допоздна засиживались в его кабинете, пили кофе, коньяк и просто… разговаривали. О работе, о жизни, о семьях, обо всем на свете. У них не было друг от друга секретов. Молодая женщина старалась смягчить удар, когда семейная лодка Олега разбилась вдребезги. Помогала ему собрать эти обломки воедино, пыталась успокоить, поняв, что это пустое занятие. А потом… Плакала на его плече, рассказывая, что они с мужем давно чужие люди, живут как соседи (будь он проклят – этот квартирный вопрос!), что в сердце ее прочно поселилась пустота…

На ее глазах развивались и гасли очередные романы Олега, она знала по именам, и не только, всех его любовниц… Коллеги перешептывались за спиной: вот, мол, не устояла наша Катюша перед чарами Олега-обольстителя, а она лишь отшучивалась: «Думайте, что хотите. Для меня главное – самой про себя все знать». Сама мысль о каких-то там близких отношениях с этим человеком вызывала у нее улыбку. Ее вполне устраивала их дружба – близкая, очень нежная, крепкая, но с ее стороны не имеющая ничего общего с любовью. Да и Олег как-то смирился с тем, что эту крепость взять не удастся. Просто однажды, когда они в очередной раз вот так сидели, потягивая из бокалов терпкое вино и разговаривая, он вдруг резко и нежно прижал ее к себе и поцеловал так, точно хотел в этом поцелуе выплеснуть все чувства, копившиеся в нем за долгие годы. Катя отстранилась скорее по инерции, быстро накинула плащ и поспешила к выходу. И уже на улице разрыдалась, поняв, как же ей хочется вернуться.

…Каждое их свидание становилось для нее праздником. Она летела на встречу в любое время суток, отложив все дела и даже уже не пытаясь объяснять мужу свое длительное отсутствие. Столько любви Катя не испытывала за всю свою жизнь. Точно после долгой дороги по пустыне окунулась в ласковое море теплой нежности.

Реанимация… себя

…Их бурный роман сошел на нет так же стремительно, как и начался.

«Почему все так быстро кончилось?» – как-то спросила она. В ответ ей было растерянное пожатие плечами: «Не знаю».

Что-то сломалось. Катя в очередной раз нахлобучила на голову подушку, чтобы не слышать рассказов мужа о том, как прошел его очередной бестолковый день.

– Забудь! – настаивала подруга. – Ты же все равно не смогла бы с ним жить.

Катя тоже так думала. И лишь когда их отношения перешли в стадию редких, почти случайных личных, не по работе, встреч, поняла: смогла бы. Именно тогда она вывела для себя определение любви. Любовь – это когда боишься потерять.

Она боялась. Ей непременно нужно было, чтобы Олег был в ее жизни. Любовником, другом, компаньоном – кем угодно. Катя почти умерла от этой нестерпимой боли, разлуки, а потом… Потом вдруг решила… жить. Нет, не всем назло. Просто жить. И приступила к процессу собственной реанимации.

Ее вытащили романы – книжные на этот раз. Философские, умные. В них она находила ответы на многие свои вопросы. Театр, в котором она, как в детстве, забывала обо всем на свете. А когда было совсем невыносимо, Катя включала свой любимый фильм «Осень в Нью-Йорке» и, переживая чужую трагедию, выплакивала собственные слезы. Становилось легче.

Она сменила стрижку, обновила гардероб, пару раз сходила в солярий…

– Ты потрясающе выглядишь! – когда она в очередной раз заглянула в кабинет к Олегу, он не смог скрыть восхищения.

– Так я теперь буду выглядеть всегда! – улыбнулась Катерина, вспомнив слова преобразившейся мымры Людмилы Прокофьевны из «Служебного романа».

«По одной реке плывем, а лодки разные»

– Ну, что, оклемалась? – как-то спросила подруга. – Разлюбила, наконец, своего Казанову?

– Оклемалась. Но не разлюбила, – услышала в ответ. – Знаешь, Мариш, я со своей любовью договорилась. Она живет во мне тихонечко, меня не тревожит. А я… Я просто знаю, что она есть. И я ей благодарна. Она сделала меня сильнее. Только вот…

…Катя запнулась и замолчала. Да, она стала сильнее. Да, она научилась относиться к предмету своей любви просто с тихой нежностью. Да, они с Олегом смогли не расстаться врагами, а остаться друзьями. Хорошими, добрыми, верными друг другу друзьями. Но иногда по вечерам, стоя перед зеркалом, Катерина смотрит на свое отражение и понимает: она еще молодая, красивая женщина. С мужем – все то же болото, все те же соседские отношения. Она рождена для любви, Катя это точно знает. Но для того, чтобы впустить в сердце новое чувство, нужно освободить для него место. А место – занято.

– Знаешь, Катюш, наша с тобой любовь как железобетонная стена. Ей ничего не страшно, – как-то они сидели вечером с Олегом, привычно пили кофе, и он произнес эти слова.

– Да уж, стена, – улыбнулась Катя. – Не сломать, не отодвинуть. Можно только взорвать.

– А надо? – мужчина серьезно посмотрел ей в глаза и понял: она не знает ответа на этот вопрос.

И не хочет знать. Пусть будет стена – холодная, без огня, но прочная. Катя привыкла, что она есть. Привыкла произносить «Я тебя люблю» спокойно, буднично, но искренне. Пройдя свой путь сомнений, отстраненности, страсти, обид и потерь, они дошли, наконец, до любви, которой ни к чему пылкие признания. Они стали близкими, родными людьми, и это устраивает обоих. А дальше… Дальше – будь что будет.

1536

Комментирование данного материала запрещено администрацией.