Путин

07:00 — 06.10.2012

Алексей Ларин

Исторический момент

Исторический момент

Автор фото: Юрий Правдин

Путин

07:00 — 06.10.2012

Алексей Ларин

В России шестьдесят лет — возраст пенсионный. Мужики выходят на пенсию. Отработан стаж, прожита жизнь — плохо ли, хорошо, трудно ли, безмятежно, — так или иначе, мужики в шестьдесят выходят на заслуженный покой. Отныне они считаются стариками, дедушками, пенсионерами. Отныне они считаются иждивенцами общества и государства.

Не все, конечно. И уж точно не Путин.

Он родился в самый последний год того грозного и страшного времени, что назовут после «сталинской эпохой». Блок мог, конечно, манерничать и писать про себя и свое поколение, что, мол, «мы, дети страшных лет России, забыть не в силах ничего». Но в куда большей степени это относится к последующим поколениям. В том числе к поколению Путина. Это сверстники Блока, «рожденные в года глухие, пути не помнят своего»; ровесники Путина, «дети страшных лет России, забыть не в силах ничего».

Это следует понимать, это нужно учитывать. «Послевоенные» дети, конечно, более благополучное и счастливое поколение, чем «военные», но и в них, пусть даже на подсознательном уровне, должно остаться ощущение эпохи — грозной, страшной, кровавой сталинской эпохи. Поэтому они так осторожны и осмотрительны сейчас. Поколение Путина, придя к власти, очень не любило и всегда избегало резких жестов и непродуманных решений, громких кампаний и захватывающих авантюр. Они еще помнят, и Путин это постоянно демонстрирует, чем все это чревато и к чему может привести. К выжженной полыхающей стране, залить огонь в которой можно только кровью. Они этого очень не хотят. Он этого очень не хочет. Если не иметь в виду этого фактора — того, что Путин всегда стремится избегать большой крови и очень не любит платить человеческими жизнями за какие угодно успехи, — вряд ли можно полноценно и адекватно оценить его политику на посту президента.

У послесталинского поколения политиков иммунитет к переворотам и переустройствам, чреватым большой кровью, постепенно исчезает. И в России, и за рубежом. Вновь появился вкус к переделке мира, вновь планируют грандиозные утопии и феерические картины мироздания, куда с трудом помещается простой обыватель, со своим диваном, телевизором, женой в бигудях и сыном-троечником. Новые молодые политики, новые идеологи и политологи уже начинают периодически забывать про этого обывателя. Путин про него не забывает никогда.

Конечно, и помнить, и забывать можно по-разному. Можно и забыть так, что пойдет только на благо. Можно и помнить так, что хребты будут трещать, а головы лететь. Для Путина, однако, среднестатистический обыватель никогда не являлся средством в достижении какого-то результата. Он смотрел на него только как на цель всей своей деятельности. Это была не единственная цель. Но точно одна из приоритетных и самых важных. Базовые интересы граждан Путин всегда учитывал и имел в виду. И почти никогда не шел им наперекор. Что, между прочим, в корне снимает все вопросы о «вождизме» и «диктаторстве» Путина.

Путин не вождь. И, уж конечно, не диктатор. Он политик, в классическом западном понимании этого слова. Политик умный и весьма успешный, чей ум проявляется в точном распознавании интересов большинства избирателей в каждый конкретный момент, а успех складывается из способности соответствовать чаяниям этих избирателей и удовлетворять их базовые интересы. Вождь ведет за собой народ к какой-то объявленной цели, не считаясь подчас ни с желаниями, ни с возможностями. Политик идет за народом, просчитывая его желания и возможности, и лишь в ходе предвыборной кампании создает впечатление, что он тот самый лидер и трибун, что поведет народ за собой.

Это не нужно понимать буквально, это обычная предвыборная уловка, характерная для всех хороших политиков. Участвуй Путин в американских выборах, или французских, или немецких — короче, любых, которые с точки зрения наших записных правозащитников соответствуют всем демократическим стандартам, — он бы и в них победил. Ну, может, и не стопроцентно, но с весьма большой долей вероятности. Потому что он как никто другой умеет просчитывать текущие настроения, симпатии, стремления, интересы избирателей и, исходя из этого, формировать свою программу и политику. Интуитивное ли это чувство или наработанное профессиональное мастерство, но Путин в каждый конкретный момент всегда на стороне большинства избирателей и действует исходя из интересов этого большинства.

Путин никогда не игнорирует и меньшинство, особенно если влияние этого меньшинства по каким-то параметрам вполне сопоставимо с влиянием большинства. Путин не демагог, не популист и не романтик; иначе не смог бы так долго удерживать власть. Он работает на интересы большинства, но никогда не потакает его инстинктам и праздным желаниям, как некоторые его коллеги. Очень, наверное, было бы выигрышно с популистской точки зрения начать громкую антикоррупционную кампанию и перевешать за ноги всех известных коррупционеров на Красной площади. Всенародная любовь Путину была бы обеспечена.

Но Путин реалист. Он трезво оценивает ситуацию и знает свои возможности. И, что еще важнее, знает возможности чужие. Он знает историю и знает, чем кончили Павел I и Никита Хрущев, пошедшие против своего окружения и интересов правящей элиты. Он видит, чем кончили современные популисты, вроде Звиада Гамсахурдиа или Юлии Тимошенко, Михаила Саакашвили или Михаила Горбачева. Популист недолго, и всегда очень скверно, распоряжается доставшейся ему властью, если только не превращается в диктатора. Ни тот, ни другой путь Путина, очевидно, не привлекает.

Он предпочитает другой, более сложный, менее очевидный. Он учитывает интересы и большинства, и меньшинства и, елико возможно, стремится свести их к общему знаменателю — к интересам страны под названием Россия. Там, где в текущей политике интересы большинства и меньшинства расходятся кардинально и примирить их нет никакой возможности, Путин апеллирует к тому единственному общему, что реально объединяет всех граждан страны, — интересам ее будущего, ее безопасности и сохранности в окружающем мире. Как кому жить в этой стране, Путин указывать не собирается. Но единственное, на чем он настаивает и чем никогда не поступится, так это тем, чтобы у всех желающих жить, творить и умирать в России была такая возможность. Ныне и присно и во веки веков!

1569

Комментирование данного материала запрещено администрацией.