«Я — не временщик»

19:42 — 02.09.2012

Ирина Мухина

«Я — не временщик»

19:42 — 02.09.2012

Ирина Мухина


Нынешний сезон в Нижегородском ТЮЗе юбилейный — 85-й. Но не только этим он знаменателен. У руля встал новый капитан — главный режиссер Виктор Львович Шрайман.

Личность известная в российских театральных кругах, прежде всего благодаря своему главному детищу — созданному когда-то в Магнитогорске и по сию пору успешно работающему театру куклы и актера «Буратино». Впрочем, в разных странах и на самых разных подмостках, включая оперные, этот режиссер поставил десятки спектаклей, отмеченных аплодисментами зрителей и наградами профессионального сообщества. Участвовал в крупных международных проектах, номинировался на «Золотую маску» и входил в жюри этой национальной премии. Сам в качестве артиста Виктор Львович появлялся на сцене, снимался в кино, а еще преподавал будущим лицедеям… Словом, у нового главного режиссера опыт разносторонний и богатейший. Хотя именно с театром юного зрителя сотрудничество случалось нечасто. И потому я спрашиваю В. Л. Шраймана, в чем он видит главные особенности и задачи такой специфической структуры, как театр для детей и юношества.

Все возрасты покорны

— У меня есть своя достаточно спорная позиция. Все-таки искусство, адресованное только юному зрителю — сугубо советское изобретение. Ни в одной из стран, по которым я немало ездил, ничего подобного не встречал. Для меня есть единое великое понятие Театр, объединяющее все возрасты. Тем не менее с уважением отношусь к существующим правилам. Поэтому ТЮЗ, в котором теперь работаю, не изменит своих принципов: его репертуар будет в первую очередь адресован детям. При этом в афише обязательно присутствие спектаклей для взрослых. По опыту всей своей работы знаю, что только на качественной драматургии, которая чаще всего создается для зрелой публики, и растут артисты. А они должны расти постоянно.

— И каков, по вашей оценке, нынешний потенциал труппы? Слышала, что вы уже пополнили ее.

— Да, я принял пять выпускников Нижегородского театрального училища. Ожидаем приезда и прослушивания еще одного молодого артиста, который, по отзывам, может попасть в амплуа героя. Пока здесь такого исполнителя нет. Это общая для многих театров проблема.

Дать оценку всей труппе не могу, поскольку не имел возможности целиком ее разглядеть. Видел лишь несколько спектаклей. Какие-то очень понравились, какие-то вызвали вопросы. Зимой я ставил здесь комедию «Ужин дураков», и актерская команда, с которой имел дело, независимо от результата нашего сотрудничества, вызвала у меня восторг. Это профессионалы, заточенные на работу, внутренне собранные, творческие, одаренные. Сам процесс создания спектакля оставил впечатление потрясающее. И эта эйфория стала одной из решающих причин моего согласия занять пост главного режиссера Нижегородского ТЮЗа.

— На такие предложения сегодня редко кто даже из самых амбициозных режиссеров откликается. Художественное руководство труппой — настоящее ярмо ответственности и забот, включая экономические. Вы ведь тоже уже лет десять как отошли от прекрасно знакомой вам трудновыполнимой миссии?

— Действительно, в последние годы в основном преподавал и принципиально отказывался от регулярно предлагаемого в том или ином театре кресла главного режиссера. Но удовольствие от двух месяцев общения с вашими артистами поколебало непреклонность. Окончательно ее сломило то, что я прекрасно знаю по прежней совместной работе директора Нижегородского ТЮЗа Александра Сергеевича Гарьянова. Редчайший по своей порядочности человек, одаренный менеджер. А за этим — еще и сердце, неравнодушное к людям, к общему делу.

— Поговорим об этом самом деле. Хотелось бы понять: какую сценическую эстетику вы исповедуете?

— Мне близок театр острой формы. Именно такой мы сотоварищами и строили после института на Южном Урале. По оценкам российской и зарубежной критики, у нас получилось тогда нечто новаторское. Мы использовали выразительные средства разных видов искусства, соединяя в одном спектакле «живых» артистов, кукол разных технических систем и размеров, элементы акробатики, хореографии, театра масок. При этом всегда была важна содержательность истории, в которой с открытым сердцем, порой максималистски, предъявляется собственная позиция — что ненавидишь, что любишь.

Здесь я не изменю прежним своим режиссерским принципам. Хочется, чтобы театр вел со зрителем яркий и содержательный диалог на основе качественных текстов, выбор которых определял бы высокий вкус.

Диалог лучше монолога

— И вашей первой постановкой здесь в новом статусе будет…

— «Визит старой дамы» по знаменитой пьесе Дюрренматта. Премьера состоится в начале марта. Это не только очень серьезный художественный материал, греющий меня своей темой. В пьесе более 30 персонажей, что позволит максимально занять труппу, познакомиться с ней в процессе работы. А с этим надо спешить. Ведь пока не знаешь возможностей команды, не представляешь, как строить дальнейший репертуар.

До конца года его будут пополнять другие режиссеры (мне надо завершить выполнение прежних своих обязательств). 14 сентября сезон откроется премьерой спектакля «PRO собак», который ставит Елена Борисовна Фирстова на основе рассказа Мамина-Сибиряка. Ее же мы попросили сделать сценическую версию сказки для малышей «Спящая красавица». К новогодним дням подготовит премьеру мюзикла режиссера из Майкопа Юнос Сулейманов.

Самому мне хочется занять в специальном проекте артистов старшего поколения. И пьесу уже выбрал, вспомнив одно легендарное для отечественного театра название. Не буду его пока раскрывать. А молодым артистам я предложил сговориться и найти драматургию, которая бы отвечала их творческому куражу, говорила о жизни на понятном новому поколению языке. Если материал я сочту художественно достойным, то подключусь к работе, и мы сделаем внеплановый спектакль.

— Тем более что у нашего ТЮЗа есть малая сцена, о чем большинство нижегородских театров только мечтает.

— Это уникальная возможность, особенно для молодых, пробовать, проявлять себя. Им важно сразу включиться в активное творчество, чтобы не закиснуть. Потому я посоветовал им вспомнить подготовленные еще в училище номера — вокал, хореографию, этюды. Наберется что-то интересное — подготовим спектакль-концерт. Еще один проект возник буквально на днях. Мне дали пьесу нижегородского драматурга и журналиста Нины Прибутковской, из которой может получиться моноспектакль для актрисы Ирины Валерьевны Долгановой. Идея хорошая, вся сложность ее осуществления только в том, чтобы встроиться в рабочий график сезона.

Хочется уже в ближайшие месяцы максимально и по разным направлениям расширять возможности этого театра. Как «играющий тренер» (я всю жизнь занимался еще и актерским делом), прекрасно понимаю, насколько важно вовремя утолить голод на творчество всех членов труппы. Искренне скажу: никогда не считал артистов просто исполнителями режиссерской воли, уважаю их, готов слушать и слышать. Да, главный режиссер должен при необходимости принимать жесткие решения. К этому я тоже готов, но основной настрой — на продуктивный диалог. Хочется, чтобы в результате творческого и человеческого взаимодействия с коллективом ТЮЗа возникла если не любовь, то уж точно обоюдное уважение.

На сборе труппы сказал: «Я не временщик, пришел работать всерьез и надолго». Пока это лишь декларация, и срастется ли все, зависит не только от меня. Поэтому, признаюсь честно, волнуюсь.

1833

Комментирование данного материала запрещено администрацией.