Когда деньги делают время

11:26 — 16.08.2012

Ирина Мухина

Когда деньги делают время

11:26 — 16.08.2012

Ирина Мухина


«Время — деньги» — расхожая формула жизни деловых людей. Но персонаж нового фильма «Космополис», дама-идеолог финансового всевластия, переворачивает давнюю модель: это деньги начали делать время, управляя настоящим и будущим.

Об этом и не только получилась футуристическая драма знаменитого представителя независимого кино Северной Америки, канадца Дэвида Кроненберга. В античности полисом называли город-государство. Космополис будущего представляет собой уже мир-город. Им стал Нью-Йорк, по которому едет в своем лимузине-офисе на колесах 28-летний миллиардер Эрик Пэккер. Сотрудники величают его провидцем за уникальную способность просчитывать вперед ситуации на финансовом рынке. Он приумножает виртуальные деньги за секунды днем и ночью. При том лишен даже радости слышать хруст купюр. Ведь реки мирового богатства проходят в виде потоков информации через его напряженно работающий мозг, не затрагивая эмоций. То, что дает сознание вселенского могущества, одновременно отнимает почти все остальное. Теплота общения, острота желаний, истинная радость и пронзающая боль — живое, делающее человеком, кажется, навсегда покинуло молодого гения. Придаток глобального Молоха, он неотделим от своего рабочего места, которым на 24 часа стал лимузин, медленно, с редкими остановками движущийся в другой конец опасного города. В авто хозяин проводит совещания, решает деловые задачи, справляет нужду, в том числе — сексуальную, подвергается ежедневному медицинскому осмотру. Эрик, словно самый жалкий раб, прикован к своей галере, устремленной в виртуальное никуда. Служение невидимым, не пахнущим, плодящимся где-то деньгам настолько выхолостило душевную суть, что даже с молодой красивой женой финансист не в состоянии наладить минимальный человеческий контакт.

Нет, он пока не машина. Пару раз на глаза даже наворачиваются слезы. Но такую реакцию вызывает не реальность, а минувшее. То, что уже испепелило солнце денег, — воспоминание Эрика об отце, любовь к музыке, когда-то дававшей жизненную энергию. А ныне… Он впервые не смог угадать поведение юаня, и часть его сознания начала «зависать». Без причины убивает собственного охранника, простреливает себе руку. Словно пробует через боль и жестокость испытать нечто сильное, вернуться от компьютерной функции к утраченному 4D бытию. Не получается. Глядя на его метания, вспоминаешь Лермонтова:

И ненавидим мы, и любим мы случайно,

Ничем не жертвуя ни злобе, ни любви,

И царствует в душе

какой-то холод тайный,

Когда огонь кипит в крови.

Однако мир, проплывающий за окнами бронированного авто миллиардера, — бунтующий, скорбящий о смерти очередной поп-звезды, суетящийся, — он тоже выхолощен до абсурда. Эрик информирован о готовящемся на него покушении. Отправляясь подстричься к парикмахеру отца через весь кипящий злобой космополис, он не только ностальгирует, а явно искушает неизвестного убийцу и себя самого. Встреча с киллером лицом к лицу состоялась. И до чего же жалок оказался даже посланец смерти! Он плоть от плоти реальности вне лимузина. Бывший служащий Пэккера, изуродованный болезненной завистью к успеху патрона, одержимый своими фобиями, просто вожделеет недоступной ему «роскошной» жизни. Той, что без пули убивает, почти убила самого Эрика. Трагичный парадокс времени, которым правят только деньги. Потому неважно, богач или бедняк выстрелит в финале в своего антипода. Они — всего лишь две стороны одной медали. Спасенья нет никому.

Апокалипсическую картину цивилизации, основанной лишь на капиталистических ценностях, нарисовал в своей кинокартине Д. Кроненберг, взяв за основу роман «Космополис» Дона Делилло, вышедший в 2003 году. Недавнее пророчество возможного скорого будущего.

1872

Комментирование данного материала запрещено администрацией.