Нежные создания, или Как вырастить гуся

11:26 — 16.08.2012

Ольга Гогуленко

Нежные создания,  или Как вырастить гуся

Автор фото: Ольга Гогуленко

Нежные создания, или Как вырастить гуся

11:26 — 16.08.2012

Ольга Гогуленко

Гуси, утки, вереницей плывущие по заросшему ряской пруду, — эту милую сердцу картину не раз приходилось наблюдать по дороге на дачу. Надо же, додумался кто-то развести в природном водоеме птиц: зацементировал бережок, соорудил сетчатые загоны, из которых домашние питомцы с удовольствием спускаются на воду.

Догадливым хозяином оказался Константин Васильевич Фитисенко. Лет 15 как обосновался он в наших местах. Родился в Киргизии, а работал шахтером на урановых рудниках в Узбекистане. В том самом Учкудуке, в котором — поется в песне — три колодца. Как позакрывались в 90-е годы производства, пришлось искать новое место жительства. Вот и осели тут. Всегда Фитисенко держал домашнюю птицу и любимых с детства голубей и здесь себе не изменил, обзавелся «птичьим царством»:

— В семье не больно обрадовались, что вода под боком. Дом будет подтоплять. А я как увидел это болото, сразу представил, как у меня птицы по нему плавать будут. Вот теперь смотрю на них и кайфую.

Красиво, конечно, но я-то с практической точки зрения пришла попытать, насколько выгодно держать крылатых в хозяйстве.

— Совсем невыгодно, — широко улыбается Константин Васильевич. — Было 16 голов, а осталось от них 12 — уже кто-то другой мою птицу съел. Решил еще подкупить по 200 рублей однодневных гусят с инкубатора, так не уберег. Птица — нежное создание. Дней десять — две недели за ней глаз да глаз. Ходили гусята в огороде, травку щипали, боялись мы, как бы кошка не добралась до них, так не доглядели: приехали гости с собакой, и она их всех передушила. Я гусей не развожу, породу не сохраняю, даже гусиных яиц мы не пробуем.

— Почему ж тогда держите?

— Так нынче птица вся на антибиотиках выращена и в колбасе нет мяса. У меня же семья ест экологически чистую еду. Для себя держим. А вы гусятину пробовали? Я так люблю домашнюю лапшичку, которая жена Татьяна готовит: не на воде, на чистых яйцах тесто делает — да с гусем! — так смачно рассказывает мой собеседник, что и мне захотелось того фирменного блюда попробовать.

Поинтересовалась, не откармливает ли он «шипунов» орехами, чтоб к рождественскому столу быть с жирным гусем.

— Да лучше всего кукурузой. Знаете, как французы делают: вставляют гусю шланг в горло до зоба и засыпают по полкило кукурузы, 2 недели кормят, а потом режут и одну гусиную печенку берут — большая и вкусная, она дороже всего гуся стоит. Я тоже кормил, но, в отличие от французов-гурманов, съел и печенку, и все остальное с удовольствием.

Кроме гусей, на подворье живут 15 уток, 50 кур (среди которых мохноногие породы брама).

Признаться, шла я к птичнику и побаивалась: помню, как в детстве типнул меня гусяра за ногу. А у Фитисенко гуси сами всех боятся. Только к нему и имеют доверие. Перед тем как на воду сойти, ждут, когда хозяин к ним спустится, подкинет вкусненького. Константин Васильевич берет ведро и отправляется в гараж, где у него мешки с кормом. Зачерпывает ковшиком комбикорма из одного, из другого — молотой кукурузки, пшенички — из третьего. Налетают «шипуны» да «крякуны». А Константин Васильевич комментирует:

— Утка по верхам пройдется, ей лишь бы брюхо набить, а гусь каждое зернышко подберет. Корма только нынче дорогие.

После сытного «блюда» птичье семейство спускается в пруд — «за десертом». Ряски поедят, разных водоплавающих жучков, камыш прибрежный не обойдут. В общем, на подножный корм и волю.

Не обошлось без разговоров «за жисть». Обидно бывшему шахтеру, что за свою адову «подземную работу» заработал он лишь 7 тысяч рублей пенсии. Что нет нынче выгоды заниматься выращиванием на продажу той же птицы в частном хозяйстве да и другой живности. Что не больно желает молодежь работать… Да много еще чего. Но Фитисенко — оптимист.

Хоть весенний да летний день год кормят и в хозяйстве дел невпроворот, не мог не показать мне заядлый голубятник своих любимцев. Около 100 воркующих птах обитает у него. Забралась я на голубятню, посмотрела, как птицы бойко клюют рапс, просо, горох, семечки. Полюбовалась на парящих в голубом небе красавцев. А Константин Васильевич, по-моему, немного романтик, все приговаривал, глядя в высоту:

— Бакинцы (бакинская порода голубей. — Прим. авт.) — бойные голуби. Слышите, как стучит крылом о крыло: садятся, крылья аж в крови. Зато звук какой — чистая музыка!

3211

Комментирование данного материала запрещено администрацией.