Право на защиту

16:59 — 30.07.2012

Алексей Ларин

Право на защиту

16:59 — 30.07.2012

Алексей Ларин


Без малого 13 лет назад, в августе 1999 года, чеченские и арабские боевики под руководством Хаттаба и Басаева вторглись на территорию соседнего Дагестана с далеко идущими планами, но увязли в безнадежных боях с жителями нескольких приграничных сел. Эти жители не думали о «единстве России», о «борьбе с международным терроризмом» и о прочих высоких вещах. Они просто защищали свои семьи и свои дома от нападения бандитов. Защищали отчаянно, с оружием в руках. С ружьями, винтовками, многие — так даже и с автоматами. Защитили. Отбили. И стали героями.

Интересно, почему этим жителям никогда не вменялась статья о превышении необходимой самообороны? Почему этих жителей никто не обвинял в незаконном хранении и применении оружия? Словом, во всем том, в чем так любит обвинять наша полиция и прокуратура любого другого среднестатистического жителя России с оружием, или даже без оружия, защищающего, и защитившего, свой дом, свою семью или свою жизнь от посягательств и причинившего какой угодно, не говоря про смертельный, урон нападавшему.

Ну, да, ну, да, тогда фактически шла война (хотя формально войной это никогда не называлось, только контртеррористической операцией), обстоятельства были исключительными, применение силы — оправданным. Особенно если учесть, что федеральные войска далеко не сразу проявили такой же энтузиазм в противостоянии боевикам, как местные жители. Но для любого среднестатистического гражданина любое нападение на него или его дом является обстоятельством исключительным, априори оправдывающим вооруженный отпор. Когда к тебе лезут в дом с очевидным намерением убить и ограбить, когда банда подонков собирается изнасиловать твою жену или твоего ребенка, когда тебя подрезали и остановили на ночной пустынной дороге неизвестно кто, вопрос о правомерности применения оружия и пределах допустимой самообороны возникает, наверное, в последнюю очередь. Было бы оно еще, это самое оружие.

Но его-то как раз и нет. Не дозволяется законом иметь гражданам при себе настоящее оружие. А то, что дозволяется, нередко оборачивается против самих же граждан, осмелившихся применить его для защиты от нападения. Как случилось это с хозяином небольшой гостиницы под Анапой Сергеем Дмитриевым, осужденным на год ограничения свободы по статье «Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью». Осужденным за то, что в августе 2011 года с помощью травматического пистолета отразил нападение на свою гостиницу со стороны банды рэкетиров, вооруженных битами, пистолетами и ружьями и первыми открывшими огонь. В гостинице находились жена, дети хозяина и несколько постояльцев. В перестрелке с окопавшимися во дворе бандитами предварительно вызвавший милицию хозяин ранил троих. И вместо награды и благодарности пошел по статье.

Это не частный случай и не продажность полицейских, прикрывающих бандитов. Хотя и такое бывало, в пресловутой Кущевке например. Это системный законодательный подход российской правоприменительной практики, согласно которой, если есть пострадавший, значит, есть и преступник. И преступник обязательно должен сесть. И неважно при этом, что «преступник» всего лишь пытался защитить свой дом от нападения бандитов, а «пострадавшие» как раз за это и «пострадали». МВД отчитывается о полном отсутствии дел, когда в целях самообороны правомерно бы применялось, скажем, травматическое оружие. Естественно, таких дел не будет, они попросту не возбуждаются по статье о правомерном применении самообороны — только о неправомерном. Право карать и защищать государство оставляет только за собой; гражданам подобное право разрешается теоретически иметь, но не использовать.

Как раз против подобного подхода и направлена инициатива сенатора Торшина, который в минувший вторник выступил с экспертным докладом, обосновывающим необходимость введения в России свободного оборота короткоствольного оружия. Все услышали только слова о легализации короткоствольного оружия, и мало кто обратил внимание на другую законодательную новеллу, предложенную сенатором и неразрывно связанную с легализацией оружия: положение о презумпции невиновности хозяина частного дома, применившего оружие против грабителей или иных нарушителей частной собственности. Как бы ни обернулось дело в ходе защиты от нападения, пусть даже гибелью нападавшего, оборонявшийся, согласно положениям предлагаемого законопроекта, автоматически признается потерпевшим.

Это закон не о праве на убийство, как тут же подумали и заявили многие. Это закон о праве на защиту от убийства. На защиту от нападения. На защиту от грабежа и оскорблений. В такой большой и неупорядоченной стране, как Россия, полиция просто физически не в состоянии не то что защитить каждого отдельного гражданина от каждого возможного нападения, но даже и расследовать эти нападения, уже совершенные по факту. Но жить и чувствовать себя в безопасности многим хочется. Особенно представителям среднего класса, которые не могут позволить себе содержать охрану, как олигархи или чиновники, но которым есть что терять и защищать, которые обзавелись семьями и имуществом и которые очень не хотят чувствовать себя беззащитными перед какими-то обдолбанными психами или зарвавшимися рэкетирами. Вот сенатор Торшин и предлагает им взять свою защиту в свои руки. Вернее, дать им право на подобную защиту. И возможность это право реализовать.

Когда-то в послевоенном, послесталинском СССР власти вдруг осознали, что не способны обеспечить нормальным питанием всех граждан. И было принято революционное решение: наделить всех желающих 6 сотками частных земельных угодий. Миллионы граждан воспользовались этим правом на земельные участки, и миллионы граждан пополняли свой скромный продовольственный паек времен тотального дефицита продуктами, выращенными на своих 6 сотках. Может, воспользоваться этим опытом еще раз и передать гражданам часть функций, прав и обязанностей, которые само государство не в состоянии обеспечивать. Хотя бы тем, кто готов к этому.

1350

Комментирование данного материала запрещено администрацией.