Идеализм как форма бытия

07:00 — 25.08.2012

Алексей Ларин

Идеализм как форма бытия

07:00 — 25.08.2012

Алексей Ларин


Люди разумные, здравые, прагматичные, твердо стоящие обеими ногами на земле и уверенно смотрящие вперед, очень часто недооценивают идеализм и его влияние как в обыденной нашей жизни, так и в большой политике. Эти люди полагают, что все сводится к банальным шкурным интересам. Эти люди уверены, что все дело в деньгах и во власти. Эти люди убеждены, что миром движут алчность и страх, а все остальные мотивы, если и существуют, играют подчиненную роль. Эти люди заблуждаются.

70 лет назад, 12 августа 1942 года, премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль прилетел в Москву на встречу с Генеральным секретарем ЦК КПСС Иосифом Сталиным. Это была их первая встреча. Два великих государственных деятеля ХХ века, славившихся своим цинизмом и прагматизмом, сидели друг против друга и обсуждали, как им разгромить общего, не менее великого врага, который в том же августе был на вершине своих военных триумфов, подступив к Нилу и Волге на востоке и к Британским и Карибским островам на западе. Каждый, естественно, норовил проехаться за счет другого, каждый хитрил и изгалялся как мог, дабы понудить партнера к выгодным для себя действиям и решениям. Словом, шла обычная политическая деятельность, велась обычная дипломатическая торговля — классический образчик цинизма и прагматизма. С одним небольшим уточнением: велась она между Черчиллем и Сталиным, смертельными врагами до войны и после нее.

Когда говорят о прагматизме британцев вообще и цинизме Черчилля в частности, забывают подчас одну простую вещь. Именно англичане с подачи Черчилля первыми реально восстали против притязаний Гитлера. Гитлер изо всех сил стремился к миру с Великобританией, он категорически не желал воевать с англичанами, утверждая, что ему не нужно ни фута от их империи, а нужна лишь свобода рук на Востоке. Но этой свободы рук англичане ему и не дали.

Им совершенно незачем было воевать с Германией. Будучи еще послом в Лондоне Риббентроп изо всех сил хлопотал о заключении мирного договора и разделе сфер влияния. Но англичане, даже сознавая, что в военном отношении они критически отстали от Германии, не пошли на союз с Гитлером, Да, они отдали ему Австрию и проглотили Судеты. Но когда Гитлер в нарушение всех договоренностей захватил Чехословакию, англичане взбесились и отвергли все дальнейшие попытки примирения. А когда Гитлер напал на Польшу, объявили войну Германии. Не Гитлер объявил войну Великобритании. Англичане — Гитлеру. И обрекли себя на три года беспрерывных поражений и унижений. Это не прагматизм. Это что-то другое.

В ноябре 1940 года нарком иностранных дел СССР Молотов прибыл с визитом в Берлин с целью урегулировать двусторонние отношения и разграничить сферы влияния. Гитлер уже воевал с Англией, Гитлер уже поставил крест на англичанах и предложил Сталину, через Молотова, присоединиться к разделу Британской империи. Он сулил Сталину золотые горы, он манил его британскими владениями на Ближнем и Среднем Востоке. Сталин отказался. Как Черчилль отказался дать Гитлеру свободу рук на Востоке, так Сталин отказался присоединиться к походу Гитлера против Великобритании. Это не прагматизм. Это что-то другое. Что то, благодаря чему стала возможной встреча 12 августа 1942 года.

И Сталин, и Черчилль были прагматиками в лучшем смысле этого слова. Но только в плане достижения цели. В постановке цели они были идеалистами до мозга костей. Сознание у них определяло бытие, неважно, верили ли они в это сами или нет. Черчилль всю жизнь сражался за Англию, за свободу и демократию, сражался неистово и непреклонно, пренебрегая всем прочим и невзирая на все остальное, сражался со всеми, кто, по его мнению, покушался на эти святые для него ценности. Сталин всю жизнь сражался за утверждение коммунизма во всем мире, за марксизм и ленинизм, сражался неистово и непреклонно, пренебрегая всем прочим и невзирая на все остальное, сражался со всеми, кто, по его мнению, мешал установлению его идеалов. И Гитлер тоже был идеалистом. И даже не надо объяснять почему. Фантомы, зародившиеся в его мозгу, никогда не могли бы утвердиться в голове человека разумного, прагматичного и здравомыслящего, сосредоточенного исключительно на зарабатывании денег и полагающего, что все вокруг заняты только этим.

Идеалисты, перевернувшие мир. Скорее даже — вывернувшие его наизнанку. Вновь и опять доказавшие, что прагматики так не делают, им такое просто не под силу. Потому что прагматик всегда оценивает, что выгоднее, а этого на практике никогда не сделать адекватно, если нет надежных ориентиров — идеалов.

Что было практичнее делать в то страшное время — ввязываться в войну или нет? На такой вопрос ответить было нельзя. Швейцария и Швеция объявили нейтралитет — и избежали войны. Бельгия и Голландия сохраняли тот же нейтралитет — и получили войну по полной программе. На чьей стороне было практичнее воевать? И на этот вопрос не было правильного ответа. Поляки решили воевать против Гитлера — и были биты и разбиты. Итальянцы решили воевать вместе с Гитлером — и были биты и разбиты. Германию война вымотала и обескровила. Но то же самое она сделала с Британской империей, которая расползлась по швам сразу же после войны. С другой стороны, война вывела в мировые лидеры США и СССР. И та же война дала новую жизнь странам Третьего мира, в войне практически не участвовавших.

Как понять, какое решение будет правильным, какое — нет? Если пытаться принимать решение исходя из «практических интересов», то никак. «Практические интересы» всегда подразумевают сиюминутную выгоду. И пусть даже «сия минута» растягивается на несколько лет, все равно никто не может с уверенностью сказать, что будет по прошествии этого времени и какая тогда будет выгода.

А идеалы — они вне времени. И им можно следовать всегда, держась их и в победы, и в поражения, и твердо зная, какое в каждый конкретный момент решение будет правильным. То, что соответствует твоему идеалу. Даже если другие его не приемлют.

P. S. Наверное, поэтому оказалась возможной та встреча семидесятилетней давности между Сталиным и Черчиллем. И оказалась невозможной другая: между Сталиным и Гитлером. Или Гитлером и Черчиллем.

2059

Комментирование данного материала запрещено администрацией.