Оружие – к бою!

07:00 — 26.07.2012

Алексей Ларин

Оружие – к бою!

Автор фото: Юрий Правдин

Оружие – к бою!

07:00 — 26.07.2012

Алексей Ларин

«Тот, кто предпочитает свободе безопасность, не заслуживает ни того, ни другого». Вышеприведенное высказывание Франклина наглядно иллюстрирует отношение американцев к личному оружию и всю бесполезность усилий тех, кто требует ограничить его распространение и ношение или запретить вовсе. Не ограничат и не запретят. Даже после колорадской трагедии, даже после 14 убитых и 70 раненных в кинотеатре очередным свихнувшимся стрелком. Американцы считают, что свобода и независимость, которые внушает им обладание личным оружием, стоят подобных трагических инцидентов. Они зажгут свечи в память о погибших, посадят и расстреляют их убийцу, но от личного оружия не откажутся. Потому что, скажут они, стреляет не оружие — стреляет человек.

Очередная попытка

С некоторых пор этот принцип хотят закрепить и в России. Не все, конечно, далеко не все. Людей, полагающих, что каждый гражданин имеет право на ношение и применение (пусть и по закону) оружия, у нас до сих пор меньше, чем в США. Хотя их количество медленно, но растет. Как активность «оружейного лобби», если, правда, такое определение применимо к общественным активистам, ратующим за легализацию короткоствольного оружия и законодательное расширение сферы его применения.

На этой неделе предпринята еще одна попытка повлиять на общественное мнение и позицию властей в данном вопросе. 24 июля вице-спикер Совета Федерации Александр Торшин выступил перед депутатами, сенаторами, членами Общественной палаты и представителями «стрелковой» общественности с докладом о реформировании российского оружейного законодательства. Доклад стал, фактически, пояснительной запиской к подготавливаемому им же законопроекту, разрешающему россиянам хранить короткоствольное оружие и использовать его в целях самообороны без уголовных последствий. Этот документ также будет представлен и в администрацию президента.

То, что законопроект (и сопровождающий его доклад) инициирован и представлен сенатором, не должно вводить в заблуждение относительно его дальнейшей судьбы. И не факт, что она в очередной раз не будет заблокирована многочисленными и влиятельными противниками данной инициативы — от силовых структур до деятелей церкви.

Да, на этот раз сторонники законопроекта настроены серьезно. Ими инициированы масштабные социологические исследования, заказаны экспертные оценки, подготовлены общественные слушания. Уже намечена предварительная дата внесения законопроекта на рассмотрение в Госдуму — январь 2013 года. И все равно не факт, что законопроект даже туда дойдет. А ведь он может быть провален и в Госдуме. Или обрасти таким количеством поправок и условий, что потеряет изначальный смысл. И рядовым гражданам, в отличие от силовиков и бандитов, по-прежнему будет практически невозможно легально приобрести (не говоря уже об использовании) пистолет, хоть бы и в целях самозащиты.

Вооружен и безопасен

Сторонники легализации короткоствольного оружия, упрощения его приобретения, ношения и применения оперируют понятиями простыми и доступными. В первую очередь, защитой и самозащитой. Авторы доклада доказывают, что с ростом числа легального оружия у населения резко падает количество преступлений. Бандиты перестают с легкостью нападать на граждан или вторгаться к ним в дом, зная или подозревая, что у тех есть ствол в кармане или под подушкой. И что им будет оказан вооруженный отпор. Законный отпор — вот что самое главное.

Пока что в России подчас все ровно наоборот — переусердствовавших в самообороне жертв преступлений зачастую самих отправляют за решетку. Чтобы пострадавшие не становились еще и жертвами правосудия, авторы доклада предлагают законодательно закрепить самооборонную доктрину «Мой дом — моя крепость», утвердить положение, что, если в частные владения врывается грабитель и хозяин его подстрелил, хозяин автоматически признается потерпевшим.

Доводы противников, предсказывающих резкий рост насилия и смертельных исходов, авторы доклада опровергают статистикой и ссылками на мировой опыт, который доказывает, что разрешение на хранение короткоствольного оружия вызывает снижение уровня преступности даже в близких по уровню жизни и менталитету населения странах. Например, в Молдавии, где пьют больше, чем в России, с момента принятия соответствующего законодательства в 1995 году количество убийств снизилось с 8,39 на 100 тысяч населения до 5,9 в 2007 году. В странах Прибалтики, по данным министерств внутренних дел этих государств, уровень преступности после такой же легализации оружия максимально падает на 40 процентов.

Кроме того, короткоствольное, да и вообще огнестрельное оружие, в отличие от травматического, легко опознается по серийному номеру и регистрации, что заставляет владельцев (законных) относиться к его применению взвешенно и разумно, имея в виду, что при действительно незаконном использовании их легко опознать и арестовать. Если, конечно, продавцы и контролирующие органы действительно серьезно относятся к своему делу, не продают стволы психам, наркоманам и уголовникам и тщательно регистрируют каждую проданную единицу. Иное дело, что перепродажу никто запретить не сможет, но при нужде от первоначального владельца всегда можно будет выйти на конечного.

В общем, все упирается не в практику применения — в мировоззренческие расхождения. Одни полагают, что безопасность граждан должна обеспечиваться исключительно государственными органами, другие — что граждане должны иметь право на вооруженную самозащиту. Есть только один способ сгладить эти расхождения: дать оружие тем, кто хочет сам себя защищать, и оставить всех остальных на попечении полиции.

Прямая речь

Рафаил Рудицкий, глава московской организации «Союз гражданского оружия»:

В целом короткоствольное огнестрельное оружие купит не более 1,5–3% от населения, то есть порядка 3–4 млн человек. 10 млн пистолетов — не будет такого никогда в жизни при любых ценах на оружие.

Димитрий Смирнов, глава синодального отдела по взаимодействию с правоохранительными учреждениями, протоиерей:

Сейчас у нас самое распространенное орудие убийства — это кухонный нож. Другое дело, когда разрешат стрелять, это будет гораздо эффективней. Если мы хотим не на миллион в год уменьшать население, а на два, то тогда, конечно, нужно всем раздать пистолеты.

Алексей Рогозин, глава общественной организации «Самооборона»:

Развитие рынков гражданского оружия имеет еще и экономическую составляющую, так как содействует развитию сразу нескольких отраслей промышленности, включая машиностроение, химию, легкую промышленность. Также это позволит активней развиваться и стрелковым видам спорта.

По страницам СМИ

«Инициатива узаконить хранение и ношение короткоствольного оружия может иметь не только общественные, но и экономические последствия. В России возможно появление нового крупного рынка по продаже пистолетов и револьверов с оборотом в сотни миллиардов рублей. Правда, до объемов аналогичного рынка в США будет еще очень далеко».

«Взгляд»

«Эксперты убеждены, что короткоствольное оружие не будет обращено против его владельцев. Все ссылки на особый русский менталитет и другие особенности национального характера специалисты отвергают и опровергают сухими цифрами статистики. Весь мировой опыт разрешения на хранение короткоствольного оружия показывает снижение уровня преступности, даже в близких по уровню жизни и менталитету населения странах».

«Известия»

Экспертное мнение

Мария Бутина, федеральный координатор движения «Право на оружие»:

«В России правоохранительная система функционирует по старым, не изменившимся с СССР принципам, где если есть убийство, то, значит, кто-то должен сесть в тюрьму. Государство, практиковавшее массовые расстрелы и классовые чистки, очень ревниво относилось к своей привилегии применения силы, даже если речь шла о совершенно оправданных ситуациях. Времена вроде бы изменились, но порой кажется, что смена исторических эпох обошла российскую правоохранительную систему стороной».


1538

Комментирование данного материала запрещено администрацией.