Патовая ситуация

07:00 — 04.10.2012

Алексей Ларин

Патовая ситуация

Патовая ситуация

07:00 — 04.10.2012

Алексей Ларин

Чиновникам сейчас не позавидуешь. Они оказались втянуты в крайне деликатную дискуссию — допустимо или нет иметь им недвижимость и счета за рубежом? Дискуссия эта была инициирована законопроектом о запрете зарубежных активов госслужащих, предложенным главой аппарата ОНФ Вячеславом Лысаковым и поддержанным Владимиром Путиным. Как оказалось, однако, далеко не все государевы мужи обрадовались этой инициативе. И далеко не все из них, даже среди принадлежащих к партии власти, готовы поддержать предложенный законопроект.

Скользкая тема

20 сентября в рамках «Открытой трибуны» состоялась оживленная дискуссия между весьма представительными чиновниками, политиками и общественными деятелями по заявленной теме — «Расходы, доходы и имущество должностных лиц: контроль и ответственность». Больше всего выступавших заинтересовал вопрос заграничной собственности; высказаться посчитали нужным едва ли не все участники обсуждения.

Тема скользкая, понятно сразу. Особенно неловко было выступать лицам публичным, известным, претендующим на благосклонность и голоса избирателей. Но при этом очень не желающим принятия данного законопроекта.

Авторам оного и искренне его поддерживающим было проще. Тема весьма популярна в народе, идею публично поддержал сам президент Путин — они могли смело и открыто отстаивать свою инициативу, не прикрываясь никакой юридической казуистикой.

Независимым экспертам и социологам, вроде Ольги Крыштановской, тоже пришлось достаточно просто. Они лица частные, имеют право на личные независимые суждения, никакими начальственными указами не связаны — с них всё как с гуся вода.

Фигурам чиновным и даже известным, но избирательской благосклонности не домогающимся, таким, как Михаил Барщевский, можно было побрюзжать и даже пофрондировать без особой опаски. Народ их не поймет, но они и не к народу апеллируют, а к чиновному сословию, от которого непосредственно и зависит принятие решений. Благосклонность среди чиновников значит порой куда больше, чем благосклонность среди избирателей.

Сложности народных избранников

Сложнее всего было лицам политическим. В данном случае — самим депутатам, которые понимают, что зависят от народной благосклонности, но еще больше зависят от своей заграничной собственности. Выбрать что-то одно оказывается выше их сил. Вот и приходится пускаться в длинные запутанные дискуссии, пытаясь объяснить, почему зарубежная недвижимость представителей российской власти не есть плохо и незаконно и ничуть не мешает их служению на благо народа и Отечества.

Этот трюк и для оппозиционных партий не слишком приятен и прост. Но много труднее и неприятнее его исполнение представителями правящей партии. Оппозиционный политик всегда может сослаться на свою оппозиционность в качестве предлога для противодействия любой инициативе партии большинства, пусть даже она разумна и популярна. На что сослаться политику правящего большинства, особенно когда приходится оппонировать президенту, не вполне понятно.

Юристу Михаилу Барщевскому позволительно ссылаться на закон и на Конституцию — у него планида такая и образ, и он вполне органичен в своей нынешней роли защитника «унижаемых» госслужащих. Зарплату за это получает в качестве представителя правительства в Конституционном, Верховном и Высшем арбитражном судах.

На родственников, реальных или подставных, ссылаются едва ли не все противники законопроекта, указывая, что ничего не стоит переписать свою заграничную недвижимость на них — и никакая комиссия ничего не обнаружит и не докажет. Закон, утверждают они, в таком виде работать не будет, нет смысла его и принимать.

Контрдоводы

Надо полагать, это понимают и сами авторы и сторонники законопроекта. Но у них есть свои резоны. Во-первых, под запрет на владение заграничной недвижимостью можно подвести не только госслужащих, но и их ближайших родственников — супругов, детей, родителей. Лицам не из ближнего семейного круга передоверять заграничную собственность будет не так удобно и легко; кого-то это может остановить.

Во-вторых, подставное владение всегда можно при желании и выявить, и доказать. Пусть и не думская комиссия будет это делать, а Следственный комитет. Если заниматься всерьез, возможно всё — еще недавний депутат Геннадий Гудков мог бы это подтвердить.

В-третьих, необязательно доказывать все строго юридически и даже доводить дело до суда. Ушлые папарацци доказали: фото народных избранников, отдыхающих на заграничных виллах, очень неприятно действуют как на самих избранников, так и на их избирателей. Затруднительно объяснять, что вилла, дескать, не моя, а супруги, брата или свата. Следователь, может, и поверит, но поверит ли избиратель?

В-четвертых, закон этот предназначен все же не для формального выявления и наказания нарушителей, а для воспитания национальной властной элиты. Чтобы поменьше связывала свою жизнь и пенсию с заграницей и покрепче — с родной страной. Может, из этого ничего и не выйдет, но, как знать, вдруг что-то получится?

В очень щекотливую ситуацию попали противники подобной инициативы. Прямо сказать — в патовую.

Прямая речь

Законопроект, который внесен, поставил и Госдуму с Советом Федерации, и нас всех в патовую ситуацию.

Председатель партии «Российский общенародный союз» Сергей Бабурин.

Я 12 лет во власти и 12 лет наблюдаю, как унижают госслужащих. Если бы элиты всегда поступали так, как хочет общество, мы бы до сих пор сидели на деревьях.

Полпред правительства в высших судах Михаил Барщевский.

Если ты идешь работать на государство, значит, твоя задача думать о людях, а не об английском газоне или виде из окна на Эйфелеву башню.

Лидер фракции «Единая Россия» Андрей Воробьев.

По страницам СМИ

«Дискуссия о запрете зарубежных активов госслужащих… выявила, что не все представители власти готовы идти на поводу у общественного мнения. Полпред правительства в высших судах Михаил Барщевский предупредил, что общество будет готово поддержать и «расстрел губернаторов после окончания срока полномочий». В ответ автор инициативы, глава аппарата Общероссийского народного фронта (ОНФ) Вячеслав Лысаков, напомнил, что его предложение уже одобрил президент Владимир Путин».

«Коммерсант».

«Жилье за границей можно иметь, если есть служебная необходимость, а деньги — если есть необходимость там лечиться. Так что нет сомнений в том, что после принятия данной законодательной нормы многие виллы будут оформлены как служебные комнатушки, шикарные апартаменты разделены на доли между родственниками, а многие чиновники и депутаты окажутся неизлечимо больными».

«Независимая газета».

Экспертное мнение

«Люди перестали доверять политическим институтам и бюрократии в том числе. Можно ждать, пока система сложится как карточный домик. Но более здравая позиция — думать, как сделать, чтобы правящий класс стал соответствовать тем ожиданиям, которые есть в обществе».

Социолог Ольга Крыштановская.

2399

Комментирование данного материала запрещено администрацией.