Женихи из колонии

07:00 — 02.08.2012

Юлия Полякова

Женихи из колонии

Автор фото: Юрий Правдин

Женихи из колонии

07:00 — 02.08.2012

Юлия Полякова

В Лыскове предстали перед судом трое сидельцев местной колонии. То, что они отбывали наказание, не стало препятствием для осуществления грандиозных планов. В оборот взяли женщин, мечтающих устроить свою личную жизнь.

Авторитет

У Алексея Труфанова (имена и фамилии всех пятерых обвиняемых изменены) богатая криминальная биография. Получив третью судимость за разбойное нападение и угон машины, он отправился в колонию на 10 лет 8 месяцев. В ИК-16, что в поселке Просек, уроженец Арзамаса оказался на особом положении. Человек неглупый и волевой, Труфанов обладал исключительными способностями подчинять себе людей. Вокруг него сплотилась группа около 70 человек, для которых его слово было законом.

Следствие считает, что именно Труфанов разработал преступный план получения больших доходов. Детали 27-летний арестант обсудил с близкой подругой Екатериной Уткиной, приехавшей к нему на очередное свидание. Та согласилась во всем помогать. Успех предприятия зависел также от стараний Дениса Воробьева и Михаила Курицына, которых Труфанов выбрал для «черной» работы.

«Единственная, откликнись!»

Сотовый телефон на зоне — предмет запрещенный. Главное управление Федеральной службы исполнения наказаний в регионе, как мы уже писали, ставит заслоны, но мобильники все же попадают в колонии — спрятанные в вещах и даже в консервных банках, закатанных промышленным способом. Как рассказал нам старший следователь по особо важным делам следственной части Главного управления МВД по Приволжскому федеральному округу Андрей Ерофеев, у Труфанова и его сообщников одновременно находилось в пользовании по 20–30 телефонов, сим-карты которых были оформлены на посторонних людей.

В чаты двух нижегородских телеканалов с мобильников полетели сообщения: «Познакомлюсь с полной девушкой. Единственная, откликнись!» Распечаток этих текстов на столе у следователя Ерофеева — пачка приличной толщины. «Полной» — это чтобы уж наверняка повезло. У таких вроде как чаще проблемы с поклонниками. При этом аферисты и сами смотрели телевизор, записывали телефоны женщин, желающих познакомиться.

Денис Воробьев мог кому угодно влезть в душу. Именно он общался с «невестами». Недели ежедневных разговоров по телефону запросто хватало, чтобы женщина влюбилась в этот приятный голос и образ, который парень высокохудожественно создавал. Он не скрывал, что отбывает наказание. Но за что? Его жену и ребенка убили наркоманы. Он поклялся жестоко отомстить и сделал это. Дали срок… Другой вариант: жена, которую любил больше жизни, умерла в больнице. Врачи могли спасти ее, но не спасли. Он поклялся жестоко отомстить… Далее — по тексту первого варианта. На женщин, у которых от жалости до любви один шаг, это производило впечатление. На самом деле Воробьев сидел за кражи и грабежи.

Новая знакомая просила прислать фотографию и получала mms-сообщение. С экрана мобильника смотрел симпатичный молодой человек спортивного телосложения. Ей, конечно, было невдомек, что гражданин Захаров давно
освободился из колонии и понятия не имеет, что его фоткой кто-то распоряжается. Внешние данные самого Воробьева не совсем соответствовали стандартам мужской красоты.

«Жених» с легкостью выведывал подробности жизни своей жертвы. Убедившись, что живет одна (так проще, не с кем посоветоваться) и достаток имеется, звал замуж. Ведь сидеть ему меньше года. На самом деле — четыре, но кто ж об этом знает? «Ты — та, которую я искал всю жизнь!» Действовало безотказно.

Бриллианты для любимого

Ради своего счастья женщины были готовы на все. Начинался «развод». Воробьев сообщал, что может освободиться условно-досрочно, но нужны деньги на адвоката и взятки работникам колонии. С первой жертвы, борчанки, Воробьев под чутким руководством Труфанова вытянул за месяц в пять приемов 95 тысяч рублей и микроволновку, которую женщина специально купила за 10 тысяч «для адвоката».

— Деньги и вещи у потерпевших забирала Уткина, — рассказывает Андрей Ерофеев. — Труфанов постоянно держал с ней связь. В организованной преступной группе у нее была роль бухгалтера. Уткина представлялась хорошей знакомой Воробьева, уверяла, что все ему передаст. Женщины верили… Был и другой способ. Жертве предлагалось отправить деньги блиц-переводом. Злоумышленник сообщал паспортные данные кого-то из знакомых, который деньги получал и передавал Уткиной, ни о чем не догадываясь.

Фантазия жуликов была неистощима. Деньги и ценные вещи Воробьеву требовались то будто бы на срочную операцию, то на взятки врачам, которые дадут документы для условно-досрочного освобождения, то на вызволение из штрафного изолятора. Меньше чем за год вытянули денег и ценностей на 550 тысяч рублей.

— Звонили каждый день, торопили: деньги нужны срочно, — продолжает Андрей Ерофеев. — Все было направлено на то, чтобы жертва не успела подумать, посоветоваться. Одна из женщин, павловчанка, за день оформила четыре кредита на 77 тысяч рублей. Воробьев обещал, что будет сам вносить деньги для их погашения, но, конечно, не собирался этого делать.

В списке ценностей, с которыми расстались поверившие в свое счастье женщины, телевизор почти за 40 тысяч рублей и тумба под него, 2 музыкальных центра, 2 фотоаппарата, 5 мобильников, серьги и кольцо с бриллиантами, золотые цепь и браслет, ноутбук, автомобиль «Форд». Деньги «для адвоката» шли, в частности, на посылки в колонию. Труфанов угощался красной икрой, балыком и другими деликатесами.

Обманутым женщинам сообщали, что разговор о свадьбе — шутка, звонки прекращались. Расчет был на то, что рассказать кому-то об этой истории они не решатся: стыдно. Так и было. Но одна из пострадавших все-таки обратилась в полицию.

Следствие длилось больше года. Много времени ушло на поиск потерпевших и работу с ними. Случившееся стало для них тяжелым ударом. Это нормальные образованные женщины. Одна из них, например, работала в рекламной службе на телевидении. Удалось выйти на шестерых пострадавших, но не исключено, что их больше…

Волшебная доверенность

Злоумышленники также вымогали деньги у других заключенных — из числа сирот, инвалидов, у которых на сберкнижках имелись пенсии и пособия. Труфанов как старшина отряда ведал хозработами. Жертву заставляли трудиться с утра до вечера, в ход шло моральное и физическое давление — «ломали», как правило, за неделю. Потом стараниями Уткиной из Лыскова в колонию приезжал нотариус. Он, к слову, уже осужден за подделку документов. Оформлялась доверенность на кого-то из знакомых, родственников Екатерины. С документом — в банк. В распоряжении преступников оказывались все сбережения жертвы. С пятерых получили миллион рублей. 340 тысяч из этой суммы у Уткиной изъяли.

В афере также участвовала Наталья Милюкова. На май прошлого года была намечена ее свадьба с Воробьевым, но вместо поздравлений пришлось слушать вопросы следователя.

2999

Комментарии (1):

20:01 — 05.08.12, Сормович

Самый главный вопрос при описании в прессе криминала в России - почему авторы и редакторы боятся назвать истинные имена обвиняемых и преступников?
Или они в путинской России такие "священные коровы"?
А ведь ЛЮДЯМ нужно знать врага в лицо и поименно.
Вопрос Юлии Поляковой. Решитесь ответить?

Комментирование данного материала запрещено администрацией.