Парадигма взаимодействия

07:00 — 25.09.2012

Сергей Зыков

Парадигма взаимодействия

Автор фото: Юрий Правдин

Парадигма взаимодействия

07:00 — 25.09.2012

Сергей Зыков

Вступление в ВТО подразумевает создание единой парадигмы взаимодействия как внутри российского бизнес-сообщества, так и с зарубежными партнерами. На сегодня это является одним из главных условий улучшения инвестиционного климата регионов, резкого увеличения прямых иностранных инвестиций в их экономику.

Насколько экономически и психологически готов бизнес региона к решению этой задачи? Злободневную для нашего времени тему рассматривает губернатор Нижегородской области Валерий Шанцев.

Мы за бокс по правилам

— На мой взгляд, наибольшее развитие мировой экономики сегодня будет происходить на территории России. Наши встречи с потенциальными инвесторами говорят о том, что они видят этот процесс и понимают — здесь будет наибольшая норма прибыли.

В свою очередь, и российский бизнес видит, что западный инвестор приходит к нам не только с деньгами, но и с современными технологиями, конкурентоспособной продукцией. В таком контексте и сотрудничестве можно будет добиваться результата. Бум инвестиций будет расти, причем не портфельных, а в основной капитал. У нас будут создаваться новые мощности, внедряться новые прогрессивные технологии, потому что из любого кризиса можно выходить при помощи инвестиций и осваивания новых рынков. Другого пути нет.

— Тенденции взаимодействия с деловыми партнерами подтверждают ваш тезис?

— Да, ситуация развивается по нарастающей. Достаточно сказать, что в 2011 году мы получили иностранных инвестиций на один миллиард долларов. Такого не было никогда. А уж если говорить вообще об инвестициях, то сегодня регион имеет 42 процента от объема всех инвестиций в ПФО.

Конечно, пришлось немало поработать. Мы посетили немало зарубежных форумов, презентаций в торгово-промышленных палатах и ассоциациях различных зарубежных стран, во многих посольствах. Принимали и собирали у себя много бизнес-делегаций. Сейчас мы сотрудничаем со 150 странами, товарооборот с которыми — а это тоже показатель нашего сотрудничества — сегодня составляет более 10 миллиардов долларов и вырос за прошлый год на 84 процента.

— В какие сферы экономики пришел в первую очередь миллиард долларов и насколько он стимулирует наше вступление в ВТО?

— В приоритетные — нефтехимию, черную металлургию, автомобильную промышленность. Взаимодействуя с зарубежными инвесторами, мы одновременно осваиваем новый опыт, учимся избегать чужих ошибок. Вспомните, какая, например, была автомобильная промышленность в Китае лет двадцать назад? Правильно, никакая. А сегодня они в ВТО и заполнили весь мир своими качественными дешевыми автомобилями всех моделей.

У нас, спрашивается, какая боязнь? Мы ведь не собираемся выпускать автомобиль, который не продается, а начинаем выпускать Skoda Yeti и Octavia, Volkswagen Jetta — на сегодня самые продаваемые модели. Нижегородцы начинают осваивать коммерческий автомобиль Mersedes-Benz Sprinter, бренд которого пользуется успехом во всем мире.

А посмотрите, какую модернизацию прошла наша «ГАЗель-Бизнес». По всем системам — рулевая, подвеска, тормозная система — подобраны современные комплектующие, зачастую выпускаемые самыми лучшими фирмами. Тем самым снижены затраты на эксплуатацию. А на подходе уже новая «ГАзель Next». Она еще дальше шагает.

Не надо бояться входить в ВТО с новыми продуктами. Правда, пока это зачастую выглядит как бой двух боксеров на ринге, при котором нашему приказали боксировать одной рукой. Нас все время зажимают по политическим мотивам. Нам говорят, а вы, ребята, не в ВТО. Почему же вы лезете на наш рынок? Понимаете, о чем идет разговор.

Поддержка придёт инфраструктурно

— Хорошо. С next-автомобилями мы прорвемся в ВТО. Но как быть, допустим, с рисками в том же сельском хозяйстве?

— Вы знаете, всю последнюю неделю я ездил по полям. Поверьте, нынче сельское хозяйство далеко уже не то, которым было даже в 2005 году. Если сравнивать — это как день с ночью: нет потухших глаз, внедряются и осваиваются современные технологии. Нет такого безобразия, когда людям платили по 2,5 тысячи рублей в месяц, да и то нерегулярно. Сегодня, к примеру, доярка получает 25–36 тысяч рублей и обслуживает столько коров, что раньше и не снилось. А посмотрите, сколько реконструируется животноводческих дворов — 156 за один год, сколько техники покупается.

Вдумайтесь в один факт. Лет 20 тому назад, когда начинались весенние полевые работы, город пустел — все ехали на помощь селу. Начиналась уборочная — та же история. И притом шаром покати в магазинах. Сегодня никто не ездит на село. У нас 62 процента продукции, продаваемой в торговых сетях, нижегородского производства. Люди почувствовали вкус к своей продукции — ее безопасности, природной питательности.

Сельскому хозяйству можно опасаться только одного — не будет такой поддержки государства. Да, прямой, может, и не будет, но остаются инфраструктурные вопросы: надо строить на селе дороги, помогать приобретать новую технику. Кроме того, у нас будет серьезный переходный период.

Ресурс для амбиций

— По мнению экспертов, с вступлением в ВТО ожидается всплеск интереса к России зарубежных инвесторов. Нынешний бизнес-саммит явится, наверное, некой лакмусовой бумажкой этого процесса. Вы как губернатор чего ждете от этого бизнес-саммита?

— Считаю, что нижегородская земля является тем местом, где можно серьезно поговорить о существующих проблемах, поставить серьезные задачи, поделиться опытом. Одним словом, эта площадка уже положительно зарекомендовала себя. У нас создается все больше возможностей для наращивания инвестиционного потока из других регионов и зарубежных стран.

Новый формат форума говорит о том, что здесь не будет никакой политики. Здесь будет бизнес. Сам.

— Валерий Павлинович, давайте оттолкнемся от ваших слов об использовании чужого опыта. В связи с образованием Нижегородского индустриального инновационного кластера в области автомобилестроения и нефтехимии учитывался ли опыт других стран?

— Мы четко понимаем, что кластерная политика сама по себе очень позитивная. Особенно для регионов, потому что чем выше процессинг на территории региона, тем выше прибавленная стоимость и налоговая база. Необходимо максимально осваивать тот продукт, который образуется.

Например, мы с вами говорим о нефтехимическом кластере. Почему, спрашивается, соединяем его с автомобильным? По той причине, что в автомобилестроении все больше и больше используется пластмасса. Одно дело — произвести и продать 330 тысяч тонн поливинилхлорида на новом производстве ООО «РусВинил», которое войдет в строй в 2013 году. Но согласитесь, это только одна прибавочная стоимость. А если мы вокруг этого производства организуем сеть малых предприятий и начнем перерабатывать поливинилхлорид в полуфабрикаты самого различного назначения? А ведь он нужен приблизительно двадцати отраслям. Региону такой подход более выгоден, так как даст новые рабочие места с высокими уровнем технологии, производительностью и зарплатой.

Следовательно, наша задача — дать каждому трудоспособному нижегородцу рабочее место с хорошей зарплатой, так как за счет налогов на доходы физических лиц и прибыль работающих предприятий формируется ресурс для решения амбициозных социальных задач: обустраивания социальной сферы и комфортной среды обитания. Только тогда мы получим то, что имеют сегодня цивилизованные страны.

Условия создаст власть

— Согласитесь, что любое дело можно загубить, если отнестись к нему формально. Кластер представляет собой не только совокупность больших и малых предприятий, НИИ, университетов, венчурных компаний… На мой взгляд, это в первую очередь соответствующая инновационная среда. Кто будет раскручивать этот инновационный маховик, формировать среду?

— Нам необходимо понять одно — власть не должна заниматься бизнесом. Она должна создать условия для его развития. А законодатель определит схемы, которые стимулировали бы эффективную работу кластера, в том числе отношения между его участниками, с государством. Тогда и появится регулируемый рыночный механизм, который будет задействован на устранение разрывов в российской экономике

Возьмите те же конкурсы, на которых, случается, выигрывает организация, у которой за душой ничего нет. Она принесла планы и заявляет: ты продолжай работать, а я возьму у тебя продукцию и заплачу за нее такую-то сумму. Посредника спрашивают: а за сколько ты ее будешь продавать? Не твое дело, отвечает.

Получается, у нас в рыночной экономике существуют рабы и господа. Кластерная политика позволяет уйти от этого. Здесь не будет посредников.

— Вы готовы работать по этой схеме?

— Не только я. Государство, по-моему, тоже готово.

Науке поможет кластер

— Непременными участниками кластера являются, по определению, НИИ, научно-исследовательские центры, университеты. Сегодня создается впечатление, может быть ошибочное, что ученые как-то не озабочены заниматься превращением своего интеллектуального потенциала в активы. Изменит ли их позицию кластер?

— Одна из главных причин того, что мы имеем такие низкие показатели коммерциализации научных разработок, — в отсутствии потребителей интеллектуальной собственности. Образующийся же кластер способен ее потреблять.

Инновационный подход — это постоянное создание инновационного продукта и услуги, которой нет ни у кого. А это может сделать только наука. Поэтому и появляются сильные и мощные структуры, которые могут и должны потреблять наукоемкую интеллектуальную собственность.

Почему у нас создается инновационный кластер в том же самом Сарове? Потому что накопленная интеллектуальная собственность в ядерном центре стоит около 150 миллиардов рублей. Она должна давать отдачу и коммерциализироваться. На свободной площадке сейчас работают уже 24 компании-резидента, а в ближайшие 2–3 года их станет семьдесят. Это потребители, которые будут заниматься коммерциализацией, претворять идеи в реальные продукты и продавать их на рынке. Кластерная схема именно этим и хороша, что от идеи и до продажи на рынке все ступени будут пройдены в самом кластере.

Сегодня многие уже устанавливают контакты, а целый ряд создателей крупнейшей инновационной интеллектуальной собственности давно этим занимается. Возьмите Институт прикладной физики РАН. Вместо того, чтобы сдавать площади в аренду, как это делали многие институты, за бесценок продавать свои изобретения в стадии бумаги, они сами создали внедренческие фирмы, которые торговали конечным продуктом. На сегодня их больше десятка.

Элита — за переход

— На ваш взгляд, как воспринимает создание кластера региональная экономическая элита? Не мешает ли переходу на инновационные рельсы инерционное мышление части этого сообщества? И насколько эта часть сообщества прониклась на сегодня той инновационной культурой, без которой невозможна эффективная работа кластера?

— Наверное, сейчас уже каждый понимает, что если он не обладает современной продукцией и услугой, то по жизни проиграет. Конечно, он может еще просуществовать некоторое время, выпуская старую продукцию, которая не несет в себе инновационные признаки, но банкротство все равно придет. Поэтому сегодня у все большего количества людей, которые входят в экономическую элиту, появляется полное понимание, что без науки и инноваций не удастся удержать в руках бизнес.

Это очевидный факт.

P. S. : Английскую версию читайте в Инвестиционном каталоге Нижегородской области/Сентябрь/2012/№ 27

Мнения

Жан де Глиниасти, Чрезвычайный и Полномочный Посол Франции в России:

— Контакты между Францией и Нижегородской областью имеют хорошую историю. Присутствие французских предпринимателей в регионе постоянно растет. Привлекательность Нижнего Новгорода очевидна. Технопарки являются замечательной возможностью объединения промышленного, технологического и научного потенциала. Благодаря исключительно выгодному географическому положению на перекрестке транспортных путей город стал важным торговым и промышленным центром. Кроме того, законы, принятые нижегородским правительством, защищают интересы инвесторов и усиливают привлекательность области.

Айдын Аднан Сезгин, Чрезвычайный и Полномочный Посол Турции в РФ:

— Нижегородская область предоставляет широкие возможности. В частности, имеется серьезный потенциал для сотрудничества в области кораблестроения.

В настоящее время в регионе работает компания Pasabahce (Sisecam) Posuda LTD. Ведут свою деятельность и другие фирмы, такие, как Kalan Kimya, Yapi Story. Если возможности, которые предоставляет область, будут эффективным образом доведены до сведения наших бизнесменов, количество фирм может вырасти.

Доктор Маргот Клестиль-Леффлер, Чрезвычайный и Полномочный Посол Австрийской Республики в РФ:

— С Нижним Новгородом Австрия поддерживает разносторонние отношения. Важнейшими областями бизнес-сотрудничества на данный момент являются металлургия и автомобильная индустрия. Мы, к счастью, наблюдаем возрождение инвестиционной деятельности австрийских предпринимателей в России, и Нижегородская область не является исключением. Особенно перспективным представляется укрепление существующего сотрудничества в автомобильной индустрии, а также в производстве машин и оборудования. Однако и в других областях, таких, как электроника, обработка пищевых продуктов или энергетика, австрийские предприятия проявляют конкретный интерес к инвестированию.

Дзанарди Ланди, Чрезвычайный и Полномочный Посол Италии в РФ:

— Новый рубеж представляют сейчас для нас важнейшие центры России, такие, как Нижний Новгород, где наблюдается большой потенциал развития. Присутствие в Нижнем Новгороде мощной промышленной структуры машиностроительной и металлообрабатывающей отраслей и соответствующих компаний-поставщиков является одной из причин поиска потенциальных бизнес-партнеров. К этому прибавляются возможности, связанные с вложением инвестиций в инфраструктуру и в активную культурную жизнь города — преемника древних традиций с безупречной системой школьного и университетского образования.

Ульрих Бранденбург, Чрезвычайный и Полномочный Посол Германии в РФ:

— Нижегородская область — тот регион, в который можно вкладывать инвестиции. Свой вклад в его развитие внесли такие компании, как «Шотт», «Ланксесс» и другие предприятия, работающие в химической промышленности; автомобильный концерн «Фольксваген». Хорошие вести об инвестиционном климате быстро распространяются.



1505

Комментирование данного материала запрещено администрацией.